naval_manual (naval_manual) wrote,
naval_manual
naval_manual

Categories:

Небольшое развлечение. Обстрел аэродрома Хирара линкорами "Кинг Джордж V" и "Хоу"

Совсем другое дело.

Удар японских линкоров «Конго» и «Харуна» по аэродрому Гендерсон-Филд не был единственным эпизодом такого рода во Второй мировой. Аналогичные мероприятия с участием линкоров или крейсеров проводили и сами японцы, и американцы, британцы. Результаты и последствия таких операций могли сильно отличаться, но, как таковые, они стали одной из типичных форм применения крупных артиллерийских кораблей.

Сегодняшний текст посвящён истории удара британских линкоров и крейсеров по аэродромному узлу на о. Мияко 4 мая 1945 г. В основу описания положены рапорты британских адмиралов, текст Джона Хоббса и информация с сайта armouredcarriers.com. Описание, к сожалению, будет сугубо односторонним, без использования информации с японской стороны. Это обедняет нарисованную картину, однако, имеющегося достаточно для того, чтобы сделать некоторые выводы.

План

Описанный эпизод случился во время боёв за Окинаву. В этой операции активное участие принимали корабли Британского Тихоокеанского флота (British Pacific Fleet, BPF). Ударной силой BPF было авианосное соединение, получившее американское тактическое обозначение TF57. Действия TF57 обеспечивала отдельная группа снабжения, TF112.

Авианосным соединением командовал вице-адмирал Бернард Роулингс. Командовавший в начале войны линкором «Вэлиэнт» и 1-й линейной эскадрой, Роулингс в американском флоте наверняка получил бы ярлычок «чёрного ботинка». Его заместителем в должности и одновременно командующим авианосцами TF57 был контр-адмирал Филипп Виан. Он тоже не был авиатором, но, будучи моложе Роулингса, до «линкорных» постов во время войны дорасти не успел. Один из наиболее известных британских адмиралов Второй мировой, герой Сирта, первый опыт командования авианосным соединением получил в сентябре 1943 г. – во время высадки в Салерно он командовал Force V, соединением эскортных авианосцев, обеспечивавших непосредственную поддержку десантной операции. Роулингс и Виан назначения на BPF получили в 1944 г., и первый боевой опыт приобрели во время операций против Суматры.

Американцы скептически относились к возможностям BPF, да и само прибытие британцев к разбору японских шапок не вызвало должного отклика как минимум у американского главкома, адмирала Кинга. В итоге во время операции против Окинавы соединение Роулингса получило вспомогательную задачу: британцы должны были нейтрализовать аэродромы на островах Исигаки и Мияко, примерно в 150 милях к юго-западу от Окинавы. Основные силы японской авиации в то время были сосредоточены в метрополии. Роль TF57 в операции «Айсберга» можно было сравнить с ролью, которую немцы отвели румынам и итальянцам в Сталинградской битве.

Британское соединение дважды выходило на позиции. Первый сеанс состоялся 26 марта – 20 апреля 1945 г.: из 26 дней 12 были ударными, остальные приходились на дозаправку и пополнение авиагрупп в море. Для решения основной задачи – нейтрализации японской авиации – использовалось сочетание бомбовых ударов и воздушной «блокады» аэродромов противника истребителями. Стоит отметить, что, помимо действий против Мияко и Исигаки, TF57 так же нанесло удары по аэродромам на Формозе – эта дополнительная задача вдохновила британцев.

Всего «в первой серии» британская палубная авиация, по отчёту Виана, совершила 2 429 боевых вылетов. При этом были потеряны 59 самолётов (из них только 19 – в боях). Потери противника Виан оценил так – 30 самолётов сбиты в воздушных боях, 97 уничтожены или повреждены на земле, ещё 3 «камикадзе» погибли в атаках. Виан считал такой бизнес «нерентабельным» (unremunerative), однако сам характер операции исключал, по его мнению, возможность нанесения противнику по-настоящему серьёзных потерь.

Хоббс даёт более подробные – и несколько отличающиеся в деталях – данные. Британские самолёты совершили 2 444 вылета – 483 приходились на долю торпедоносцев «эвенджер», 1961 вылет сделали истребители. Общий вес сброшенных на цели бомб составил 412 тонн, кроме того, британские самолёты израсходовали 315 ракет. В боях были уничтожены или повреждены 134 японских самолёта и около 100 мелких судов и сампанов. Британцы потеряли 68 самолётов и 34 экипажа, кроме того, ещё 19 человек погибли, а 17 получили тяжёлые травмы и ранения.

Все боевые потери британцы понесли от зенитной артиллерии. Потери были если не «тяжёлыми», то чувствительными - жертвами зенитной артиллерии были ударные «эвенджеры», при этом было потеряно порядка 25% от списочной численности ударных эскадрилий. Этот факт, видимо, особенно тревожил Виана, поскольку в самом последнем параграфе рапорта об операциях в марте-апреле было сказано:

В заключение должен заметить, что позиции неприятельской зенитной артиллерии на Мияко не были подавлены и продолжали причинять потери нашим самолётам: имеющиеся у нас фугасные бомбы оказались неподходящими для их нейтрализации: вероятно, они могут быть приведены к молчанию бомбардировкой по площадям. Любое усилие в этом направлении будет тепло встречено нашими лётчиками.

[Оригинальный текст]

I should say in conclusion that the enemy flak positions on Myako are unsubdued and continue to inflict casualties on our aircraft: the high explosive bombs with which we are provided have proved unsuitable for their reduction: it is believed that the positions might be neutralised by an area bombardment. Any such effort would be warmly appreciated by all our aircrews

.
Этот вывод стал отправной точкой для изменения основной идеи операции Вечером 20 апреля TF57 ушло для отдыха и пополнения в залив Лейте. В начале мая британцы вернулись на позицию с новым планом.

В распоряжении Роулингса имелись 4 авианосца (всего примерно 220 самолётов, в т.ч. 150 истребителей, 70 торпедоносцев), 2 линейных корабля, 3 лёгких крейсера, 2 крейсера ПВО и 14 эсминцев. Организованы они были следующим образом:

1-я линейная эскадра: «Кинг Джордж 5» (флаг Роулингса), «Хоу».

1-я эскадра авианосцев: «Индомитэбл» (флаг Виана), «Викториэс», «Формидэбл», «Индефатигэбл».

4-я эскадра крейсеров: «Сфитшур» (флаг), «Уганда», «Гамбия», «Юриалес», «Блэк Принс».

25-я флотилия эсминцев: 6 кораблей  типа U.

4-я флотилия эсминцев: 5 кораблей типа Q.

27-й дивизион эсминцев: 3 корабля типа W.

Роулинг решил использовать свои силы следующим образом:

а) аэродромы на Исигаки и Мисима должны были быть выведены из строя ударами авиации;

б) корабельная артиллерия должна была подвить зенитную артиллерию и нанести дополнительные повреждения взлётным полосам;

в) над аэродромами должны были быть развёрнуты блокирующие патрули истребителей.

В первый день операции, 4 мая, корабельноая артиллерия должна была вспахать аэродромы на о. Мияко (рис. 1). Обстрел был намечен на полдень, при этом авианосцы должны были держаться в 30 милях к югу от группы обстрела. Для бомбардировки выделили 1-ю линейную эскадру, 4-ю эскадру крейсеров и 25-ю флотилию эсминцев, всего – 2 линкора, 5 крейсеров и 6 эсминцев. В охранении авианосцев оставались 8 эсминцев 4-й и 27-й флотилий.



Рисунок 1 - Карта о. Мияко, использовавшаяся британцами для планирования операций. Расположенный в центре острова крупный аэродром Хирара должен был стать цель линейных кораблей, крейсера должны были обстрелять расположенные на южном берегу острова аэродромы Сукама и Нобара

Операция

Ранним утром 4 мая, в 05.40, TF57 приступило к «работе»: с авианосцев взлетели первые истребители боевого воздушного патруля. В этот момент TF57 находилось в точке  23° 44' N 125° 11' E, на расстоянии примерно 65 миль от Хирара. Спустя десять минут радары британских кораблей засекли «авиационную активность» над японскими островами. Небольшая группа приблизилась к флоту, «хэллкеты» сбили один самолёт и отогнали остальные.

В 06.05 первая ударная группа отправилась для атаки Мияко, в 08.15 другой страйк ушёл к Исигаки. Вскоре после этого, в 08.27, британцы «засекли» одиночный японский самолёт, приблизившийся к TF57 на большой высоте. Истребители не смогли перехватить цель из-за недостатка кислорода, «слепая» стрельба зенитной артиллерии в облака результата так же не дала – японский самолёт ушёл невредимым. Между тем, около 08.30 вернулась первая ударная группа. Зенитный огонь над Мияко снова был силён, один «эвенджер» сбили.

Появление японского разведчика вызвало определённые колебания у Роулингса. В рапорте он рассказал об этом примерно так:

Прежде, чем решить отделиться от авианосцев для бомбардировки, я взвесил следующие соображения:

а) необходимость обстрела в стремлении к подавлению огня зенитной артиллерии на берегу;

b) сообщение о том, что условия для обстрела были превосходными;

с) влияние на боевой дух кораблей группы обстрела было бы наиболее ценным.

С другой стороны, я принял во внимание тот факт, что флот был обнаружен [противником]. Это само по себе не было чем-то особенным, и случалось ранее неодкоратно - при этом за обнаружением не следовали атаки.

[Оригинальный текст]

Before deciding to disengage from the carriers for bombardment I weighed up the following considerations:

(a) The need for bombardment in an endeavour to reduce A.A. fire ashore.

(b) Conditions for bombardment near thetarget had been reported as excellent.

(c) The effect on morale of ships of the bombarding force would be most beneficial.

To be balanced against this I took into consideration the fact that the Fleet had been sighted. That in itself was nothing strange, and had happened several times before without being followed by any attack on the Fleet.

Роулингс поделился сомнениями с Вианом. Последний так же считал возможным всё-таки выполнить бомбардировку. В 10.00 линкоры и крейсера отделились от авианосцев, оставшихся на попечении 8 эсминцев – в этот момент TF57 находилось в точке 23° 54' N 125° 10' E, примерно в 55 милях от главной цели удара.

Увеличив скорость до 24 узлов, корабли Роулингса направились к цели. Вскоре над ними появились «корсары», в задачу которых входило не только обеспечение «воздушной безопасности», но и корректировка стрельбы.

В 11.55 группа обстрела прибыла в назначенную точку, уменьшила скорость до 15 узлов и леглан на курс 70°, примерно параллельно южному берегу Мияко. Пара линкоров шла в кильватер, в сопровождении эсминцев. Крейсера ПВО – «Блэк Принс» и «Юриалес» – заняли позицию ближе к берегу. Три лёгких крейсера выстроились кильватером на расстоянии 3 миль по пеленгу 270° от флагмана – т.е. на левой раковине «Кинг Джордж V».

Первыми в 12.05 открыли огонь линкоры и крейсера: флагман вёл огонь по взлётно-посадочным полосам аэродрома Хирара, «Хоу» обстреливал позиции зенитной артиллерии дальше к северу. Тем временем, «Блэк Принс» и «Юриалес» обстреляли позиции зенитной артиллерии у аэродрома Нобара снарядами с дистанционными взрывателями – разрывающиеся в воздухе снаряды должны были обеспечить поражение укреплённых позций сверху. Очевидно, по тем же целям вели огонь и 133-мм орудия линкоров. Главный калибр «Кинг Джордж V» и «Хоу» «работал» с расстояния в 25 000 ярдов (12,5 миль), дистанция до целей крейсеров составляла 17 000...18 000 ядров  (8,5...9 миль). После завершения обстрела Нобары 133-мм снарядами в дело вступили лёгкие крейсера: «Сфитшур» и «Гамбия» обстреляли взлётно-посадочную полосу аэродрома Нобара, «Уганда» нанёс удар по аэродрому Сокама.

Обстрел продолжался чуть более 40 минут – в 12.47 корабли легли на обратный курс и увеличили скорость до 25 узлов. Воссоединение с авианосцами состоялось примерно через полтора часа, в 14.20, а в 14.50 TF57 сформировало стандартный ордер ПВО.

Последствия

За время обстрела линкоры израсходовали 195 фугасных 356-мм и 378 133-мм снарядов («Кинг Джордж 5» – 77 356-мм и 188 133-мм, «Хоу» – 118 356-мм и 190 133-мм), крейсера – 598 фугасных 152-мм и 378 133-мм. Детальных сведениях об итогах удара в британских источниках нет. Сфотографировать результаты стрельбы флагманского линкора не удалось. При этом поначалу корректировщик сообщал, что его снаряды постоянно ложились перелётами, затем же связь с самолётом и вовсе была потеряна – сотрясения от стрельбы вывели из строя передатчик на корабле, при этом управление истребителями пришлось передать «Хоу». Стрельба «Хоу» и других кораблей – по данным фотоконтроля – была точной. Так, или иначе, на следующий день, 5 мая, во время ударов авиации по Мияко японская зенитная артиллерия огня не открывала.

Как ни странно, поздние комментаторы, равно как и некоторые участники событий, были склонны оценивать операцию как неудачную. Дело в том, что вскоре после отделения группы обстрела авианосцы Виана подверглись атаке относительно большой – до 26 самолётов, по британским данным – группы японской авиации. В атаке участвовал самолёт управления, который британцы называли «гестапо» – полагая (вероятно, ошибочно), что его задачей является так же «подталкивание» камикадзе к решительному шагу.

Так, или иначе, атака была хорошо скоординирована и принесла результаты. Активными манёврами японцам удалось «растащить» боевой воздушный патруль и сбить с толку операторов радаров. Три камикадзе поразили цель. Флагман Виана, «Индомитэбл», получил относительно лёгкие повреждения – тем не менее, его радар вышел из строя. «Формидэбл» пострадал сильнее. В 11.31 камикадзе и сброшенная им бомба поразили полётную палубу вблизи острова. В результате были убиты 8 и ранены 47 человек, уничтожены 11 стоявших на палубе самолётов (10 «эвенджеров», 1 «корсар»), пришлось временно вывести из действия одно котельное отделение, из-за чего скорость корабля – а с ним и всего соединения – уменьшилась до 18 узлов. Поднявшийся над «Формидэблом» столб дыма был виден на кораблях Роулингса – из-за этих событий обстрел Мияко пришлось прекратить чуть раньше, чем планировалось.

Впрочем, повреждения «Формидэбла» оказались не столь сильны – бронированная полётная палуба сослужила службу. Пожары удалось быстро взять под контроль, уже в 12.54 корабль давал 24 узла. Вмятину на полётной палубе «залатали» цементом и досками, и в 17.00 корабль смог принять 13 своих «корсаров», нашедших временное убежище на других авианосцах.

Обсуждение

Многие сочли, что японская атака оказалась успешной именно из-за отсутствия линкоров и крейсеров. В частности, Виан в своих мемуарах прокомментировал эту историю так:

Я не вполне ясно понимал, насколько сильное влияние на нашу систему [противовоздушной] обороны окажет временное отсутствие радаров и зенитной артиллерии линкоров. Японцы понимали.

[Оригинальный текст]

I was not sufficiently alive to the effect on our defensive system which would be caused by the temporary absence of the radar sets and anti-aircraft armament of the battleships. The Japanese were.



Эта фраза, очевидно, послужила основой для сформировавшегося в дальнейшем восприятия этой истории. Однако, справедливость оценки Виана вызывает сомнения. Атака 4 мая была не первой и не последней успешной атакой камикадзе на TF57во время операции «Айсберг» – первого успеха японцы добились 6 апреля, последнего – 9 мая. Зенитная артиллерия британских кораблей была практически бесполезна, почти все сбитые самолёты были сбиты истребителями. Наконец, японским камикадзе удалось ускользнуть от внимания британских операторов, видимо, потому, что они выходили в атаку на малой высоте. Собственно, именно такой вывод был сделан по итогам атак 9 мая. После этого британцы стали использовать пары «крейсер-эсминец» для радиолокационного дозора – две такие пары выдвигались на расстояние 15 миль в угрожаемом направлении.

С другой стороны, спорным можно назвать решение Роулингса использовать все свои крейсера и линкоры для обстрела. Очевидно, что крейсера ПВО следовало бы оставить в распоряжении Виана. И именно такой вывод сделал сам Роулингс (и, возможно, Виан): на 8 мая британцы запланировали обстрел второго острова, Исигаки, но на этот раз «Блэк Принс» и «Юриалэс» должны были остаться в распоряжении Виана. Впрочем, обстрел не состоялся из-за плохой погоды.

Если эта история и может послужить основанием или иллюстрацией масштабных обобщений, то в первую очередь как указание на тот факт, что ключевой вопрос совместного применения авианосцев и крупных кораблей не нашёл удовлетворительного разрешения и к весне 1945-го – как минимум, у британцев. Тот факт, что Роулингс хотел повторить опыт, показателен. Стоит заметить, что он так же хотел использовать линкоры и крейсера намного раньше – а именно, обстрел японских аэродромов планировалось провести 7 апреля. Однако, полученное накануне от адмирала Нимица сообщения о намеченной японцами масштабной операции с использованием камикадзе заставило Роулингса отказаться от этого плана.

Вопрос не был разрешён в целом, поэтому действия Роулингса и вызывают определённые вопросы. Речь не только об использовании при обстреле крейсеров ПВО (что объяснялось желанием использовать «взрывающиеся в воздухе» снаряды). Не совсем понятным было и желание выполнить обстрел в полдень – это уменьшало шансы на поражение самолётов на земле и, что куда важнее, привело к тому, что зенитная артиллерия не была подавлена к моменту утренней атаки с воздуха. Между тем, ночной подход к цели с ударом на рассвете – одновременно с ударом с воздуза – широко применялся и американцами, и, что интереснее, британцами. Так действовали линкоры и крейсера Восточного флота Соммервила во время удара по Сабангу 25 июля 1944 г. и удара по Никобарским островам 29 апреля 1945 г. (в обеих операциях, заметим в скобках, принимал участие линкор «Ришелье»).

Небезынтересна история и как ещё одна иллюстрация взаимной зависимости линкора и авианосца. Эта тема «взаимозависимости» присутствует и в классическом прочтении, причём весьма забавно – авианосцы пострадали от ударов воздуха из-за отсутствия линкоров. Впрочем, даже если оставить это прочтении в стороне, можно заметить: идея операции возникла из-за того, что палубная авиация не смогла самостоятельно решить все свои проблемы, а именно – подавить зенитную артиллерию японцев. Таким образом, удар линкоров и крейсеров был тактически осмысленным. Более того – это было классическим асимметричным решением. Авиация, действующая против зенитной артиллерии, рискует, линкоры – нет. Таким образом, решение об использовании кораблей соответствовало как принципу максимального напряжения сил, так и классической стратегии сильного решения задаяи "за минимальное время с минимальными потерями".

Интересным является и вопрос о сравнительной интенсивности воздействия. Общий вес выпущенных линкорами 356-мм снарядов превысил 145 т. Между тем, «эвенджеры» с авианосцев в день обычно расходовали около 40-45 т бомб (стандартная нагрузка – 4 500-фн бомбы, порядка 48 вылетов в сутки). Разумеется, соотношение весов не транслируется в аналогичное соотношение ущерба. Тем не менее, сравнение представляется небесполезным – впрочем, это, скорее, характеризует относительно невысокую ударную мощь именно британских авианосцев.

Наконец, следует обсудить и моральную сторону вопроса. Роулингс считал необходимым поднять дух экипажей крейсеров и линкоров – и такого рода соображения и комментарии присутствуют во многих подобных историях. Изложенные выше позволяет утверждать, что, всё-таки, моральный фактор не был главным (иначе британские линкоры постреляли бы ещё в марте).

Насколько велика была важность морального фактора как такового, сказать сложно. Обобщение «экипажи линкоров и крейсеров», использующееся в подобных случаях, не совсем справедливо. Большей части этих экипажей приходилось работать не менее интенсивно, чем экипажам авианосцев или эсминцев. Исключением были, собственно, только люди, занятые обслуживанием тяжёлой артиллерии. С другой стороны, можно предположить, что одним из мотивов было желание адмирала Роулингса «развеяться» и лично сводить свои линкоры в бой – тем паче, что на время взлётно-посадочных операций непосредственное командование TF57 переходило к Виану, а Роулингс становился зрителем. Впрочем, если это и было так, мотив не был главным – ну а сам Роулингс в этом отношении едва ли отличался от, скажем, Спрюэнса, который так же лично повёл «Айову» и «Нью-Джерси» к Труку в феврале 1944 г.

Заключение

Обстрел острова Мияко едва ли можно назвать ярким эпизодом в истории Королевского флота. Более того, его сложно назвать даже победой – несмотря на то, что частная задача, по-видимому, была решена. Тем не менее, внимательное рассмотрение таких эпизодов позволяет лучше понять «тактический кризис», случившейся во время Второй мировой, и полнее оценить сложность проблем, возникавших перед адмиралами той войны. Изучение же этого кризиса во всей его красоте представляет собой большой интерес,  как досужий, так и практический.

Tags: Вторая мировая, авианосцы, линкоры, фактологический оффтоп
Subscribe

Posts from This Journal “фактологический оффтоп” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments

Posts from This Journal “фактологический оффтоп” Tag