naval_manual (naval_manual) wrote,
naval_manual
naval_manual

Categories:

Тактика авианосцев. Проблема Хара и другие вопросы разведки

Большое видится на расстояньи.

"Дальнобойность" является основным и, по сути, единственным достоинством палубной авиации в морском бою. Способность авианосца "разить на 200 миль" - первый аргумент в споре о превосходстве авианосца над линкором. Однако, для того, чтобы реализовать эту способность, требуется столь же дальнобойная разведка, которая должна последовательно решить ряд проблем: своевременно обнаружить цель; определить, что за цель обнаружена; определить курс и скорость цели; определить место цели; поддерживать контакт и, наконец, определить результаты удара для того, чтобы можно было планировать дальнейшие действия. Разрыв по любому из этих пунктов ведёт к бесполезной трате дальнобойных усилий. Таким образом, тактическая разведка становится ключевым элементом действий палубной авиации.

Проблемы эти возникали и решались, главным образом, во время Второй мировой. Решались несколькими способами. Первым, традиционным, было использование надводных кораблей - точнее, крейсеров. Несмотря на кажущуюся абсурдность идеи, крейсера сыграли важную роль в разведывательном обеспечении действий британской палубной авиации в сражении при Матапане и ключевую - во время охоты на "Бисмарк". Иными словами, надводные корабли играли важную разведывательную роль в первых крупных "палубных" успехах - впрочем, в этом случае противник не имел собственной палубной авиации.

Вторым способом было использование подводных лодок - однако, для решения задачи "по полному циклу" подводные лодки подходили слабо. Только в 1944-1945 гг. и только американцам удалось использовать подводные лодки для установления первичных контактов, последним знаменательным случаем было первичное обнаружение группы "Ямато", при этом американцам даже удалось некоторое время поддерживать контакт.

Третьим, продвинутым, способом были радиотехническая и радиоразведка. Однако оба этих способа играли вспомогательную роль, даже при Мидуэе, поскольку не давали необходимой  точности.

Четвёртым, временами очень эффективным, было использование базовой авиации. Основной проблемой в этом случае было обеспечение надёжной связи между разведывательными и ударными силами, что оказывалось возможным далеко не всегда, по ряду организационных причин - лучше других проблема была решена британцами на Средиземном море.

Пятым же, естественным, основным, и самым интересным способом решения проблемы дальней разведки было использование корабельной авиации. Об этом способе, об особенностях и развитии тактики авиационной разведки скажем пару слов ниже.

Невидимый противник

Надёжное разведывательное обеспечение действий палубной авиации было необходимым условием успеха в любом случае - например, при Калабрии, в первом сражении с использованием авианосца "по полному циклу" обе ударные группы "свордфишей" так и не смогли найти назначенную цель, линкоры итальянцев, и дважды безуспешно атаковали тяжёлые крейсера. Впрочем, особое значение разведка приобретала в авианосных дуэлях.

Мы уже немного обсуждали проблемы "бокса в темноте". Сегодня же подчеркнём сложность проблемы числом: в пяти из шести авианосных сражений 1942-1944 гг. возникала ситуация, когда один противник атакует (или как минимум поднял в воздух свою ударную группу), в то время как другой ещё не "увидел" оппонента. Таким образом, разведывательные усилия играли очень важную роль в авианосных дуэлях. При Мидуэе эта роль оказалась ключевой, а как минимум в трёх случаях - у Восточных Соломоновых, в Филиппинском море и у м. Энганьо - позднее обнаружение противника существенно повлияло на ход и итоговый результат боя. Заметим в скобках - хотя считается, что американская разведывательная тактика с самого начала была лучше японской, американцы оказывались в "слепой" позиции четырежды, в то время как японцы - только однажды.

Фазовый подход, или "чем больше - тем лучше"

Важность разведки осознавалась командующими с самого начала, однако существовала ключевая проблема - проблема "экономии сил" -  из-за которой количественные показатели и организационная сложность разведки нарастали постепенно. В 1941-1942 гг. основным способом поиска цели был так называемый "однофазный" поиск: для разведки выделялся сектор (обычно) вероятного нахождения цели, этот сектор нарезался на отдельные участки, каждый из которых осматривал одиночный самолёт (авианосный, или "линкорный-крейсерский"), и поиск выполнялся однократными "рейсами" самолётов - в "одну фазу". Только в том случае, если поиск не приносил результата, могла выполняться новая разведка, или доразведка. Ниже - схема двух поисков палубных самолётов "Игла" в бою у Калабрии. В каждом случае на разведку вылетали три "сфордфиша" (при общем ресурсе в 18 самолётов). Первый, в 04.10, был очень скромным - самолёты осмотрели сектор 180-300 градусов (по 40 градусов на разведчик) на глубину всего 60 миль, и результатов не принёс. Второй, в 08.58, был допоиском цели - к этому времени Каннигем получил три донесения от обнаружишей противника летающей лодки с Мальты. В воздух так же поднялись три самолёта - но теперь они должны были осмотреть сектор 240-300 градусов (по 13,3 градуса на самолёт) "на максимальную глубину". На этот раз противника удалось найти.



Рисунок 1 - Схема движения британского и итальянского флота и поисков британской палубной авиации в бою у Калабрии.

Таком был исходный масштаб "разведывательных" усилий авианосной авиации в начале войны - всего за время сражения самолёты "Игла" выполнили 6 вылетов на разведку, и ещё два парных вылета на слежение за противником. Хотя такие объёмы во многом объяснялись в общем небольшим числом самолётов на борту "Игла", в первых авианосных сражениях 1942 г. на поиски противника так же вылетало обычно всего "несколько" самолётов (об этом так же подробнее - ниже). Но, по мере накопления боевого опыта и роста мощи палубной авиации, ситуации менялась.

Пожалуй, самой интересной схемой разведки можно назвать схему, выбранную Одзава утром 19 июня 1944 г., в первый день сражения в Филиппинском море. Тогда японцы применили "трёхфазный" поиск - на разведку последовательно вылетели три группы самолётов. Первую составили 16 корабельных разведчиков Е13А, запущенных с линкоров и крейсеров авангарда - подъём этой группы закончился в 04.45, они должны были осмотреть сектор 135-315 градусов (180 градусов) на глубину 350. Вторая группа была выпущена с авианосцев группы Обаяси "Главных сил" в 05.15-05.20 - её составили 14 самолётов, 13 палубных ударных B5N и 1 Е13А. Эти самолёты должны были осмотреть сектор 0-180 градусов на глубину 300 миль. Таким образом, две первые "фазы" должны были осмотреть сектор в 225 градусов, при этом существенная часть секторо поиска (0-135 градусов) перкрывалась - это обеспечивало дублирование поиска, необходимое для повышения точности и "живучести" разведки. Но это было не всё: в 05.30 с авианосца "Сёкаку", в составе главных сил Одзава, взлетели 11 D4Y1, к которым присоединились ещё 2 Е13А с кораблей сопровождения. Эти 13 самолётов должны были осмотреть сектор 20-105 градусов (80 градусов) на глубину 560 миль.

Таким образом, японцы использовали в трёх фазах 43 разведывательных самолёта, при этом в секторе 20-105 градусов на глубину 300 миль разведка "утраивалась". Схема была и масштабная, и сложная (японцы) - но, как ни странно, результаты поиска не отличались радикально от тех, которых удалось добиться Каннигему: Одзава получил три "контакта", из которых только один был "стоящим", а два оказались "ложными". Предполагаемые "цели" находились севернее и южнее реальной позиции TF58 - и это, во многом, предопределило последующее поражение японской палубной авиации, ударные группы не просто подвергались избиению американскими истребителями - их били во время "охоты на призраков". Одной из причин были тяжёлые потери разведчиков (в первой фазе погибли 10 из 16 самолётов, во второй - 7 из 14), не обеспечивших слежение и уточнение данных.

Собственно, риск тяжёлых потерь в условиях противодействия вражеских истребителей требовал резкого изменения тактики поиска. Размах усилий Одзава меркнет на фоне поиска TF38 утром 24 октября 1944 г., в первый день сражения в заливе Лейте: на поиск японцев с трёх авианосных групп ушёл, если не обсчитался, 141 самолёт. Скромнее всех выступила TG38.2 - всего 24 самолёта, TG38.3 использовала 61 самолёт, TG38.4 - 56. При этом вместо одиночных разведчиков использовались команды типа "2 истребителя + 1 пикировщик", "1 истребитель - 1 пикировщик", а TG38.4 использовала четыре усиленные разведывательно-ударные группы (каждая выполняла поиск в секторе 10 градусов) состава "8 пикировщиков+6 истребителей". Десять истребителей из числа помянутых выше занимали промежуточные позиции для поддержания надёжной связи между разведчиками и кораблями. Американские самолёты успешно вскрыли обстановку к западу от Филиппинских островов, обнаружив отряды Куриты, Нисимуры и Симы. Но, при циклопических масштабах разведки, американцы не осмотрели северный сектор - и не обнаружили силы Одзава утром 24 октября, что имело важные последствия. Иными словами, разведчиков не бывало много - даже у TF38 осенью 1944 г.

"Дежурная" и "тревожная" разведка

Теперь вернёмся в 1942 г. Может показаться, что у командующих авианосными соединениями в 1942 г. просто не было возможностей для организации поисков, сравнимых по масштабам с поисками в 1944 г. - но это не совсем так. Командующий TG38.3 контр-адмирал Шерман утром 24 октября 1944 г. использовал для разведки 61 самолёт при наличных 245, иными словами - примерно 25% своих сил. Сравнимые силы были у Нагумо утром 4 июня 1942 г.. Но представить себе, что Нагумо послал на утренний поиск полсотни палубных самолётов (оставим за скобками разведчики корабельные) решительно невозможно. В 1942 г. отношение к разведке было иным, что показано в прекрасной статье Энтони Тулли и Лю Ю.

Авторы статьи не только показали - достаточно убедительно - что "беспечный" поиск Нагумо решающим мидуэйским утром был стандартным для тех времён (стандартным и для японцев, и для американцев). Они так же выявили два типа поиска силами корабельной авиации, имевшихся в японском арсенале. Первый можно назвать "дежурным" - такой поиск выполнялся на всякий случай, в ситуации, когда оснований ожидать появления рядом вражеских авианосцев не было. Таким был пресловутый поиск Нагумо, а на схеме ниже - поиск утром 5 апреля 1942 г. у Цейлона. На поиск ушли всего пять самолётов, поиск выполнялся только в восточном направлении, сектора поиска были широки.



Рисунок 2 - Схема разведки Кидо Бутай утром 5 апреля 1942 г. у Цейлона.

Вечером того же 5 апреля японцы обнаружили пару британских самолётов - то были "альбакоры" Соммервила - достаточно далеко от Цейлона, чтобы заподозрить присутствие авианосцев противника. Соответственно, паттерн поиска утром 6 апреля изменился радикально - на разведку ушли 14 самолётов, был выполнен круговой поиск, при этом в угрожаемом, восточном направлении сектора сильно сузились. Если утром 5 апреля длина "собачьей ноги" (dog leg - участок поиска в направлении, перпендикулярном бисектрисе сектора поиска) разведчиков, выполнявших дальний поиск, была 70 миль, то утром 6 апреля - 40, при том, что дальность поиска была чуть меньше (230 миль против 250). Такое тип разведки назовём "тревожным" - к нему прибегали в условиях, когда существовали сильные "авианосные опасения".


Рисунок 3 - Схема разведки Кидо Бутай утром 6 апреля 1942 г. у Цейлона

Проблема Хара

И теперь самое время перейти к "заголовочной теме". Как мы отметили выше, ключевой проблемой организации разведки силами корабельной авиации являлась проблема "экономии сил" - самолёты, ушедшие на разведку, нельзя было использовать для удара. Эта проблема накладывалась на другую - проблему поиска "угрожаемого направления" (см. выше "бокс в темноте"). Как минимум на Тихом океане это была нетривиальная задача. И в пределе она приводила к необходимости кругового поиска - наиболее невыгодного с точки зрения экономии сил.

Необходимость кругового поиска может показаться проблемой абстрактной - но это не совсем так, как присутствующие могли убедиться только что, на примере рис. 3. Впрочем, круговой поиск однажды выполнялся и в авианосном сражении. Утром 8 мая 1942 г., в Коралловом море, обе стороны находились в "тревожной" ситуации: было ясно, что рядом находятся вражеские авианосцы. При этом американцы не имели предварительной информации, позволяющей сколько-нибудь точно определить угрожаемое направление - поэтому контр-адмирал Обри Фитч, бывший "тактическим командиром" американского соединения, вынужден был организовать круговой поиск, отправив на разведку 18 пикировщиков (при 117 самолётах всего)  - с той лишь разницей, что самолёты, вылетевшие в южном направлении (6), выполняли поиск на глубину 100 миль, в то время как улетевшие на север (12) - на 200 миль.

Японцы могли оказаться в аналогичной ситуации, но они накануне вечером, 7 мая, знали примерное положение противника - к юго-западу. Осуществлявший общее руководство операцией МО адмирал Иноуэ Сигэёси предложил командующему авианосным соединением вице-адмиралу Такаги Такэо сблизиться с противником ночью 7/8 мая, назначив утреннюю позицию вблизи точки нахождения американцев. Это могло привести к необходимости кругового поиска, поэтому командующий 5-й дивизией авианосцев котнр-адмирал Хара Тюити предложил Такэо ночью идти на север - от американцев - уменьшив, тем самым, сектор утреннего поиска. Такэо это предложение принял. Так было принято самое оригинальное, наверное, тактическое решение в авианосном сражении: один из противников, желавший сражаться, ночью "убегал" от своего оппонента с тем, чтобы уменьшить "расход сил" на разведку утром следующего дня, дня боя. В итоге японцы, вечером 7 мая "бежавшие" на восток, за Флетчером, с наступлением темноты повернули на север, от своего противника. Это позволило Такаги утром 8 мая послать на разведку всего 7 самолётов - против 18 у противника. Правда, от традиционного "фокуса" с корабельным разведчиками пришлось отказаться из-за сильного волнения, и на разведку ушли палубные торпедоносцы - тем не менее, "потери" японской ударной группы оказались куда как "легче".



Рисунок 4 - Схема действий 5-7 мая во время сражения в Коралловом море. Красная линия - движения японского авианосного соединения. Обратите внимание на поворот на север вечером 7 мая.

Резюме

Палубная авиация как "органическая" часть авианосного соедения была основным и наиболее эффективным средством дальней разведки в морском бою. Поскольку раннее обнаружение противника если и не гарантировало итоговой победы, то, как минимум, обещало существенные тактические выгоды, задача разведки всегда относилась к числу приоритетных задач командующего авианосным соединением - и требовало максимизации разведывательных усилий. При этом, наряду с наращиванием количественных характеристик "первого рода" (плотность и глубина поиска), для решения проблем точности получаемых данных и повышения "живучести" разведки к концу Второй мировой появилась так же необходимость перехода к многофазному поиску и использованию групп самолётов вместо одиночных разведчиков. В то же время, встречное требование удара максимально возможной силы делало необходимой  минимизацию разведывательных усилий. Эта задача могла быть решена за счёт использование других средств разведки (надводных кораблей, подводных лодок, радиотехнической и радиоразведки, базовой авиации). Отчасти она же решалась за счёт использования вооружённой разведки (американцами). Наконец, уменьшение углового размера зоны возможного нахождения противника в ходе предварительного (ночного) маневрирования так же позволяло снизить "цену" поиска - за счёт увеличения дальности поиска, более позднего ожидаемого обнаружения цели и риска потери контакта с противником.
Tags: Вторая мировая, авианосцы
Subscribe

Posts from This Journal “Вторая мировая” Tag

  • Вопросы методологии. Метод "третьего объекта"

    Не очень красивый, но точный заголовок. Упоминание линкоров, в сочетании с упоминанием самолётов и ракет, вызвало живую реакцию. Так бывает почти…

  • 500

    Снова юбилей. На днях число подписчиков и друзей нашего блога перевалило за 500. Полтысячи человек сделали решительный выбор в пользу безупречной…

  • "Бисмарк" и эсминцы

    Техника и тактика. Ув. sergiovillaggio выложил перевод оценки Престоном "Бисмарка". Грандиозная дискуссия последовала…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 83 comments

Posts from This Journal “Вторая мировая” Tag

  • Вопросы методологии. Метод "третьего объекта"

    Не очень красивый, но точный заголовок. Упоминание линкоров, в сочетании с упоминанием самолётов и ракет, вызвало живую реакцию. Так бывает почти…

  • 500

    Снова юбилей. На днях число подписчиков и друзей нашего блога перевалило за 500. Полтысячи человек сделали решительный выбор в пользу безупречной…

  • "Бисмарк" и эсминцы

    Техника и тактика. Ув. sergiovillaggio выложил перевод оценки Престоном "Бисмарка". Грандиозная дискуссия последовала…