naval_manual (naval_manual) wrote,
naval_manual
naval_manual

Categories:

Вопросы методологии. Вильсон, Дин и Бородач

Ностальгическая ремарка.

Пока суд да дело, затишье - перед бурей, разумеется - и мрачана коронотишина, вспомнил один весьма любопытный пассаж из классической книги Херберта Вильсона. Когда-то этот текст я цитировал на цусимских форумах, и сказанное ниже перекликнется с милой моему сердцу заметкой, но - зрителей в зале всё больше, а методология важна. Методологический консенсус - необходимое условие консенсуса всеобщего, и к нему стоит стремиться, даже если идеал недостижим.

Тема нынешней беседы - разбор действий проигравшего, "сквозная тема" нашего блога. Вильсон предлагает весьма любопытный, именно методически, разбор решений адмирала Дина (Тинга) перед сражением у Ялу:

Незадолго до сражения, по свидетельству г. Лерда Клоуэса, Тинг отдал три весьма важных приказания. 1. Во время сражения корабли одного типа или группы однотипных кораблей должны по мере возможности держаться соединенно и поддерживать друг друга. 2. Все корабли должны, если это окажется возможным, сражаться носом к неприятелю. 3. Все корабли должны были по мере возможности следовать движениям адмирала. Эти приказания были отданы потому, что эскадра Тинга не была однородна, так как в состав ее входили корабли разнообразных типов, а также потому, что китайские сигнальщики были плохо подготовлены и опасно было подавать и разбирать сигналы в пылу сражения; наконец, и потому, что ход сражения не могли заранее предугадать, и потому находили, что лучше предоставить его на личное усмотрение командиров. Два самых тяжелых корабля эскадры, заслуживающихназвания броненосцев, были построены так, что им выгоднее всего было сражаться носом к неприятелю. Также весьма вероятно, что Тинг собирался воспользоваться тараном. Тем не менее инструкции эти имели гибельные последствия.

Строй кучек может быть хорош при превосходно обученных офицерах и командах, но при этом эскадра теряет свою сплоченность. Во время последовавшей затем битвы китайцы, очевидно, представляли из себя не более как беспорядочную массу кораблей, в то время как японцы составляли организованную и сплоченную силу, нападавшую и действовавшую дружно. У китайцев, по-видимому, не было никакого определенного плана, но каждому командиру вместо этого предоставлялась возможность поступать так, как ему казалось лучше. За то, что Тинг принял сражение в строе фронта, его обвинять нельзя, из-за особенностей своих кораблей он был вынужден следовать подобной тактике. Но его распоряжения были неудачны даже для линии фронта; кроме того, эскадра не была подготовлена к тому, чтобы удержаться в этом строю в случае обходного движения неприятеля. Китайцы отошли от якорного места в так называемом шахматном порядке, т. е. корабли располагались в две линии, одна за другой, причем корабли второй линии приходились против середины промежутков между кораблями первой линии. Однако, как кажется, тут особенного порядка не соблюдалось и была сделана одна весьма серьезная ошибка. Самые тяжелые и сильные корабли были поставлены в центре, вместо того чтобы находиться на флангах. Таким образом, нарушалась тактическая аксиома, гласящая, что оконечности линии должны быть сильны. Если бы Тинг поставил «Дин-Юань» на одном фланге, а «Чжень-Юань» на другом, то китайцы избежали бы некоторых неприятностей.


Я взял на себя смелость разбить единый абзац Вильсона на два. Первая часть текста - объяснительная. Вильсон сначала выделяет ключевые решения Дина, затем находит в них внутреннюю логику, добиавясь необходимого уровня понимания. Это кажется тривиальным, но второй этап зачастую "выпадает" из разбора действий проигравшего - вместо разбора внутренней логики в лучшем случае сразу следует критика решений, в худшем - неудачные, или кажущиеся таковыми решения используются для занесения очередной "двойки" в большой исторический журнал неудачников. Иными словами, используется "дурацкий аргумент", неудачные решения объясняются невысоким уровнем интеллекта решалы.

Впрочем, возможна методическая ловушка обратного рода. Нет никаких сомнений в том, что решения проигравшего нужно выделить, понять и объяснить. Однако понять не значит простить - это даже Бородач разумеет. Внутренняя логика есть у любого решения, а если это решение принято человеком психически здоровым - внутренняя логика будет нормальной. Многие, выбрав достойный путь исторических адвокатов, путают объяснение с оправданием - это неправильно. Вильсон, разобрав решения Дина и отнюдь не отказывая им в нормальности, тем не менее уверенно констатирует: решения эти имели гибельные последствия. И переходит к альтернативному анализу - убедительность которого, впрочем, обычно невелика, поскольку альтернативные высказывания редко можно проверить (иногда, впрочем, историку везёт, и это всё же возможно).

Отчего такое случается? Отчего нормальные, логичные решения оказываются гибельными - и, по результату, ошибочными? Основных причин, как мне кажется, тут две. Первая - неполнота информации у действующих лиц. Логичное решение на основе неполных данных оказывается ошибочным при оценке его с использованием данных полных. Соответственно, здесь историку стоит перейти к методике полезного послезнания, при этом в фокусе внимания должны оказаться не актуальные решения, а оценка обстановки - рискну утверждать, что именно на этапе оценке обстановки обычно и случаются ключевые ошибки.

Впрочем, к случаю с Вильсоном и Дином это относится слабо. Приведённый выше текст иллюстрирует другую проблему военной игры и исторического исследования: необходимость разрешения противоречий и анализа этого разрешения. По мнению Вильсона, строй, выбранный Дином, соответствовал имевшейся у него технике, особенностям конструкции китайских кораблей - но не соответствовал уровню подготовки личного состава.  Таким образом, возникало противоречие, при этом Дину необходимо было выбрать одно из двух решений при том, что ни одно из них не могло быть безусловно правильным. Разрешение противоречий, вообще говоря, дело обычное, неизбежная проблема управленческой работы. Однако противоречия могут быть сильными. Выявление сильных противоречий (а в случае с Дином они были таковы) является вполне правомерным "оправданием" действий проигравшего. Оправданием в том смысле, что ошибка при разрешении сложного противоречия не есть свидетельство умственной слабости и профессиональной непригодности. Тем более, что в целом Дин - как минимум в рамках текста Вильсона - уровень подготовки своих людей старался учитывать.

Наконец, можно рассмотреть решения Дина и анализ Вильсона в рамках концепции "не дураки, а принципы".  Сам Вильсон, как мы видим, ближе к финалу упоминает "тактическую аксиому" о сильных флангах. Впрочем, соответствующую аксиоматику принять сложно. Между тем, выявленное выше противоречие даёт нам "принципиальную" подсказку. Дин при определении строя, выбирая между людьми и техникой, выбрал технику. Между тем, воюют, как известно, люди - и гибельное решение Дина можно использовать для иллюстрации этого важнейшего принципа военного дела. Если, конечно, принять, что решение Дина было гибельным.

Tags: вопросы методологии, теория
Subscribe

Posts from This Journal “вопросы методологии” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 75 comments

Posts from This Journal “вопросы методологии” Tag