naval_manual (naval_manual) wrote,
naval_manual
naval_manual

Categories:

Снарядный вопрос. Постановка проблемы

Самое время.

Великий сериал приближается к развязке. Стоит чётко сформулировать вопросы, на которые я надеюсь дать ответ, подчеркнуть актуальность и практическую значимость темы, и, заодно, обозначить методические проблемы.

Почему это важно и интересно

"Снарядный вопрос" занимает важное место в историографии русско-японской войны в целом - и, опосредованно, в оценках истории Российской империи в начале двадцатого века в целом. Связано это с тем, что классическое прочтение является одним из аргументов в "системной версии" поражения. "Плохие снаряды", как следствие недостатка экспериментов по оценке действия снарядов, и "копеечной экономии" - важное свидетельство отсталости русского флота, бездарности русского Морского ведомства, и, соответственно, "гнилости самодержавия". Всё это, в свою очередь - часть классической интерпретации русско-японской войны в духе исторического материализма, как военного столкновения вставшей на рельсы прогресса Японии с отстающей Россией, столкновения, исход которго был предопределён могучими механизмами "объективной истории".

Я к этой интепретации отношусь скептически, во многом потому, что она основана на специфическом подходе к известным фактам в одних случаях - в частности, представление о "непрерывной цепочке поражений" как минимум в случае с флотом является ошибочным - и недостатке информации - в других. Подробный разбор "снарядного вопроса" представляется важным с точки зрения оценки качества решений русского и японского морских министерств - и даёт новые аргументы для построения новых (или подкрепления старых) интерпретаций русско-японской войны в целом.

Кроме того, "снарядный вопрос" русско-японской является важным элементом "мировой военно-технической истории", скажем так. Он позволяет оценить качество решений не только русского и японского, но и других Морских ведомств того времени - британского, французского, немецкого и т.п. Этот же вопрос имеет важное значение и для тех, кто исследует Первую мировоу. Д.Браун в статье "The russo-japanese War. Technical Lessons as Perceived by the Royal Navy" справедливо заметил: "Похоже, плохая работа снарядов обоих флотов не была оценена ни в Соединённом королевстве, ни в США, почти наверняка - самая важная ошибка в оценке опыта войны".

[Спойлер]

Да, если вы подозреваете, что я согласен с оценкой Брауна в целом - вы правильно подозреваете.

Более того. Оценка действия снарядов в контексте предвоенных опытов или их отсутствия - с обеих сторон - равно как и в контексте тактических взглядов, существовавших до войны, и развивашихся по ходу оной - всё это является прекрасным примером даже для современных исследователей "организационного измерения" процесса создания и применения оружия. Логические цепочки можно, без особого труда и натяжек, протянуть к самому, наверное, интересному морскому оружию нашей с вами современности - китайской противкорабельной баллистической ракете DF-21D.

Числитель и знаменатель

Ключевой вопрос кажется очевидным: "Чьи снаряды были лучше?" Или: "Чьи снаряды были эффективней?" Очевидность обманчива.

Само понятие "эффективности" размыто. Эффективность вообще - это отношение "полезного эффекта" к "затраченным усилиям". При оценке действия снарядов "затраченными усилиями", очевидно, являются снаряды, попавшие в цель. Здесь количественная оценка возможна хотя бы в принципе, однако для русско-японской - в отличие от, скажем, Первой мировой с её all big gun - даже эта оценка размывается из-за разницы калибров (при этом даже 75-мм и 76-мм снаряды в боях броненосных кораблей нельзя "списать" без серьёзных оговорок).

Впрочем, настоящие проблемы возникают в числителе, с количественной оценкой "полезного эффекта". В предыдущих текстах мы упоминали, что некоторые исследователи вопроса предлагают использовать в качестве "меры повреждённости" потери в людях. Достоинством такой оценки является отсутствие существенной технической разницы между людьми обеих сторон. Недостатком - то, что потери в людях связаны с попаданиями и повреждениями определённых частей корабля. При этом корабль как таковой может быть выведен из строя без серьёзных потерь в людях - прекрасным примером в данном случае является "Лайон" при Доггер-Банке, впрочем, не менее интересные примеры дала нам сама русско-японской. "Асама" дважды выпадал из строя при Цусиме, а его экипаж понёс умеренные потери. То же относится к выведенному из игры "Касаги".

Попытка учесть потери в орудиях сохраняет все недостатки гуманитарного подхода, при этом  кним добавляется ещё одна проблема - технические особенности артиллерийских установок. Первый пункт можно проиллюстрировать ещё одним ютландским примером: повреждения по артиллерийской части на "Дерффлингере" были тяжелее, чем на "Лютцове", но утонул именно последний. Второе тоже понятно: выход из строя 152-мм орудий на "Орле" был связан с повреждениями установок (башен), на японских же кораблях 152-мм орудия в башнях не размещались.

Оценка по затоплениям и потере хода ещё труднее, поскольку - в силу не очень понятной специфики - в японских документах почти отсутствуют данные об объёмах поступившей в корабль воды, в связи с чем дать количественное сравнение попросту невозможно. Далее, эффект от попадания снаряда в этом случае так же привязан и к конструкции корабля, и к организации службы на корабле - трудно понять, почему на русских кораблях вода регулярно попадала в помещения под броневой палубой при пробоинах выше оной, в то время как у японцев такого, видимо, не было. Это могло быть связано и с более сильным действием японских снарядов, и со слабостью креплений палубы, и с безалаберностью - есть основания полагать, что не на всех русских кораблях люки и двери задраивались с началом боя.

Список можно продолжать, но идея, думается, вполне понятна. Добавим только, что "проблема числителя" связана так же особенностями цели - эта проблема в неявном виде уже обозначилась в предыдущих двух абзацах. Но дело не только в особенностях конкретны элементов конструкции, проблема ещё и в том, что корабли с обеих сторон могли существенно отличаться - "Сисой" не очень похож на "Микаса", а "Орёл" - на "Касуга". Может показаться, что последнее нельзя отбрасывать - это тоже не совсем так. Но, прежде чем перейти к прямой формулирровке вопросов, суммируем сказанное в разделе: оценка "эффекта" от попаданий снарядов будет отчасти (и даже - во многом) интуитивной. С этим придётся мириться, и это, в свою очередь, означает, что закрыть "снарядный вопрос" раз и навсегда попросту невозможно. Кто-то мне поверит, кто-то - нет.

Формулировка вопросов

Таким образом, формулировки нуждаются в уточнении. При этом речь идёт не только об уточнении, но и об изменении существенно, содержательной части вопросов. Например, можно дать такую формулировку:

1. Насколько эффективным было действие русских снарядов по японским кораблям, и японских - по русским?

Она кажется естественный: если у русских русские корабли, у японцев - английскийе, то так и надо сравнивать. Это справедливо с точки зрения оценки, скажем, "технических" шансов на победу в том или ином случае. Однако интеграция в одном вопросе особенностей снарядов, кораблей, и организации службы на кораблях сильно повышает степень "интуитивности" оценок. И, одновременно, обесценивает возможные итоги с точки зрения общего технического контекста и организационной истории, поскольку не позволяет разделить работу разных департаментов

Можно попытаться оценить качество снарядов и решений о снарядах через "фокус с переодеванием". Соответствующие вопросы могут быть сформулированы так:

2.1 Что было бы, если бы у русских были японские снаряды?

2.2 Что было бы, если бы у японцев были русские снаряды?

2.3 Что было бы, если бы стороны поменялись снарядами?


На этот вопрос можно отвечать статически и динамически. Статический ответ известен: едва ли что-то сильно изменилось бы в любом из перечисленных пунктов, поскольку японцы во всех боях добивались кратного преимущества по числу попаданий. Скомпенсировать такое превосходство можно только за счёт радикального, "поколенческого" превосходства в конструкции снарядов и кораблей. Такого превосходства ни у одной из сторон не было.

Недостаток статического подхода очевиден - число попаданий стороны А является функцией числа попаданий стороны Б. Важно время попаданий, и более продуктивным является поход динамический. Обладающий одним крупным и неустранимым недостатком: для полноценной реализации такого подхода необходима информации о всех без исключения попаданиях. Такой информации нет даже по Шантунгу, в случае же с Цусимой пробелы слишком велики, при этом отсутствие данных по "Ослябя", "Алекснадру" и "Бородино" ведёт к увеличению вероятности "ошибки выжившего".

Словом, снарядный вопрос требует смирения: интересно, хочется поспекулировать, но... В рамках настоящего исследования я попробую дать ответы на два вопроса в следующей формулировке:

3.1. Как отличался эффект от сравнимого числа попаданий в корабли схожей конструкции с русской и японской стороны? (интегральная оценка)

3.2 Как отличался эффект от попаданий русских и японских снарядов в конкретные элементы конструкции? За счёт чего достигалась разница эффекта? (дифференциальная оценка)


Иными словами, я попытаюсь поставить снаряды в "прочие равные", насколько это возможно.Это позволит дать некие конкретные комментарии на "организационном уровне". Если же комментарии окажутся консенсунсными, то после них можно подняться ещё на одну ступеньку, интегрировав вопрос о конструкции снаряда с вопросом о конструкции кораблей.

Так вижу.

Tags: русско-японская, снарядный вопрос, теория
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments

Recent Posts from This Journal