naval_manual (naval_manual) wrote,
naval_manual
naval_manual

Categories:

Эксперимент "Севастополь"

Как Макаров был учителем, а Эссен стал тренером японского флота.

Превосходство японцев в боевом опыте - общее место в разговорах о Цусиме. К сожалению, зачастую такой разговор ведётся без должной конкретики. Если само превосходство не вызывает сомнений, механизмы и степень влияния этого превосходства на результат не раскрыты в полной мере. Отчасти эта проблема неразрешима - коль скоро под опытом подразумевается практика, навык человека - будь то адмирал или комендо -  в реализации тех или иных процедур. Но если под понятием "боевого опыта" понимать изменение процедур, ситуация может меняться. Примером последнего является совершенствование японцами тактики применения

Первая массированная атака японских истребителей, в ночь 26-27 января (8-9 февраля) 1904 г., дала результат посредственный - с учётом особых условий. Атаки в ночь после выхода русской эскадры 10/23 июня и после боя у Шантунга были безрезультатными (не считая не вполне достоверного попадания неразорвавшеся торпеды в "Полтаву"). При Цусиме ситуация изменилась существенно - во время ночных атак японцы добились попаданий торпедами в 4 корабля нашей эскадры. Большинство комментаторов и цусимский результат не сочли блестящим, но он, в любом случае, был много лучше результатов 1904 г. - заметим, что в 1904 г. японцы ни разу не добились успеха при атаке на крупный корабль на ходу.

Причиной изменения результатов стало уменьшение дистанций стрельбы. В упомянутых атаках 1904 г. дистанции стрельбы могли достигать 2 500 м,  существенная часть атак выполнялась с дистанции 1 000 м и выше. В книге А.В. Полутова "Десантная операция японского флота и армии в Инчхоне" упоминается любопытный факт: идею о стрельбе торпедами на предельной дальности японцы позаимствовали у С.О. Макарова. Молодой флот активно заимствовал идеи, являющиеся передовыми - или кажущиеся таковыми - не имея возможности дать этим идеям критическую оценку.

Интересным примером можно считать атаки 2-го отряда истребителей в ночь после боя у Шантунга: корабли отряда в трёх атаках выпустили 6 торпед, по 2 с дистанций 2 000 м, 2 300 м и 2 500 м. Скорость японских 18-дюймовых торпед при стрельбе с установкой на максимальную дальность - 3 000 м - составляла 14,2 или 14,6 узла, в зависимости от типа торпеды. Иными словами, была сравнима со скоростью движения цели - и шансы на попадание были околонулевыми.

При Цусиме дистанции пуска торпед миноносцами и истребителями во время ночных атак не превышали 800 м - иными словами, максимальная дистанция стрельбы была меньше "медианной" для 1904 г.

Переломным моментом для японской торпедной тактики стали атаки на "Севастополь". Ниже приведены сводные данные о японских атаках и их результатах. Сведения о расходе торпед и дистанции пуска приведены в соответствии с Таблицей №15 из приложения к тому 7 отдела 1 книги 1 «Совершенно секретной истории военных действий на море в 37-38 гг. Мэйдзи», код документа C05110056600. Стоит отдельно отметить, что речь идёт о дистанции пуска "по японским данным" - реальная дистанция могла быть иной, обычно - больше указанной. Сведения о попаданиях приведены по описанию в книге 4 работы исторической комиссии МГШ.

9-10 декабря: выпущено 8 торпед, дистанция пуска 1000...2000 м, попаданий нет

11-12 декабря: выпущено 10 торпед, 3 торпеды с дистанции 400 м, остальные – с дистанций 1000...1200 м, попаданий нет (по данным Б.П. Дудорова, три торпеды попали в сети, ограждавшие канонерскую лодку "Отважный")

12-13 декабря: выпущено 12 торпед, дистанции пуска 200...500 м, две торпеды попали в ограждающие "Севастополь" сети (одна торпеда не взорвалась)

13-14 декабря: выпущено 4 торпеды, дистанции пуска 200...400 м, попаданий нет.

14-15 декабря: выпущено 65 торпед, дистанции пуска 400...600 м, пять торпед попали в ограждение "Севастополя" (одна торпеда не взорвалась)

15-16 декабря: выпущено 23 торпеды, дистанция пуска 100...500 м (одна торпеда выпущена с 70 м), два попадания в ограждения, одно попадание в корпус, одно попадание в миноносец «Сторожевой».

Всего японцы выпустили 122 торпеды - больше, чем при Шантунге или Цусиме. В таких случаях рука сама тянется к калькулятору - процент попаданий! - но мне кажется, что история атак на "Севастополь" является отличным примером ограниченности таких подсчётов. Дело было не в наращивании числа встрелов для достижения нужного результата, а в изменении тактики. В атаке 12-13 первого японского успеха добились минные катера "Фусо" и "Микаса", сблизившиеся с целью до 250 м. Приговор "Севастополю" подписали миноносцы 14-го отряда, атаковавшие со 100 м - они же торпедировали и "Сторожевой" (отметим, миноносец был на ходу).

Командир 14-го отряда, капитан 2-го ранга Сэки, был одним из инициаторов "революции снизу" (если верить описанию Корбетта). В инструкции, которую он подготовил для командиров своих кораблей после неудачм 12 декабря, нет указаний на конкретную дистанцию - он критикует принцип атаки при первой возможности, использования торпеды как "оружия случая", требуя от своих командиров атаки только в том случае, когда они уверенны в результате. Указания на дистанцию есть в общем приказе на атаку 14-15 декабря. Приказ этот по распоряжению командира "Тинъэн", капитана 1-го ранга Имаи, подготовил командир 15-го отряда миноносцев, капитан 2-го ранга Касама. В соответствии с этим приказом атаки должны были выполняться с дистанции не более 600 м от русских кораблей. Отчасти это, конечно, объяснялось сложными погодными условиями - атаки зачастую выполнялись под сильным снегопадом - но, очевидно, привели к окончательному пересмотру принципов применения торпед в целом.

История атак на "Севастополь" иллюстрирует одно важное обстоятельство - работу "принципа домино" в смысле сбора, обработки и осмысления боевого опыта сторонами. Да, трудно оценить негативно решение капитана 1-го ранга Н.О. Эссена вывести свой броненосец на внешний рейд. Более того: отражение атаки 14-15 декабря вполне можно назвать боем, который русские выиграли. Появление "Севастополя" на внешнем рейде вызвало усиление японцами блокады, и гибель "Такасаго" была, отчасти, следствие действий Эссена. Всё так, но в итоге - успех был на стороне японцев, а попытки уничтожить "Севастополь" стали грандиозным экспериментом, позволившим усовершенствовать торпедную тактику, что дало результат при Цусиме.

В этом же смысле можно рассматривать и другие события кампании 1904 г.. Боевой опыт получали обе стороны - но японцам, побеждавшим, он давался меньшей ценой. Мы платили ухудшением стратегической ситуации и потерями в кораблях. Для японцев наши частные удачи становились просто уроком. Прекрасным примером здесь служит взрыв на "Иватэ" в бою при Ульсане. Взрыв этот не имел далекоидущих негативных последствий - а вот не будь этого взрыва, как и самого боя, японцы могли и дальше складировать снаряды в казематах. И взрывы такие могли бы случиться на "Микаса" при Цусиме, причём неоднократно. Точно так же потери в людях на "Микаса" и других японских кораблях при Цусиме оказались меньше возможных потому, что, по опыту боя у Шантунга, японцы не держали прислугу у 76-мм орудий на протяжении всего сражения.

Как побеждающая сторона японцы получали и другие бонусы. У нас на протяжении всей войны не имелось никаких достоверных данных о результативности нашего огня. Японцы могли сами осмотреть "Варяг" - и получили из газет подробные описания повреждений "Цесаревича" и "Аскольда", загнанных в нейтральные порты. Это всё умножалось на проблему очевидную: опыт 1904 г. был непосредственным опытом для всего личного состава японского флота, в то время как для 2 ТОЭ он был опосредованным en masse.

И, наконец, здесь стоит сделать ещё одно замечание общечеловческого характера. Возможность - или невозможность - сбора опытных данных для последующей обработки и обощения есть ещё один аргумент в пользу сражения на уничтожения. И ещё один повод считать, что упущенный одиннадцатый корабль Нельсона - это действительно важно.  Этот аргумент можно, например, приложить к авианосным сражениям вообще - и к Мидуэю, в частности. Возможно, тот факт, что американцы не смогли 5-6 июня развить успех, и уничтожить соединение Нагумо как таковое, представляется не очень значимым. Но это не так. Уцелевшие корабли Нагумо спасали людей - ценных в том числе и потому, что они получили важный опыт, и могли его донести до других.

Tags: Цусима, русско-японская, теория
Subscribe

Posts from This Journal “теория” Tag

  • О военно-технической истине

    Против редукционизма. Техника привлекает большую часть досужего и профессионального интереса к морской войне после 1854 г. - думаю, многие…

  • Тирпиц как учёный

    Зачем адмиралам философия. В текстах, посвящённых жизни и творчеству Альфреда Тирпица, обязательно упоминают Dienstschrieft IX. Биограф Тирпица…

  • Почему над морем должна воевать морская авиация

    И чем корабль лучше самолёта. Ув. igor_ktb привёл очень важное и интересное свидетельство. Оно как таковое заслуживает теоретического…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 89 comments

Posts from This Journal “теория” Tag

  • О военно-технической истине

    Против редукционизма. Техника привлекает большую часть досужего и профессионального интереса к морской войне после 1854 г. - думаю, многие…

  • Тирпиц как учёный

    Зачем адмиралам философия. В текстах, посвящённых жизни и творчеству Альфреда Тирпица, обязательно упоминают Dienstschrieft IX. Биограф Тирпица…

  • Почему над морем должна воевать морская авиация

    И чем корабль лучше самолёта. Ув. igor_ktb привёл очень важное и интересное свидетельство. Оно как таковое заслуживает теоретического…