naval_manual (naval_manual) wrote,
naval_manual
naval_manual

Categories:

Снарядный ответ. Бронебойный колпачок

Важное обновление.

Сегодняшний текст  - попытка дать частичный ответ на снарядный вопрос в дифференциальной формулировке. Речь пойдёт о воздействии снарядов на вертикальное бронирование. Судьба войны, во многом, решилась в эскадренных сражениях и броненосных кораблей. При этом, как считалось до войны, и как было доказано опытом оной, не только уничтожить, но даже вывести из строя броненосный корабль, не пробивая брони, очень сложно - для этого требуются особые условия и десятки попаданий снарядов калибром от 152-мм и выше.

Число описанных попаданий со сквозным пробитием брони невелико, и все их можно перечислить в одном тексте, не выходя за рамки разумного. Сложности заключаются в неполноте данных. Наряду с попаданиями, приведшими к пробитию брони, необходимо учитывать и попадания, пробитием брони не закончившиеся - однако всегда есть возможность, что не все такие попадания были описаны даже на уцелевыших кораблях. Далее, в случае с Цусимским сражением отсутствие сколько-нибудь полных данных по повреждениям "Суворова", "Александра III", "Бородино" и "Наварина" - ещё одно проблемное место. Наконец, хотя теоретически этот текст есть попытка определить "следствия по причинам", в некоторых случаях приходится пользоваться методом обратным, определяя "причины по следствиям".

1. Русские снаряды. Попадания со сквозным пробитием

1.1 «Микаса», бой у Шантунга 28 июля/10 августа 1904 г.

На флагманском броненосце Соединённого флота в бою у Шантунга был пробит главный броневой пояс, между носовой башней и носовыми казематами, чуть ниже ватерлинии (рис. 1). Броня – 178 мм, крупповская. Дистанция в момент попадания ~ 8 000 м (43 каб). Снаряд – скорее всего, 305-мм фугасный, выпущенный из орудия 305/40-мм.

Последствия попадания мы чуть раньше описали так:

Из брони была выбита «пробка» в виде усечённого конуса, с диаметром внешнего основания 350 мм и диаметром внутреннего основания 850 мм. Была пробита внутренняя стенка коффердама, повреждены расположенные в месте попадания водяные цистерны №2 и №4, насосная труба цистерны №2. Ниже ватерлинии, под местом попадания, были повреждены 7 заклёпок, соединяющих листы обшивки, возникла течь.
Головная часть снаряда была найдена позади броневой плиты, осколки попали в цистерну №2, однако внутренняя переборка цистерны осталась целой, и это позволило избежать серьёзных затоплений.




Рисунок 1  - Пробоина в главном броневом поясе "Микаса"

1.2 «Микаса», бой у Шантунга, 28 июля/10 августа 1904 г.

В том же бою на «Микаса» был пробит и верхний пояс, 152 мм, крупповская броня. Поскольку время этого попадания не зафиксировано точно, о том, каким именно снарядом было причинено повреждение, и на какой дистанции, можно судить лишь приблизительно – вероятно, это был 254-мм фугасный снаряд, попавший с расстояния не менее 5 500 м (30 каб), скорее – 7 000...8 000 м (39...45 каб).

Это повреждение мы чуть раньше описали так:

Крупнокалиберный снаряд попал в нижнюю кромку верхнего 152-мм броневого пояса под 152-мм орудием №14, примерно на 2 фута выше ватерлинии. Броневой пояс был пробит (пробоина диаметром 300 мм), плита вогнута (максимальная глубина вмятины около 60 мм, диаметр – 1,75 м).

Описание составлено на основании материалов из рапорта командира корабля, в нём есть неточность – максимальная глубина вмятины составила 200 мм, а не 60. Приведённая ниже схема повреждений, составленная в Курэ, содержит дополнительную информацию (рис. 2). Внутренний диаметр пробоины указан много меньший – 200 мм – что подтверждает версию о попадании 254-мм снаряда. Направления движения снаряда – с кормовых курсовых углов. Кроме того, видно, что внутренний борт не был пробит, а только прогнулся, так же был погнут 123-й шпангоут в месте попадания.




Рисунок 2  - Пробоина в верхнем броневом поясе "Микаса", полученная в бою при Шантунге

1.3 « Микаса», Цусимское сражение, 14/27 мая 1905 г.

В Цусимском сражении броня «Микаса» так же была пробита дважды. В первый раз – вскоре после начала боя. Верхний 152-мм пояс из крупповской брони был пробит фугасным 305-мм снарядом, выпущенным из 305/40-мм орудия, с расстояния около 5 400 м (30 каб).

Это попадание ранее было описано так:

В 14.25, когда расстояние от «Микаса» до «Суворова» составляло 5 400 м, 305-мм снаряд попал в верхний броневой пояс, в корму от каземата 152-мм орудия №1, у 63 шпангоута, на высоте примерно 6’6” от проектной ватерлинии. Из броневого пояса была выбита коническая «пробка», внешние размеры пробоины составили примерно 1’9”×2’, внутренний размер пробоины в броне – около 2,5’. Полка для укладки противоторпедных сетей над местом попадания была оторвана на протяжении 10’, что указывает на разрыв снаряда при прохождении брони. Значительных размеров пробоина образовалась в настиле палубы каземата, внутрь которого попала угольная пыль, из-за чего орудие временно прекратило огонь.

Были легко ранены 3 человека: 2 – в батарее, 1 – в угольной яме.

Пробоина, нижний край которой находился на высоте 5’6” от проектной ватерлинии, была своевременно заделана и серьёзных затоплений удалось избежать.





Рисунок 3  - Пробоина в верхнем броневом поясе "Микаса", полученная в бою при Цусиме

1.4 «Микаса», Цусимское сражение, 14/27 мая 1905 г.

Во второй части боя 152-мм верхний пояс «Микаса» снова был пробит русским 305-мм снарядом – скорее всего, фугасным, выпущенным с расстояния 4 000...5 000 м (22...27 каб).

Этот случай был описан следующим образом:

В 16.15 305-мм снаряд пробил верхний пояс под казематом орудия №7, чуть ниже средней палубы, у 89 шпангоута. Размеры пробоины в броне составили примерно 3’×1’. Снаряд разорвался при попадании в переборку между угольными ямами на 88 шпангоуте, в настиле средней палубы над местом взрыва образовалась пробоина размерами 5’6”×6’6” футов, центр пробоины находился на расстоянии примерно 8’9” от борта и около 9’ от места попадания снаряда. Так же была пробита продольная переборка между нижней и средней палубами. Нижний край пробоины находился на высоте 7’4” от проектной ватерлинии. Как и в случае с попаданием под каземат №1, пробоину захлёстывали волны, но её удалось своевременно заделать и избежать существенных затоплений.

В результате попадания 1 человек был убит, 1 – смертельно ранен, 1 – ранен тяжело и 3 – легко.


К этому описанию следует добавить, что в результате разрушения палубы орудие №7 нельзя было наводить на цель позади траверза (рис. 4)



Рисунок 4 - Внутренние разрушения в результате пробития верхнего пояса "Микаса" в Цусимском сражении

1.5 «Фудзи», Цусимское сражение, 14/27 мая 1905 г.

На броненосце «Фудзи» была пробита броня кормовой башни – 152 мм, гарвей. Дистанция в момент попадания составляла 4 500..5 500 м (25...30 каб). снаряд, скорее всего, был 305-мм фугасным, выпущенным из орудия 305/40-мм.

Снаряд попал над амбразурой правого орудия (рис. 5) и разорвался внутри башни, в тыльной её части – видимо, при ударе в заднюю броневую стенку, которая была сорвана с креплений и отброшена за борт. Было повреждено правое орудие, разбиты оба телескопических прицела. Осколками снаряда был повреждён поручень на правом крыле кормового мостика.

Внутри башни загорелись 8 находившихся в боевом отделении полузарядов. Спустя 40 минут после попадания башню снова ввели в действие, но до конца боя стреляло только левое орудие.

Погибли 8 человек, ещё 9 получили ранения (8 – тяжёлые).



Рисунок 5 - Пробоина в лобовой броневой плите кормовой башни "Фудзи"

1.6 «Ниссин», Цусимское сражение, 14/27 мая 1905 г.

«Ниссин» получил пробоину в главном броневом поясе – 152 мм, крупп. Дистанция в момент попадания составляла, видимо, 3 000...3 500 м (16...20 каб). Снаряд – 254-мм или 229-мм, выпущенный из орудия 254/45-мм или 229/35-мм.

Пробоина находилась примерно на уровне ватерлинии, высота её, по разным данным, составляла 10”..12”, ширина – 1’10,5” (рис. 6). Снаряд взорвался при попадании, его головная часть застряла в центре угольной ямы, сама угольная яма была затоплена. В каземате №14, расположенном над местом попадании, пострадали 3 человека из расчёта 152-мм орудия.



Рисунок 6 - Пробоина в главном броневом поясе "Ниссин"

1.7 «Адзума», Цусимское сражение, 14/27 мая 1905 г.

На броненосном крейсера «Адзума» была пробита 152-мм крупповская броня каземата 152-мм орудия №7, кормового каземата на верхней палубе. Время попадания, по рапорту командира корабля – 14.55, по рапорту находившегося на борту британского наблюдателя Джексона – 14.37. Соответственно, дистанция в момент попадания могла составлять 3 200...4 500 м (17...24 каб). Снаряд – 305-мм, фугасный или бронебойный, выпущенный из орудия 305/40-мм, 305/35-мм или 305/30-мм.

Попадание пришлось в верхнюю кромку плиты над амбразурой орудия, броневая плита была разбита, в крыше образовался значительных размеров пролом (рис. 7). Установленное на крыше каземата 76-мм орудие было сбито со станка и сброшено на палубу позади каземата. Повреждения получил и станок 152-мм орудия, однако само оно вышло из строя ранее – видимо, в результате преждевременного разрыва собственного снаряда. Осколками снаряда и обломками брони были повреждены кормовой мостик, нижняя часть грот-мачты, штурманская рубка, вентилятор машинного отделения, корабельные плавсредства.

В результате попадания были убиты 6 человек (на месте погибли все 4 члена расчёта 76-мм орудия №9, ещё 2 человека были убиты у «симметричного» 76-мм орудия №10 по правому борту), 1 получил смертельное ранение (так же у 76-мм орудия №10). На кормовом мостике пострадали четверо: тяжело ранен старший офицер крейсера, капитан 2 ранга Того Сэйносукэ, лёгкие ранения получили корабельный гардемарин и 2 человека из расчёта 47-мм пушки №4. В средней части верхней палубы был ранен 1 человек из расчёта 152-мм орудия №5 (кормовая палубная установка правого борта), на кормовой надстройке лёгкие ранения получили 4 человека (в т.ч. 2 – из расчёта76-мм пушки №11, 1 – из расчёта 76-мм пушки №12). Потери могли быть тяжелее, но в каземате №7 не было прислуги.



Рисунок 7 - Повреждения "Адзума" в результате попадания в каземат №7


2. Русские снаряды. Попадания без сквозных пробитий

В этом разделе перечислены известные автору случаи попадания в броню крупнокалиберных снарядов, которые, как миниму теоретически, могли эту броню пробить.

2.1 «Микаса», бой у Шантунга, 28 июля/10 августа 1904 г.

В бою у Шантунга флагман Того получил попадание 305-мм фугасным снарядом, выпущенным из орудия 305/40-мм, в 229-мм крупповскую броневую плиту кормовой башни главного калибра (рис. 8). Дистанция в момент попадания превышала 8 000 м (43 каб).

Последствия этого попадания мы ранее описали так:

Спустя двадцать минут после начала второй фазы боя в кормовой башне «Микаса» произошёл очень сильный взрыв – британский атташе Пэкинхем, находившийся на идущем следом «Асахи» отметил, что поначалу казалось, что взорвался кормовой погреб флагманского броненосца. Причиной взрыва, очевидно, был крупнокалиберный снаряд, задевший ствол правого орудия и ударивший в лобовую броневую плиту чуть вправо от центральной линии, на уровне осей орудий. Броневая плита была расколота.

Орудие, по-видимому, было заряжено, а удар вызвал «нечаянный» выстрел – в результате ствол правого орудия, повреждённый снарядом, был разорван. Башня оказалась развёрнута к диаметральной плоскости, немного в сторону правого борта, и была заклинена в этом положении. Так же заклинило левое орудие.
Осколки и обломки причинили многочисленные повреждения верхней палубе и кормовой надстройке.

...Ранения и травмы получили 14 человек внутри башни главного калибра (как минимум 3 – тяжёлые, в т.ч. 2 были впоследствии комиссованы), в том числе – командир башни, член императорской фамилии капитан-лейтенант Хироясу. Одного человека на кормовом мостике убило стволом правого орудия (это был единственный погибший), там же ранило ещё нескольких человек.




Рисунок 8 - Разбитая броневая плита кормовой башни "Микаса"

2.2 «Микаса», бой у Шантунга, 28 июля/10 августа 1904 г.

Ещё одно попадание пришлось в 152-мм крупповскую броню каземата №14, кормового каземата правого борта на главной палубе (рис. 9). Дистанция в момент попадания, видимо, превышала 7 000 м (38 каб). Снаряд – скорее всего, фугасный, 305-мм или 254-мм, выпущенный из орудия 305/40-мм или 254/45-мм.

Ранее это попадание мы описали так:

В 19.30 тяжёлый снаряд разорвался при попадании в 152-мм броню под орудийным портом 152-мм орудия №14 (кормовое орудие левого борта на средней палубе), ближе к задней кромке брони. Броневая плита в месте попадания была смещена примерно на 100 мм. В результате повреждения броневой плиты орудие не могло стрелять на 20 и более градусов в корму от траверза (угол обстрела орудия –90 градусов в корму от траверза, 30 градусов в нос от траверза).
Осколками снаряда был разбит телескопический прицел, сделаны выбоины на нижней части ствола орудия, пробита обшивка борта в корму от каземат.
Три человека прислуги получили ранения, из них один – тяжёлые.




Рисунок 9 - Повреждения каземата №14 "Микаса"

2.3 «Микаса», Цусимское сражение, 14/27 мая 1905 г.

В Цусимском сражении «Микаса» так же получил попадание в 152-мм броню батареи без пробития брони. Дистанция в момент попадания составляла не менее 5 700 м (31 каб). Снаряд – 305-мм фугасный, выпущенный из орудия 305/40-мм.

Этот случай был описан так:

В 14.40, когда дистанция от «Микаса» до «Суворова» составляла 5 700 м, 305-мм снаряд попал в 152-мм броню под амбразурой 152-мм орудия №7. Броневая плита в месте попадания треснула, но пробита не была, что объясняется, видимо, сравнительно острым курсовым углом «Микаса», сильно обогнавшего к этому времени головные русские броненосцы. Осколки снаряда повредили телескопический прицел 152-мм орудия №7; ствол 47-мм орудия №3 и станок 47-мм орудия №5, расположенных над местом попадания на шлюпочной палубе.

В каземате №7 были ранены 3 человека (1 – тяжело).


2.4 «Ниссин», Цусимское сражение, 14/27 мая 1905 г.

Корабль младшего флагмана 1-го боевого отряда получил попадание в броню носовой башни – 152-мм, крупповскую. Снаряд – фугасный 229-мм или 254-мм, выпущенный из орудия 229/35-мм или 254/45-мм, с расстояния не менее 6 000 м (32 каб).

Попадание пришлось в переднюю часть правой стенки башни (рис.10), снаряд попал в 16.05 – в тот момент, когда «Ниссин» стрелял по кораблю, находившемуся впереди траверза, попадания добился один из концевых кораблей русской линии.

Осколками этого снаряда были ранены 6 человек (2 – тяжело), в том числе 3 человека были ранены в боевой рубке. Среди них – вице-адмирал Мису Сотаро, получивший тяжёлые ранения, и старший штурман крейсера капитан-лейтенант Танака Юкинао, раненый легко.



Рисунок 10 - Повреждения носовой башни "Ниссин"

2.5 «Ниссин», Цусимское сражение, 14/27 мая 1905 г.

Так же в японских документах упоминается попадание 305-мм снаряда в 152-мм поясную броню «Ниссин» по левому борту, однако время попадания неизвестно.

3. Японские снаряды. Попадания со сквозным пробитием

Для большинства попаданий в русские корабли время попаданий не фиксировалось точно, что затрудняет оценку как дистанции, так и калибра и типа попавшего снаряда. В этом случае чаще обычного приходится пользоваться методом «определения причины по следствию».

3.1 «Победа», бой у Шантунга 28 июля/10 августа 1904 г.

В бою при Шантунге на «Победе» был пробит верхний пояс – 102-мм, крупп. Снаряд – 305-мм, бронебойный, выпущенный из орудия 305/40-мм, дистанция в момент попадания в пределах 5 500...8 000 м (30...45 каб).

В рапорте командира корабля это попадание описано следующим образом:

Пробоина в жилой палубе, между 50 , 51 и 52 шпангоутами. Пробита 4" броня и оба борта и переборка бортового коридора. Удар снаряда был на 51 шпангоуте. Три шпангоута 51, 52 и 53 сломаны, №№ 50 и 54 согнуты. Броневой лист сдвинут с места и верхним передним углом вдавлен внутрь на 7". В жилой палубе сбиты 2 электрические лебедки. Пробиты осколками оба элеватора патронных погребов, вентиляционная труба из 5-й угольной ямы, переборка угольной ямы, кожух шахты в кормовую кочегарку и кожух дымовой трубы.

В нижней батарее осколками у 3-го - 75 мм. орудия полупортик снесен и у 5-го 75 мм. орудия полупортик пробит и согнут.


3.2 «Победа», бой у Шантунга 28 июля/10 августа 1904 г.

Так же на «Победе» был пробит главный броневой пояс – 229-мм, крупп. Снаряд – 305-мм, бронебойный, выпущенный из орудия 305/40-мм, дистанция в момент попадания в пределах 5 500...8 000 м (30...45 каб).

Описание попадания по рапорту командира корабля:

Подводная пробоина между 33 и 34 шпангоутами. 12" снарядом вышибло в 9" броне пробку, весом больше 7 пудов, которая пролетела в угольную яму. Броневой лист дал трещины по всем направлениям. Пробиты оба борта, наружный и внутренний и переборка бортового коридора. Размеры пробоины наружнего борта: 16" ширины и 14" высоты. Шпангоуты №№31, 32, 33, 34 и 35 согнуты; на 32, 33 и 34 (у ватерлинии) у палубного стрингера срезаны заклепки. Между 32 и 33 шпангоутами выбило 3 броневых болта; между 33 и 34 - 1 болт и 1 поврежден. Между 33 и 34 шпангоутами сорвано 15 заклепок в 5-м стрингере (в нижнем коридоре); между 33 и 34 там-же сорвано 17 заклепок. На 32 шпангоуте несколько заклепок наружного борта текут. На 33 шпангоуте в нижнем коридоре согнута горловина непроницаемой переборки. 32 и 33 шпангоуты - в палубном стрингере срезано 15 заклепок и 4 повреждены. 33 и 34 шпангоут - там-же срезано 14 заклепок. 4 бимса шпангоутов 31, 32, 33 и 34 - согнуты. У 9" брони на 37 шпангоуте вышидло средний болт; броневая плита сдвинута с места. От разрыва этого снаряда выгнуты два полупортика 6" орудий в нижнем каземате.

В показаниях командира корабля Следственной комиссии говорится о том, что при попадании этого снаряда погибли 2 человека из прислуги подачи, но более вероятно, что их убил снаряд, пробивший верхний пояс.

3.3 «Ретвизан», бой у Шантунга 28 июля/10 августа 1904 г.

На «Ретвизане» была пробита 51-мм броня верхнего пояса в носовой части. Калибр снаряда оценить сложно, но вероятнее всего это был 203-мм или 305-мм бронебойный снаряд, выпущенный из орудия 203/45-мм или 305/40-мм с дистанции не менее 6 500 м (35 каб).

Снаряд попал в борт у лазарета, в броне образовалась неправильной формы пробоина, осколками и обломками брони в расположенном у противоположного борта изоляторе разбиты две койки и дверь, в проходе между лазаретом и изолятором разбит шкаф, повреждена мебель в расположенной в нос от места попадания кают-компании кондукторов. Осколками снаряда, взорвавшегося при попадании, так же повреждены полупортики расположенного над местом попадания 75-мм орудия.

В мемуарах командира корабля сказано, что один из японских снарядов

...попал в 2-дюймовую броню у ватерлинии, в носовой части корабля, в лазаретном отделении, снаряд сделал в броне такую щель, что вода из-за борта совершенно свободно проникала в корабль и, когда я после первого боя спустился вниз, чтобы ознакомиться с повреждениями, то вода доходила до порога переборки отделения носовой башни.

3.4 «Ослябя», Цусимское сражение, 14/27 мая 1905 г.

«Ослябя» получил пробоину в верхнем поясе – 102 мм, гарвей. Броня была пробита 203-мм бронебойным снарядом, выпущенным из орудия 203/45-мм с расстояния около 4 300...4 800 м (23...26 каб).

Снаряд попал в броню у 10-й угольной ямы, в результате попадания была затоплена угольная яма, и расположенная вблизи попадания под броневой палубой запасную крюйт-камеру.

3.5 «Сисой Великий», Цусимское сражение, 14/27 мая 1905 г.

На «Сисое Великом» был пробит верхний пояс – 127 мм, сталеникелевая броня. Снаряд – 203-мм бронебойный, выпущенный из 203/45-мм орудия, с дистанции, вероятно, 3 000...3 500 м (16...20 каб).

Снаряд пробил броню и, не разорвавшись, застрял в расположенной за бронёй запасной угольной яме №4, которая была затоплена.

3.6 «Николай I», Цусимское сражение, 14/27 мая 1905 г.

На флагманском корабле 3-го броненосного отряда русской эскадры, по описанию повреждений, сделанному японцами после боя, была пробита броня правого носового каземата 229-мм орудия – 76 мм, компаунд. К сожалению, время и даже день попадания неизвестны, так же нет подробного описания повреждений, в связи с чем трудно оценить калибр попавшего снаряда и дистанцию в момент попадания.

4. Японские снаряды. Попадания без сквозного пробития

Общее число попаданий японских снарядов в броню без сквозного пробития слишком велико, чтобы описать все известные попадания в настоящей работе. В целом можно отметить, что при попаданиях крупнокалиберных фугасных снарядов броня толщиной 152 мм и больше серьёзных повреждений обычно не получала (рис. 11), общий же эффект действия снаряда зависел главным образом от того, куда попадут осколки снаряда, и от того, насколько хорошо закреплена броневая плита. При попадании же бронебойных снарядов картина могла быть иной.



Рисунок 11 - Повреждения кормовой башни броненосца "Генерал-адмирал Апраксин" 203-мм фугасным снарядом

Ниже приведены сведения о пяти попаданиях, которые представляются важными в контексте дальнейшего обсуждения.

4.1 «Пересвет», бой у Шантунга 28 июля/10 августа 1904 г.

На броненосце «Пересвет» была сильно повреждена броневая плита главного пояса – 229 мм, гарвей. Снаряд – 305-мм, бронебойный, выпущенный из орудия 305/40-мм с расстояния на менее 6 500 м (35 каб).

Старший артиллерийский офицер корабля описал последствия этого попадания так:

Подводная пробоина под носовыми казематами. Снаряд 12-дм бронебойный ударил в угол броневой девятидюймовой плиты. Разрыв был затяжной. Снаряд брони не пробил, но сделал в ней лишь выбоину. Угол плиты, видимо, был плохо подкреплен, вследствие чего он подался фута на два внутрь, причем погнулась лишь мягкая часть плиты, закаленная же дала несколько концентрических трещин. Водой залились 33-е и 37-е отделения верхние (по 20 тонн) и нижние (по 60 тонн). Нижние отделения залились через горловины в карапасной палубе, кои неплотно задраиваются. В Артуре на якоре их удалось очень скоро откачать, после чего вода очень медленно прибывала.

Кроме того, для выравнивания корабля были затоплены симметричные отсеки левого борта, таким образом, в результате попадания «Пересвет» принял 320 т воды (по 160 т с каждого борта).

4.2 «Пересвет», бой у Шантунга 28 июля/10 августа 1904 г.

В том же бою «Пересвет» получил попадание в вертикальную броню носовой башни главного калибра – 229 мм, гарвей. Снаряд – 305-мм фугасный, выпущенный с расстояния не менее 6 500 м (35 каб).

В описании старшего артиллерийского офицера это попадание выглядит так:

Большой снаряд ударил в броневую плиту башни, но не пробил и не сдвинул ее, осколками же погнул угольники мамеринца, кои заклинили башню настолько, что вручную десять человек едва могли повернуть ее. От сотрясения приборы оказались выведенными на очень небольшой промежуток времени, после чего их удалось быстро поправить (кроме горизонтальной наводки). Осколками этого снаряда обдало боевую рубку, перебило кабели управления огнем и переговорную трубу в носовую башню. Далее осколки пробили верхнюю палубу.

4.3 «Ретвизан», бой у Шантунга 28 июля/10 августа 1904 г.

Так же заслуживает упоминания попадание в носовую башню главного калибра на «Ретвизане». Броня – крупповская, толщиной 229-мм. Снаряд – 305-мм, фугасный, выпущен из орудия 305/40-мм с расстояния около 7 500 м (41 каб).

В описании командира корабля это попадание выглядит так:

Около 5 часов дня неприятельский снаряд попал в кромку левой амбразуры носовой башни. При этом был убит один комендор (второй номер левого орудия) и ранены: башенный командир, артиллерийский квартирмейстер, старший комендор, старший гальванер и третьи номера прислуги обоих орудий. Таким образом башня лишилась всех своих главнейших работников. Сейчас же вслед за этим башенного командира заменил артиллерийский кондуктор Емельянов, прислуга была пополнена комендорами мелкой артиллерии, а артиллерийский квартирмейстер Алексеев после перевязки вернуся в башню.

Этот же снаряд раздробил часть свеса над неподвижной броней, чем заклинил вращение башни, а осколками своими заклинил орудие в переднем связном кольце рамы. В момент попадания снаряда производилось заряжание левого орудия; снаряд и первый полузаряд были досланы до места и зарядник был поднят в 3 положение. От удара наш снаряд сместился обратно в камеру орудия и сдавил этим оба полузаряда, благодаря чему зарядник заклинился наверху. Таким образом левое орудие вновь было выведено из строя. Парусиновые чехлы на амбразурах загарелись и образовался пожар, при тушении которого были подмочены реле и электрические провода прибойников и вертикального наведения, так что эти приборы пришлось перевести на ручное действие. В течении приблизительно часа времени, пока налаживались все приборы, башня не действовала вовсе.

Начала вновь стрельбу башня уже тогда, когда броненосец повернул за "Цесаревичем", пошел на сближение с неприятелем; но все же вращать башню не было еще возможности, а приходилось стрелять в тот момент, когда благодаря поворотам броненосца , неприятельские корабли сами входили в прицел. Таким образом было сделано только три выстрела.

После всей этой аварии, из левого орудия был сделан только один выстрел, и хотя оно и давало правильный откат и накат, но все же тело орудия сильно царапалось заклинившимися между ним и связным кольцом осколками.

Осколками попавшего снаряда в башне был разбит левый циферблат и приборы его привода, благодаря чему получилось в цепи прямое сообщение с корпусом и все приборы управления артиллерийским огнемлевого борта перестали действовать.


4.4 «Орёл», Цусимское сражение, 14/27 мая 1905 г.

На броненосце «Орёл» прямым попаданием в вертикальную броню была выведена из строя левая носовая башня среднего калибра, защищённая 152-мм крупповской бронёй. Дистанция в момент попадания составляла около 4 500 м (25 каб). Снаряд – 203-мм бронебойный, выпущенный из орудия 203/45-мм.

Ранее это попадание было описано так:

Вскоре после этого в результате попадания 203-мм полубронебойного [sic!] снаряда в 152-мм броню слева, у основания, башня оказалась заклинена. Станина левого орудия была разбита, в палубе и небронированном борту надстройки рядом с башней образовалась большая пробоина. Один из крупных осколков снаряда пробил броневую крышу батареи 75-мм орудий толщиной в 32 мм (размер пробоины 12”х6”). Броневые плиты башни в месте попадания разошлись, тяжело поврежденная попаданием лобовая плита была сорвана практически со всех болтов – только 2 из них удержали плиту на месте. Костенко и Шведе говорят о том, что в результате этого попадания вся прислуга башни вышла из строя, однако речь, видимо, идет главным образом о контузиях. В показаниях кондуктора Торчкова говорится о том, что после боя, осматривая состояние орудий броненосца по приказанию лейтенанта Шамшева, он выяснил, что в левой носовой башне 1 комендор «убит наповал» (по данным Костенко, «прислонившийся к броне в момент удара снаряда, мгновенно умер от сотрясения без видимых наружных повреждений»), ещё 1 человек ранен в руку. Остальных людей из этой башни Торчков отправил в правую носовую башню для замены прислуги, пострадавшей там в результате пожара.



Рисунок 12 - Повреждения левой носовой башни "Орла"

4.5 «Орёл», Цусимское сражение, 14/27 мая 1905 г.

В барбет правой кормовой башни «Орла» – 152 мм, крупп – попал 305-мм фугасный снаряд. Дистанция в момент попадания составляла не менее 6 500 м (35 каб).
Результат попадания был описан так:

Броневая плита сместилась и была вдавлена в основание вращающегося стола башни, которая оказалась заклинена. В легком борту под башней образовалась пробоина размерами 8’x7’6”, осколки снаряда вызвали пожар в адмиральской столовой.

Обсуждение

Наиболее важный, на наш взгляд, вывод может быть сформулирован так: способность снарядов пробивать броню оказалась близка к теоретической. Иными словами - соответствовала довоенным представлениям. На это указывают попадания в главный пояс "Микаса" (1.1) и "Победы" (3.2) в бою у Шантунга. При этом броня была пробита на больших, для тех времен, дистанциях, до 8 000 м (43 каб). Можно предположить, что на дистанции от 5 500 м (30 каб) и менее, 305-мм орудия обоих флотов были опасны для самой толстой вертикальной брони (за исключением брони барбетов японских броненосцев и главных поясов "Фудзи", "Полтавы" и "Севастополя"). Кроме того, на таких дистанциях снаряды 203-мм орудий, видимо, могли пробивать броню, эквивалентную по стойкости как минимум 127-мм крупповской плите (см. попадание 4.4) - это особенно важно при оценке соотношения сил в Цусимском бою.

Точно так же вполне ожидаемыми были и те случаи, когда крупнокалиберные снаряды не пробивали брони средней толщины (напр, 2.2, 2.3). Это было связано с невыгодным курсовым углом цели. Эффект этот не только был известен участникам событий - контр-адмирал В.К. Витгефт во второй части боя у Шантунга построил маневрирование русской эскадры с учётом этого эффекта. Этим, отчасти, можно объяснить небольшое число пробоин в броневых поясах русских броненосцев в том бою.

Не каждое попадание с пробитием брони причиняло действительно существенные повреждения, резко снижающие боеспособность корабля. Курьёзным можно назвать тот факт, что среди попаданий русских снарядов самым тяжёлым по последствиям оказалось попадание в кормовую башню "Микаса" при Шантунге (2.1), т.е. попадание без сквозного пробития. Тем не менее, попадание в башню "Фудзи" (1.5) можно считать самым неприятным для японцев в Цусимском сражении, и входящим в тройку самых больших неприятностей за всю войну. Наконец, стоит отметить и "кровавое" попадание в каземат "Адзума" (1.7).

С японскими попаданиями ситуация несколько иная. Самым важным стало пробитие верхнего пояса "Ослябя" (3.4), решившее судьбу корабля - хотя оно и не стало бы смертельным, не будь пробоин в носу. Попадание без пробития в главный пояс "Пересвета" (4.1) , видимо, было сравнимым по последствиям с попаданием в "Ослябя" и превосходило таковые в случае с попаданием в главный пояс "Победы" (3.2). Попадания в башни "Пересвета" (4.2) и "Ретвизана" (4.3) существенно повлияли на боеспособность этих кораблей - но здесь, скорее, сказались недостатки конструкции башен, а не достоинства японских снарядов. В любом случае, эффект от этих попаданий был меньше эффекта от попаданий в башни "Микаса" и "Фудзи".

Эффект от попадания в броню во многом определяется заброневым действием. В частности, сами по себе пробоины в главном и тем более верхнем броневом поясе не так опасны - если сохраняется целостность и герметичность броневой палубы. Японские снаряды, разрывавшиеся при прохождении первой преграды, нарушить целостность броневой палубы не могли. Однако в случаях с "Ослябя" и "Пересветом" герметичность не была обеспечена исходно, отчего эти попадания и привели к тяжёлым последствиям - что, помимо прочего, доказывает потенциальную опасность таких попаданий при использовании снарядов, взрывающихся за бронёй.

Русские снаряды давали полноценный взрыв за бронёй дважды - при попадании в башню "Фудзи" и втором пробитии верхнего пояса "Микаса" при Цусиме (1.4). В обоих случаях дистанция была менее 5 500 м (30 каб), и была пробита броня средней толщины (на "Фудзи" - гарвеевская). Таким образом, можно утверждать, что - как минимум - попадание 305-мм русского снаряда в главный пояс японского броненосного крейсера или тонкую часть пояса броненосца на дистанции менее 5 500 м могло привести к обширным затоплениям под броневой палубой, но таких попаданий не было.

Возможность полноценного взрыва в нескольких метрах за пробитой броневой плитой - доказанное на практике преимущество русских снарядов. Второе преимущество - тип снаряда. С нашей стороны броню чаще всего (возможно, всегда) пробивали снаряды фугасные, у японцев же - видимо, только бронебойные. Это само по себе не удивительно, поскольку снаряды были схожей конструкции. Преимуществом данное обстоятельство становилось постольку, поскольку обе стороны активнее использовали фугасные снаряды. В итоге при Шантунге с обеих сторон было по одной сквозной пробоине в главном и верхнем броневых поясах в пределах цитадели - при том, что японцы добились в разы большего числа попаданий.

При Цусиме картина даже усугубилась - если можно так выразиться - для японцев. Если при Шантунге бронебойные 305-мм снаряды составляли почти половину от выпущенных (279 из 603), то при Цусиме - меньше десятой части (32 из 452), причём бронебойные снаряды использовали только "Микаса" (28) и "Сикисима" (4). Это было связано со сделанным после боя у Шантунга и оказавшимся ошибочным выводом о том, что именно бронебойные 305-мм снаряды были причиной разрыва орудий. Запрет на их использование, введённый вскоре после боя, был снят в ферале 1905 г., но доверие к бронебойным 305-мм снарядам оказалось подорванным.

Заключение

В период русско-японской войны крупнокалиберные (от 254-мм и выше) снаряды могли пробивать большую часть вертикальной брони броненосцев на дистанциях "решительного боя", и броню средней толщины - на дистанциях, дающих возможность регулярно попадать в цель. Снаряды 203-мм орудий были опасны для брони средней толщины. В случае взрыва снаряда за бронёй последствия могли быть если не катастрофичечкими, то тяжёлыми. Иными словами, броня в этот период отнюдь не выигрывала состязание со снарядом - скорее, имел место "баланс сил".

Однако, ни одна из сторон не смогла в полной мере реализовать технический потенциал. Японцы - из-за решения снарядить бронебойные снаряды тем же взрывателем, которым снаряжались снаряды фугасные, что практически исключало разрыв за бронёй; низкой прочности фугасных снарядов и ошибочного "самоограничения" при использовании бронебойных снарядов в Цусимском сражении. Русские - в первую очередь из-за того, что, по тем или иным причинам, добились относительно небольшого числа попаданий в корабли противника.

Tags: Цусима, русско-японская, снарядный вопрос
Subscribe

Posts from This Journal “снарядный вопрос” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 39 comments