naval_manual (naval_manual) wrote,
naval_manual
naval_manual

Categories:

"...и, видит Бог, оба будут правы". Флетчер, Кинг и проблема воздушно-морского сражения

О субъективном.

Местонахождение дьявола известно давно. Но, как это часто бывает со знанием великим, знать, где прячется дьявол - это одно, а вот изгнать дьявола - совсем другое. Мало у кого получается, но у Джона Ландстрома - частенько. Он хорош именно тем, что не боится "вдаваться в детали", в его книгах часто можно найти много дополнительной информации, позволяющий куда как лучше разобраться в сюжете и понять персонажа. Вот как Ландстром описывает процесс "оценки ситуации" в штабе Флетчера вечером 24 августа 1942 г., на излёте сражения у Восточных Соломоновых островов:

Fletcher deduced the carrier and land-based strikes must have hit the two light carriers (the Ryūjō to the west, another in the east) that evidently flanked the enemy main force. Nothing else was forthcoming from the two large carriers that Enterprise searcher 9V395 (Lieutenant Davis) spotted nearly five hours before. Kinkaid’s search summary at 2013 finally did identify two big carriers, four heavy cruisers, six light cruisers, and eight destroyers that, as of 1500, were only two hundred miles northwest of TF-61 (and surprisingly close to the erroneous Kellam contact). Fletcher figured Larsen had encountered part of its screen, reckoned at 1740 about 185 miles north of TF-61. Had the main force continued southeast at twenty knots, it could, by 1930, be within 160 miles of TF-61. If Fletcher then turned northwest at twenty to twenty-five knots, he might bring about a night surface battle in four or five hours. The staff debated that audacious course of action, but Fletcher soon resolved to withdraw south at fifteen knots in the wake of wounded TF-16. Slonim* described him “collapsing into a chair,” joking: “Boys, I’m going to get two dispatches tonight, one from Admiral Nimitz telling me what a wonderful job we did, and one from King saying ‘Why in hell didn’t you use your destroyers and make torpedo attacks?’ and by God, they’ll both be right".

[Примерный перевод]

Флетчер пришёл к выводу, что удары палубной и базовой авиации должны были повредить два лёгких авианосца ("Рюдзё" к западу, другой к востоку), которые, очевидно, занимали позицию на фланге главных сил. Ничего нового не было [известно] о двух больших авианосцах, которых пять часов назад видел раведчик 9V395 (лейтенант Дэвис) с "Энтерпрайза". Разведсводка Кинкэйда в 20.13 наконец-то указала на два больших авианосца, четыре тяжёлых крейсера, шесть лёгких крейсеров и восемь эсминцев, которые в 15.00 были всего в двухстах милях к северо-западу от TF-61 (и на удивление близко к ошибочному контакту Келлама). Флетчер полагал, что Ларсен атаковал часть сопровождения этих сил, обнаруженную в 17.40 в 185 милях севернее TF-61. Если бы главные силы продолжали идти на юг на двадцати узлах, в 19.30 они могли оказаться в 160 милях от TF-61. Если Флетчер двинется на северо-запад на двадцати-двадцати пяти узлах, он может дать ночной бой через четыре или пять часов. Штаб обсудил этот дерзкий вариант, но Флетчер скоро решил отходить на юг на пятнадцати узлах, вслед за раненым TF-16. Слоним* пишет, как он "рухнул в кресло" и пошутил: "Парни, сегодня я получу две депеши, одну от адмирала Нимица, который сообщит, какую прекрасную работу мы проделали, и другую от Кинга, с вопросом "Какого чёрта вы не использовали эсминцы для торпедной атаки?", и, видит Бог, оба будут правы".

*Лейтенант Гилвен Слоним - начальник службы радиоразведки в штабе Флетчера.

Фабула этой истории изложена вполне точно ещё Моррисоном: вечером Флетчер решил отойти на юг, избегая ночного боя. Решение Моррисон признаёт правильным (в отлиичие, что любопытно, от аналогичного решения Спрюэнса при Мидуэе), поскольку за японцами был перевес в огневой мощи. Что нового дают нам детали от Ландстрома?

Мы видим расчёт ночной встречи, выполненный в штабе Флетчера. И - во многом благодаря тому, что написано тем же Ландстромом - мы знаем, что расчёт был верен. Расстояние до сил Кондо, действительно спешивших на юг, в погоню за "битыми американцами", в штабе оценили относительно верно. При этом Кондо планировал продолжать погоню до полуночи - и примерно в это время, по расчёту штаба Флетчера, мог состояться ночной бой. Таким образом, решение вопроса о превращении боя у Восточных Соломновых из воздушного в воздушно-морской было целиком и полностью во власти Флетчера. Бой не стал воздушно-морским не в силу объективной невозможности, он не стал таким потому, что так решил Флетчер. Такие детали чрезвычайно важны в любом разговоре, включающем фразу "боевой опыт показал". Боевой опыт есть продукт не только давления объективных факторов, но и субъективной оценки этих факторов, и принятых на основе этой оценки субъективных решений.

Вставка из мемуаров Слонима придаёт истории красок. Мы видим, насколько сильным был стресс рухнувшего Флетчера: он не просто принимает решение, он принимает решение, которое, как он сам считает, не понравится начальству - конкретно Кингу - и, более того, он считает, что ожидаемое негодование начальства будет оправданным.

Авианосные сражения были характерны тем, что командующие испытывали особенно сильный стресс. В том же самом бою у Восточных Соломоновых, примерно в то же самое время Нагумо тоже решил отходить. Нет, он не лишился половины своих авианосцев - "Сёкаку" и "Дзуйкаку" были целы, и на борту у них было под сотню самолётов. Однако Нагумо решил, что противник разбит - а потому можно отойти. Так Нагумо упустил возможность разбить на следующий день спешившее ему навстречу TF-18 адмирала Нойза с "Уоспом" (а Кондо, повернувший вослед Нагумо, упустил возможность ввязаться в дневной артиллерийский бой с Нойзом). Так Нагумо оставил конвой Танаки на растерзание самолётам Гендерсон-Филд.

Решение Нагумо сложно назвать рациональным, но его легко понять. Нагумо только что пережил Мидуэй (где он не только потерял разом четыре авианосца, но ещё и выбирался из охваченной огнём рубки "Акаги") и ему едва ли хотелось упустить возможность вовремя "встать из-за стола". Его противник - Флетчер - при Мидуэе так же потерял свой флагманский авианосец, а за месяц до того - "Лексингтон". Его нежелание играть в Каннингема так же понятно.

Здесь, с одной стороны, можно выделить фактор объективный - высокий уровень стресса командующего в авианосном сражении - но так же стоит ещё раз подчеркнуть сильное влияние субъективности на то, что в дальнейшем станет "боевым опытом". Ни одно из четырёх авианосных сражений 1942 г. не превратилось в сражение воздушно-морское - это факт, но при обсуждении этого факта следует иметь ввиду, что речь не идёт о четырёх независимых испытаниях. Ход этих сражений определялся предущим опытом, в ряде случев - предыдущим личным, субъективным опытом командующих.

Стоит заметить, насколько сильно японцам аукнулось решение не снимать Нагумо после Мидуэя. Паршалл и Тулли утверждают, что это было сделано в первую очередь для того, чтобы масштаб поражения не стал достоянием общественности. Так или иначе, но результат был катастрофическим. Таким образом, мы имеем первое возможное решение проблемы стресса - не стоит "выжимать" адмиралов до капли. Было и второе. За Флетчером гнались силы под командованием Кондо (и примкнувшего к нему авангарда Абэ). Кондо, в отличие от Нагумо, не был обременён тяжёлыми воспоминаниями - и он, как человек, не отвечаший за действия авиации, хотел свои лавры.

У американцев отдельного "ударного соединения" под командованием бравого адмирала под рукой не было. Более того - самый сильный надводный корабль, линкор "Норт Дакота", был не в TF-11, т.е. не в составе соединения под непосредственным командованием Флетчера, а в TF-16, которое во время описанного выше обсуждения бежало на юг, спасая подбитый "Энтерпрайз". А без линкора силы, имевшиеся у Флетчера, уступали тем, которые, по его информации, были у японцев (про то, что у Кондо есть два линкора, Флетчер, как мы видим, не знал - Мориссон этот момент опускает).

Наконец, по поводу ожидаемой радиограммы Кинга. Флетчер так пошутил потому, что именно похожий вопрос - почему не было ночной атаки эсминцев? - Кинг задавал и после боя в Коралловом море, и после боя у Мидуэя. Это примечательно потому, что Кинг - в отличие и от Флетчера, и от Нимица - имел "крылышки" морского авиатора, имел опыт командования и авианосцем, и авианосными силами Тихоокеанского флота. Ситуация была забавной: опытный авиатор обвинял "чёрного ботинка" в том, что тот в авианосном сражении не использовал должным образом надводные корабли. Вопрос совместного использования кораблей и самолётов можно назвать главным вопросом Второй мировой - а Кинга в таком случае можно привлечь в свидетели. Разумеется, наличие "крылышек" не делало Кинг безусловно правым, но тот факт, что он, с высоты своего опыта, считал активное использование надводных кораблей возможным и нужным, заслуживает внимания.

Интересно так же и то, что Кинг рисовал дополнительное, третье звено логической цепочки: первым был обмен ударами палубной авиации, вторым - попытка как минимум одной из сторон перевести борьбу в партер, третьим - асимметричный ответ отступающей (побеждённой, слабой) стороны, ночная атака эсминцев на преследующие тяжёлые корабли. Этот вариант на практике не был реализован. Однако, это - повод ещё раз задуматься о том, как могла бы развиваться тактика воздушно-морских сражений в других условиях.

Tags: Вторая мировая, авианосцы
Subscribe

Posts from This Journal “авианосцы” Tag

  • Вопросы методологии. Метод "третьего объекта"

    Не очень красивый, но точный заголовок. Упоминание линкоров, в сочетании с упоминанием самолётов и ракет, вызвало живую реакцию. Так бывает почти…

  • Чем "Ямато" лучше "Петра Великого"

    Не вполне патриотично. У сетевого формата просветительской деятельности много преимуществ перед книжным, и в моём случае преимущества перевешивают.…

  • Идеальный размер линкора

    ... и авианосца. Попросили прокомментировать концепцию "рэнделловской канонерки обр. 1939 г.", прокомментировал. Вопрос замены больших…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments

Posts from This Journal “авианосцы” Tag

  • Вопросы методологии. Метод "третьего объекта"

    Не очень красивый, но точный заголовок. Упоминание линкоров, в сочетании с упоминанием самолётов и ракет, вызвало живую реакцию. Так бывает почти…

  • Чем "Ямато" лучше "Петра Великого"

    Не вполне патриотично. У сетевого формата просветительской деятельности много преимуществ перед книжным, и в моём случае преимущества перевешивают.…

  • Идеальный размер линкора

    ... и авианосца. Попросили прокомментировать концепцию "рэнделловской канонерки обр. 1939 г.", прокомментировал. Вопрос замены больших…