naval_manual (naval_manual) wrote,
naval_manual
naval_manual

Categories:

Николай II и теория генерального сражения

Вдохновение и разочарование.

Статья "Советской военной энциклопедии", посвящённая Ютландскому сражению, заканчивается следующими - поистине драматическими - словами:

Оно знаменовало окончат. крах идеи "генерального мор. сражения" как гл. способа достижения цели вооруж. борьбы на море.

Формулировка отличная. Цепкая, запоминающаяся, и, как и положено правильной энциклопедической формулировке, соответствующая - и закрепляющая - принятый взгляд на вещи (принятому отнюдь не только в пределах нашего Отечества).

Подобная формулировка в отношении сражения Цусимского показалсь бы неуместной. Да и в целом, кажущаяся разница в ходе боевых действий на море во время русско-японской и Первой мировой столь велика, что эти войны обычно разводят по разные стороны условного водораздела.

В отечественной традции можно выделить два способа "разведения". Один предложил С.Г. Горшков. Заметим к слову - будучи председателем "флотской" комиссии по составлению СВЭ, он в свою книгу указанную выше формулировку включать не стал. Тем не менее, попытку обозначить существенное различие предпринял:

...Ютландское сражение показало, что переносить в новые условия опыт русско-японской войны по использованию крупных однородных линейных сил флота в качестве главных и единственных для достижения победы в борьбе на море ошибочно. Сражение стало той границей, за которой наступала пора признания необходимости взаимодействия в морском бою разнородных сил и средств флота.

С этой формулировкой согласиться можно только частично - и при позитивном отношении к автору. Цусимское сражени тоже было сражением существенно разнородных сил: разные корабли были сведены в разные тактические единицы, которым были поставлены боевые задачи, соответствующие их назначению. Касалось это обеих сторон. Да, в Ютландском сражении степень неодродности была выше - обе стороны пытались использовать подводные лодки и авиацию. Однако, точно так же можно сказать, что степень неодродности сил в Цусимском сражении была выше, чем в бою у м. Шантунг или в сражении у Ялу (и Цусима безусловно была много сложнее боёв у Лиссы или Сантъяго-де-Куба).

Второй традиционной для отечественной литературы схемой "разведения" русско-японской и Первой мировой является идея о переходе к "систематическим боевым действиям" как основной форме ведения борьбы на море. С этой схемой нельзя согласиться никак. Эти самые "систематические боевые действия" были основным содержанием кампании 1904 г. При этом первые "Восемь атак Порт-Артура" стали просто идеальным образцом того, как такие действия ведут к достижению крупных оперативных и стратегических результатов. Во время Первой мировой на те же высоты забраться удалось разве что Эбергарду с Колчаком (но их было двое, а на достижение высот потребовалось два года), во время Второй мировой - только Кингу и Нимицу в феврале-июне 1942 г. Помимо этого образца, русско-японская война дала нам и другие систематические примеры, среди которых можно выделить и организованные В.К. Витгефтом действия у Порт-Артура в мае-июле 1904 г., и организованную Н.И. Скрыдловым систематическую деятельность Владивостокского отряда крейсеров в июне-августе 1904 г. Цусимское сражение - сражение, организованное как сражение неоднородных сил с обеих сторон, а кампания 1904 г. - кампания, в которой обе стороны прибегали к систематическим боевым действиям.

Тем не менее, русско-японская отличалась от Первой мировой тем, что исход её был определён в двух крупных сражениях - у м. Шантунг и при Цусиме. В первом случае русские потеряли шансы на полноценную победу, второе - привело к поражению России. Этот факт заслонил собой ценность систематического боевого опыта. То обстоятельство, что исход Цусимского сражения был определён в состязании двух линий, "прячет" от аналтиков существенную неоднородность участвовавших в сражении сид.

Между тем, обоих сражений вполне могло не быть. И то, и другое случились по воле вполне конкретного человека - Николая II. Именно он окончательно разрешил спор В.К. Витгефта и Е.И. Алексеева - русская эскадра вышла на бой 28 июля (10 августа) 1904 г. потому, что так повелел император. Случай с Цусимским сражением сложнее, однако стоит заметить, что принять популярное альтернативное решение - отозвать эскадру или начать переговоры до сражения - мог только и лично Николай II. Есть основания предполагать, что подобная альтернатива была ему понятна - но он, так или иначе, эту альтернативу не принял. Мотивы, очевидно, были внутриполитические - Николай II лично послала эскадру, и решение о её возвращении стало бы свидетельством личной слабости императора. Впрочем, для темы настоящего разговора эти мотивы ключевыми не являются. Дело в другом.

Русско-японская война не могла не вдохновить, и, в конце концов, действительно вдохновила сторонников радикального мэхэнианства. "Боевой опыт показал", что сражения являются ключевыми событиями, что генеральное сражение возможно, а последствия его могут превзойти самые смелые. Таким образом, русско-японская война способствовала укреплению навализма и развитию самых радикальных его дериваций, "боецентричных" концепций, в которых главным был вопрос о победе в бою - а не о мерах по организации самого мероприятия боя или действиях другого рода.

На этом фоне Первая мировая, бесплодная в смысле больших линейных сражений, разумеется, представлялась и представляется кризисом. Так оно, с одной стороны, и было. Со стороны другой, стоит заметить, что один проницательный теоретик - Теофиль Об - этот кризис предсказал не позднее 1882 г. Другой, не менее проницательный теоретик, Джулиан Корбетт, назвал проблему организации боя главной проблемой морской войны в 1911 г. Таким образом, Корбетт не стал слепо следовать вроде был очевидной демонстрации "боевой опыт". Сила Корбетта как теоретика в данном случае очевидна. Можно попробовать формализовать методику, которая позволит воспроизводить достижения Корбетта - хотя бы в малой степени.

Сражения при Шантунге и Цусиме случились по воле одного человека - Николая II. Это не значит, что другие люди - например, Того - этой воле противились. Это значит, что, реши Николай II иначе, сражений бы не было. При этом альтернативные решения были возможны, они предлагались и рассматривались. Сочетание этих двух обстоятельств - ключевая роль решения одного человека при наличии известных этому человек альтернатив - можно назвать ситуацией, которая даёт нам "субъективный боевой опыт". Махровых навалистов всего мира вдохновила не русско-японская война, а лично Николай II.

Другой пример подобной субъективности всё в том же контексте "генерального сражения" даёт нам сражение в заливе Лейте. Тот факт, что во время войны на Тихом океане японская и американская линии так и не сошлись в бою, многим представляется показательным. Между тем, окончательное решение в этом вопросе вынес один конкретный человек - а именно, американский адмирал Уильям Хэлси.

Вечером 24 октября 1944 г. Хэлси, как известно, оказался перед выбором, какому из японских соединений - "центральному" или "северному" - следует уделить внимание утром следующего дня. Среди трёх рассмотренных Хэлси альтернатив две предполагали сражение с соединением Куриты. Полноценное дневное сражение с участием главных линейных сил с обеих сторон. То есть то самое событие, отсутствие которого считается существенной частью "боевого опыта" как элемента культуры. Хэлси, как известно, выбрал третью альтернативу и ушёл на север. Здесь важно не только то, что Хэлси выбрал "неправильное" решение - важно ещё и то, что днём 25 октября он, под давлением новых обстоятельств, выбрал решение, отброшенное предыдущим вечером: а именно, он наконец решил разделить свои силы. Линкоры с одной авианосной группой бросились в погоню за соединением Куриты, две другие авианосные группы продолжили избинение сил Одзавы. Если бы решение, принятое Хэлси днём 25 октября, было принято вечером 24 октября, генеральное линейное сражение на Тихом океане состоялось бы. Если Николай II лично вдохновил мореманов, то разочаровал их лично Хэлси - а не "опыт Второй мировой".

Случай Хэлси - как и случай Николая II - можно формализовать. В случае с Хэлси можно сказать, что догма "концентрации сил" лишила его шанса разбить оба соединения противника, от этой догмы отказавшегося. В случае с Николаем II, можно, например, порассуждать о проблемах управления и конфликта высшего начальства с непосредственными начальниками в поле. Или о "примате внутренней политики", каковой, видимо, сделал возможным Цусиму. Так, или иначе, сталкиваясь с примерами "субъективного боевого опыта", следует обращать особое внимание на факторы, влияющие на принятие конкретного решения конкретным человеком - и избегать безличных формулировок типа "опыт войны показал".

Tags: Вторая мировая, авианосцы, вопросы методологии, линкоры, русско-японская, теория
Subscribe

Posts from This Journal “русско-японская” Tag

  • Вопросы методологии. Метод "третьего объекта"

    Не очень красивый, но точный заголовок. Упоминание линкоров, в сочетании с упоминанием самолётов и ракет, вызвало живую реакцию. Так бывает почти…

  • Учиться настоящим образом

    Трудный выбор. Одной из главных, и даже, пожалуй, главной проблемой российского флота в войне с Японией было то, что наш флот не был…

  • Поучительная история

    Как интерпретировать снарядный ответ. Завершение снарядного сериала заслуживает развёрнутого комментария. Тема, полагаю, была интересна многим…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 92 comments

Posts from This Journal “русско-японская” Tag

  • Вопросы методологии. Метод "третьего объекта"

    Не очень красивый, но точный заголовок. Упоминание линкоров, в сочетании с упоминанием самолётов и ракет, вызвало живую реакцию. Так бывает почти…

  • Учиться настоящим образом

    Трудный выбор. Одной из главных, и даже, пожалуй, главной проблемой российского флота в войне с Японией было то, что наш флот не был…

  • Поучительная история

    Как интерпретировать снарядный ответ. Завершение снарядного сериала заслуживает развёрнутого комментария. Тема, полагаю, была интересна многим…