naval_manual (naval_manual) wrote,
naval_manual
naval_manual

Category:

Ютландские желания адмирала Шеера

Как правильно назначать немцев проигравшими.

В предыдущем сообщении я обмолвился о целях Шеера в Ютландском бою, каковые, на мой взгляд, не все и не всегда вполне правильно понимают. Сказав А, надо бы сказать и Б, тем более, что тема возникла и в комментариях. Ниже приведены несколько цитат из текстов за авторством Шеера. Цитаты эти, полагаю, дают интересное представление о том, чего же именно хотел командующий Флотом открытого моря, отправляясь в поход к Скагерраку.

Цель операции

Ютландский приказ Шеера на операцию опубликован в сборнике Jutland: World War I's Greatest Naval Battle (Foreign Military Studies). Целиком текст приказа можно найти в примечаниях к этой зарисовке, параграф, посвящённый цели немецкой операции, процитирую здесь:

B.) Our Intent
By means of the appearance of cruisers in front of and in the Jutland Strait, the enemy must be made to send battle forces on foray, in order to give our U-boats located along the English east coast an opportunity to attack.

In addition, a foray by the Commander of the 2nd Reconnaissance Group [Aufklärungsgruppe, II.] F.d.T [commander of torpedo boats] on “Regensburg,” 1st, 6th, and 9th Torpedo Boat Flotillas to the Jutland Straits. Cruiser and commerce war until morning of 1 June in front of and in the Jutland Strait as far as the Norwegian coast. Destroy enemy battle forces, draw the superior forces toward our own main body.

Airship reconnaissance cannot be relied on. Toward 6 hrs in the morning on 1 June, rejoin main body. The main body—1st and 2nd Squadron [sic], 4th Reconnaissance Group, “Hamburg,” 1st F.d.T. [Commander of Torpedo Boats]

[Примерный перевод]

В) Наша цель

Путём демонстрации наших крейсеров в Ютландском проливе вынудить противника послать свои линейные силы в море для того, чтобы дать возможность для атаки нашим подводным лодкам, находящимся у восточных берегов Англии.

Кроме того, [целью является] набег в Ютландский пролив [сил] командуюшего 2-й разведывательной группой, [2-го] командующего миноносцами на "Регенсбурге", 1-й, 6-й и 9-й флотилий миноносцев. Крейсерская и торговая война до утра 1 июня перед входом и в самом Ютландском проливе вплоть до берегов Норвегии. Уничтожайте вражеские боевые корабли, заманивайте превосходящие силы к нашим главным силам.

На воздушную разведку нельзя надеяться. В 06.00 1 июня присоединитесь к главным силам. Главные силы - 1-я и 2-я [sic] эскадры, 4-я разведывательная группа, "Гамбург" с 1-м начальником миноносцев.



В тексте отсутствуют упоминания о 1-й разведывательной группе. Почему так, я, к сожалению, не знаю. Возможно, это ошибка составителя сборника, возможно - ошибка в оригинальном документе, приказ писался в спешке. Возможно, Шеер действительно не собирался посылать в Ютландский пролив линейные крейсера Хиппера - в таком случае смысл второго абзаца существенно меняется.

Так, или иначе, следует отметить: подводная ловушка была главным элементом плана Шеера. Этот факт отмечен, например, и в книге Тарранта. Тем не менее, по моим наблюдениям, он часто остаётся за скобками ютландских разговоров.

В свою очередь, возможный бой с участием разведывательных и главных сил в этом приказе - не более чем опция. Следует заметить, что сам план был составлен таким образом, что главные силы Гранд-Флита не могли перехватить немцев - в том случае, если бы оставались в Скапа-Флоу до появления немецких крейсеров в Скагерраке. Флот Линейных крейсеров из Росайта мог успеть встретиться с немцами на подходе к Хорнс-рифу - в самом лучшем случае. При этом на обратном пути немецкие силы должны были двигаться соединённо. Таким образом, даже в случае встречи Битти, обнаружив Флот открытого моря в полном составе, вероятнее всего, просто отошёл бы на соединение с Джеллико. Таким образом, Шеер мог рассчитывать только на случайную встречу с противником в Скагерраке (заметим, что отменённый из-за проблем с воздушной разведкой набег на Сандерленд в этом смысле радикально отличался от похода к Скагерраку - Хиппер должен был атаковать объект всего в 80 милях от базы Битти, что делало встречу с Флотом линейных крейсеров вполне возможной, "плановой").

Наконец, стоит обратить внимание на тот факт, что в приказе не поставлена задача главным силам. В приказе нет речи о том, что главные силы должны уничтожить те силы противника, которые будут "превосходить" разведывательные группы. Этот факт оставляет некоторый простор для спекуляций - в любом случае, можно утверждать, что Шеер выходил в море, не имея чёткого представления о тактической задаче своих главных сил, и собирался действовать по обстановке (отметим в скобках забавное сходство этого приказа с тактическими распоряжениями Рожественского, в которых указаны задачи всем частям эскадры - за исключением главных сил).

Стратегический контекст

Приказ Шеера на операцию, приведшую к Ютландскому бою, можно назвать размытым. В связи с этим не лишним будет обратиться к другим документам. Один из них - "Соображения о ведении войны на море", которые Шеер представил кайзеру в феврале 1916 г., вскоре после вступления в должность. Этот документ я, к сожалению, не видел целиком, но упомянутый выше Таррант цитирует ключевой - по мнению Тарранта - фрагмент:

1. The existing proportion of strength ruled out the High Seas Fleet seeking decisive battle with the Grand Fleet.

2. Systematic and constant pressure must be exerted on the British Fleet to force it to give up its waiting attitude and send out some of its forces against the German Fleet.

3. The German pressure should take the form of U-boat warfare against commerce, mine warfare, attacks on the British--Scandinavian trade, aerial warfare, and the active employment of the High Seas Fleet in sorties.

[Примерный перевод]

1. Существующее соотношение сил исключает для Флота открытого моря возможность поиска решительного сражения с Гранд-Флитом.

2. Необходимо оказывать систематическое и постоянное давление на британский флот для того, чтобы вывести его из выжидающего положения и заставить послать часть своих сил против немецкого флота

3. Немецкое давление должно принять форму подводной войны против торговли, минной войны, атак на британско-скандинавскую торговлю, воздушной войны, и активного использования Флота открытого моря.



Для этого фрагмента характерна та же "мутность". Сформулированная в явном виде цель - вывести Гранд-Флит из выжидательной позиции - выглядит несколько странно, идея же об активном использовании Флота открытого моря не оформлена. И здесь более чем любопытным представляется комментарий самого Шеера к этому плану - фрагмент личного письма Шеера вице-адмиралу в отставке Гарольду Дэнхардту от 15 марта 1916 г.:

Naturally, however, all of these operations [речь об операциях Флота открытого моря] would only be defensive in nature and would not create the feeling in England that their country was going to suffer under the impact of our naval power in the same way we would suffer under theirs. This could only be achieved by means of the U-boat war, which will have to make a lasting impression on England. And with this U-boat war… the activities of the fleet must be brought into unity, so that among all ships’ crews the feeling is created of being actively engaged, and the fleet, as a creation of the kaiser, also comes into the picture just during this last decisive phase as supremely useful and indispensable and thus proves its right to exist, just by preventing the enemy from obstructing the source of the U-boat war itself.

[Примерный перевод]

Разумеется, однако, что все эти операции являются оборонительными по самой своей природе и не могут создать в Англии впечатления, что их страна будет страдать от нашей морской мощи так же, как мы страдаем от их. Это может быть достигнуто только подводной войной, которая должна произвести на Англию неизгладимое впечатление. И вместе с этой подводной войной... должна быть согласована активность флота, таким образом, что среди команд всех кораблей возникнет чувствов активной сопричастности, и флот, как творение кайзера, так же появится на сцене по ходу этой последней, решающей фазы как чрезвычайно полезный и незаменимый и, таким образом, докажет своё право на существование, просто помешав противнику препятствовать подводной войне в самом её источнике.


Таким образом, ещё до Ютланда Шеер считал подводную войну единственным эффективном средством ведения войны с Великобританией. В то же время он считал, что немецкий линейный флот должен "доказать своё право на существование" - это желание мучило многих немецких адмиралов на протяжении всей войны.

Так же стоит обратить внимание на "нематериальную" часть письма. Шеер считает необходимым создать у команд всех кораблей ощущение сопричастности. Здесь стоит вспомнить, что он включил 2-ю линейную эскадру в состав своих сил и во время апрельского набега на Ярмут и Лоустофт, и во время похода к Скагерраку. Решение это едва ли было осмысленно с точки зрения чистой тактики и материи - броненосцы давали незначительную прибавку к огневой мощи Флота открытого моря, одновременно они сковывали более быстроходные дредноуты и создавали "точку уязвимости", что грозило тяжёлыми и неоправданными потерями (и то, и другое подтвердилось в Ютландском бою - в последнем случае речь о гибели "Поммерна"). Тем не менее, Шеер взял с собой броненосцы и так описал это в мемуарах:

Выход флота, по всей вероятности, должен был вовлечь нас в серьезное сражение, поэтому предстояло решить вопрос, нужно ли будет нам взять с собой II эскадру. На время я приказал ей в начале мая перейти в Яде, чтобы иметь возможность обсудить с командующим эскадрой поведение в бою при различных условиях. За или против оставления этого соединения говорили не только военные соображения, но и мысли о воинской доблести и о настроении личного состава, который слышать не хотел, что его вместе с кораблями могут оставить на втором плане. Я не стану отрицать, что помимо уговоров со стороны командующего эскадрой, контр-адмирала Мауве, в нежелании подвергнуть корабли разочарованию сыграла роль моя прежняя принадлежность к личному составу II эскадры. Так получилось, что в наступивший день 31 мая корабли оказались вместе с нами. Я не раскаиваюсь в этом решении ввиду пользы, которую принесла II эскадра.

Вообще говоря, как мы уже отметили выше, встреча с Гранд-Флитом на самом деле была невозможна в том случае, если бы британцы не узнали о выходе немцев заранее, а Шеер, очевидно, не считал, что это случится. Таким образом, "плановый" риск, связанный с привлечением к операции 2-й эскадры, не был высок (заметим, что эта эскадра не участвовала в операции в августе 1916-го, после Ютланда). Таким образом, привлечение 2-й эскадры к операции, с одной стороны, подчёркивает важность психологических соображений для Шеера - и, в то же время, отчасти указывает на то, что он не считал по-настоящему тяжёлый бой главных сил вполне вероятным.

Наконец, стоит отметить, что в апреле 1916-го года буквально только что утверждённый план Шеера оказался под угрозой. Немецкое правительство, под давлением со стороны США, потребовало, чтобы подводные лодик действовали в соответствии с нормами международного права. Шеер считал такие действия нецелесообразными, и отозвал подводные лодки, действовавшие на коммуникациях - таким образом, он демонстративно отказался от войны против британской торговли, которую сам считал единственным инструментом возможной победы. Как это связано с Ютландом - увидим ниже.

Подведение итогов

Последний документ из сборника, который поможет лучше разобраться в сложностях духовной жизни Шеера - его "всеподданейший доклад" по итогам Ютланда, представленный 4 июля 1916 г. В этом докладе весьма любопытными представляются два фрагмента. Первый касается вопроса о "праве на существование" немецкого линейного флота:

The battle proved that we have followed the correct strategic and tactical perspectives in the building of our fleet and in the development of our individual ship types and that we must therefore continue to pursue the tried and true course.

All weapons played their role in the victory. The decisive role was played directly and indirectly by the far-range [weittragend] heavy artillery of the large battleships: it played the greatest part in the known losses inflicted on the enemy and made it possible to successfully attack the main body of the line ships. This statement does not decrease the merit deserved by the torpedo boat flotillas, who through their attack finally made it possible for the large battleships to disengage from the enemy.

The large warship—line ship and cruiser—is, and remains, for this reason, the cornerstone of naval power.

[Примерный перевод]

Сражение доказало, что мы следовали правильным стратегическим и тактическим соображением при создании нашего флота и разработке наших кораблей и что мы должны, поэтому, продолжить следовать проверенному и правильному курсу.

Все виды оружия сыграли свою роль в победе. Решающу роль играла, прямо и непрямо, дальнобойная тяжёлая артиллерия линейных кораблей: она причинала противника большую часть известных потерь и сделала возможными успешные атаки на его главные линейные силы. Это не умаляет оценки, заслуженной флотилиями миноносцев, которые своими атаким позволили линейным кораблям оторваться от противника.

Большие корали - линкоры и линейные крейсера - были и остаются, поэтому, краеугольным камнем морской мощи.



Перед нами - весьма своеобразное логическое упражнение, едва ли требующее развернутого комментария. Текст Шеера говорит сам за себя. И говорит ещё больше в сочетании с другим фрагментом того же рапорта, посвящённым тому, что результаты Ютландского боя значат в смысле продолжения войны:

Under favorable course of the operations deployed at that future time, we will be able to painfully inflict heavy damage on the enemy, but nevertheless there is no doubt that even the most favorable outcome of a naval battle in this war will not force England to peace: The disadvantages of our military geographical position with respect to the island empire and the great matériel superiority of the enemy will not be able to be balanced out to the extent that we will become master over the blockade that is aimed at us, or over the island empire itself, even if the U-boats are completely available for military purposes.

A victorious end to the war in the foreseeable time can only be achieved by wrestling down the English economic life—that is, by deploying the U-boats against English commerce.

[Примерный перевод]

При благоприятных условиях для проведения наших операций в будущем мы можем нанести противнику тяжёлые, болезненные потери, однако, тем не менее, нет сомнений в том, что даже самый благоприятный исход морского сражения в этой войне не принудит Англию к миру: невыгодны нашей военно-географической позиции по отношению к островной империи и значительный материальный перевес противника не могут быть скомпенсированы в степени, достаточной для того, чтобы мы смогли снять блокаду или блокировать саму островную империю, даже если все подводные лодки будут использованы для боевых операций.

Победоносное завершение войны в обозримом будущем может быть достигнуто только путём разрушения экономической жизни Англии - то есть, путём использования подводных лодок против английской торговли.



Этот фрагмент представляется наиболее красноречивым. Фактически, Шеер повторяет идеи, высказанные им в мартовском письме - но теперь с опорой на "опыт Ютланда". Особенно интересна в этом смысле завершающая ремарка в первом абзаце: отозвав лодки с коммуникаций в апреле 1916-го, Шеер мог существенно усилить "подводные капканы" для Гранд-Флита. Тем не менее, это не дало никакого результата - но сам Шеер использует эту неудачу для давления на руководства, для того, чтобы было принято решение, которое сам он считает правильным.

Заключение: "неуязвимость" слабого

Суммировать сказанное выше можно следующим образом. В момент вступления в должность командующего Флотом открытого моря Шеер - как человек, очевидно, неглупый - считал, что единственным способом достижения победы в войне на море является война подводная. Одновременно он считал, что немецкий линейный флот должен делом доказать право на собственное существование с тем, чтобы Германия строила линкоры и после войны. Здесь человек благожелательный назовёт Шеера энтузиазстом своего дела, человек же недобрый может повесить на немецкого адмирала ярлык "слепого фанатика", который не способен принять "объективную реальность".

Ко времени Ютландской операции начатая было неограниченная подводная война была - в который раз - свёрнута под давлением США. Это лишало действия Флота открытого моря даже минимальной стратегической целесообразности, в координатах, принятых самим Шеером: дредноуты не могли более обеспечивать подводную войну за отсутствием оной. В итоге операция имела чисто политические мотивы: немецкий линейный флот отправился к Ютланду за правом своим, как гусь Синицкого за буквой "Г".

В результате позицию Шеера с точки зрения "целевого анализа" можно было бы назвать почти неуязвимой. Единственное, что могло безусловно помешать решению его задач - это полный разгром Флота открытого моря, каковой был маловероятен. Можно сказать, что этому способствовала география региона - небольшие расстояния в Северном море давали немцам хорошие шансы на побег в более или менее полном составе практически в любом раскладе. Тем не менее, стоит отметить, что и планы Шеера - как план операции в Скагерраке, так и планы других набеговых операций - были составлены так, чтобы лишить противника шансов.

Можно ли в таком случае сказать, что с точки зрения "целевого анализа" Ютландский бой стал успехом Шеера? Едва ли. Главная тактическая идея Шеера - подводные ловушки - не сработала от слова совсем. столкновение с главными силами Гранд-Флита при Ютланде оказалось очень большой неожиданностью и неприятностью для Шеера. Он не понял, что именно сделало это столкновение возможным - но именно в результате Ютландского боя воздушная разведка, как средство предотвращения свиданий вслепую, стала обязательным условием операций Флота открытого моря, что резко снизило "оправдательную активность" немецких дредноутов во второй половине 1916-го. Использовать результаты боя для немедленного возобновления подводной войны так же не удалось.

Впрочем, как мы отметили ранее, целевой анализ как таковой не является универсальным мерилом успешности той или иной операции. Под вопрос можно ставить саму постановку цели. В случае с Ютландном это делать не только можно - нужно. Шеер не смог сформулировать для Флота открытого моря план действий, осмысленный с оперативной и стратегической точки зрения. Этот факт не ускользнул от внимания критиков после войны, при этом Вегенер прямо критиковал идею "боя ради боя". Да, Германия, в конце концов, снова попробовала создать линейный флот, а "победа при Скагерраке" использовалась для пропаганды по ходу войны, и стала частью немецкого флотского мифа в интербеллуме. Тем не менее, первое едва ли можно считать результатом Ютланда, второе же едва ли принесло практические выгоды - не то что Германии, но хотя бы её флоту.

Tags: Первая мировая, Ютланд
Subscribe

Posts from This Journal “Первая мировая” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments

Posts from This Journal “Первая мировая” Tag