naval_manual (naval_manual) wrote,
naval_manual
naval_manual

Categories:

Битва у Сааренпя

О перфекционизме в критике и контексте в истории.

История линейных сил советского флота не очень богата генеральными баталиями. Подписчики знают: из линкоров типа "Севастополь", составивших ядро оных сил, по кораблям противника пострелял только "Петропавловск", причём тогда, когда советского флота, считай, и не было - был флот покрасневший. Тем не менее, в боевой летописи советских линкоров был очень интересный эпизод. Эпизод интересен и как таковой, и по ряду важных побочных соображений. Среди оных одно из главных - это вопрос методологии критики действий советского флота.

Синопсис

Крупнейшая операция советских линейных сил имела место в декабре 1939 г., во время войны с Финляндией. Тогда Эскадра КБФ (командующий - флагман флота 2 ранга Н.Н. Несвицкий) получила задачу "подавить" расположенную на о. Биеркэ "батарею Сааренпя". По имевшимся в штабе кБФ разведданным, это была батарея ещё старорежимного разлива - 4 254-мм орудия "на станках Дурляхера", с дальностью стрельбы 110 кабельтовых. На деле орудий было больше - 6 - при этом место их расположения изменилось за годы финской независимости, орудия были установлены на новые станки, дальность стрельбы была увеличена до 135 кабельтовых. На месте построенной ещё до революции батареи теперь располагалась вспомогательная батарея, вооруженная 2 152-мм пушками. Для подавления батареи были привлечены линкоры "Октябрьская революция" и, под занавес, "Марат", с "силами обеспечения". Бои продолжались почти месяц. Решить поставленную задачу эскадре КБФ не удалось.

Несмотря на продолжительность и размах операции, в монографиях И.Ф. Цветкова и А.А. Васильева, посвящённых нашим линкорам, этим событиям уделено буквально несколько строчек. За основу настоящего текста взято подробное описание из книги П.В. Петрова "Зимняя война. Балтика 1939-1940" (см. с. 41-86), и его же критика станет предметом дальнейшей дискуссии.

Хронология

События, вкратце, развивались в таком порядке.

5 декабря 1939 г.: выполнено траление будущих «огневых позиций» силами 4 тральщиков из 1-го и 6 тральщиков из 3-го дивизионов КБФ. Мины обнаружены не были, батарея вела огонь, попаданий не было.

8 декабря 1939 г.: выполнено «разведывательное траление» силами эсминцев 3-го дивизиона («Карл Маркс», «Энгельс», «Ленин» и «Володарский») под прикрытием лидера «Минск». Батарея дважды открывала огонь: в первый раз сделала три залпа по «Минску» (тот ответил взаимностью, выпустив в ответ 14 130-мм снарядов) и заставила отойти эсминцы-тральщики; при второй попытке так же обстреляла эсминцы-тральщики. Попаданий не было. «Минск» сообщил, что был дважды атакован подводной лодкой – советским кораблям действительно пыталась помещать карликовая «Саукко».

10 декабря 1939 г.: первый обстрел батареи выполнил линкор «Октябрьская революция» (под флагом заместителя наркома ГМШ И.С. Исакова) при поддержке 2 лидеров, 5 эсминцев, 5 сторожевых кораблей, 4 базовых тральщика и 6 катеров «МО». Лидеры «Минск» и «Ленинград», а так же эсминец «Стерегущий» были отправлены для обстрела батареи на острове Торсаари (к северо-западу от Биеркэ). Линкор обстреливал батарею Сааренпя с расстояния от 79 до 102 кабельтовых, сделав 30 двухорудийных залпов (всего выпущено 60 снарядов). Цель не была видна из-за тумана, стрельба велась по площадям. Тем не менее, орудие №6 было выведено из строя (ствол повреждён осколком при бликзком разрыве), из его расчёта 2 человека были убиты и 3 ранены. Батарея в ответ сделала один трёхорудийный залп.

13 декабря 1939 г.: разведка боем. Лидеры «Минск» и «Ленинград», эсминец «Стерегущий» выполнили новый обстрел батареи, их задачей было уточнить положение орудий, и, одновременно, отвлечь финнов от эсминцев 3-го дивизиона и канонерских лодок, обстреливавших финские войска на Карельском перешейке. Советские корабли выпустили 182 130-мм снаряда («Минск» – 59; «Ленинград» – 78; «Стерегущий» – 45). Один из снарядов попал в щит 152-мм орудия на месте старой русской 254-мм батареи. Финны в ответ сделали не менее 24 залпов (4 по «Минску», 20 по «Леинграду»), из них 13 дали накрытие (по «Минску» – 3, по «Ленинграду» – 10), однако потерь и повреждений не было. С «Ленинграда» были замечены торпеды, выпущенные торпедным катером – по упомянутым у Петрова финским данным, в месте боя находились три катера, один из которых произвёл безуспешную атаку. Так же у Биёрке по-прежнему находилас подводная лодка «Саукко».

14 декабря 1939 г.: второй обстрел. В операции участвовал линкор «Октябрьская революция» (под флагом командующего КБФ В.Ф. Трибуца), лидеры «Минск» и «Ленинград», эсминцы «Ленин», «Стерегущий» и др. – полный состав сил у Петрова, к сожалению, не приведён. Операция была отменена из-за плохой видимости (только «Минск» дал один двухорудийный залп). Причём уже в то время, когда корабли находились в море, на «Октябрьской революции» получили радиограмму самого наркома с соответствующей рекомендацией. Во время операции с линкора дважды была замечена подводная лодка, в первом случае перископ был обстрелян эсминцем «Ленин».

18 декабря 1939 г.: третий обстрел. В операции участвовали линкор «Октябрьская революция» (под флагом командующего эскадрой КБФ Н.П. Несвицкого), лидер «Минск», эсминец «Стерегущий». 3-й дивизион эсминцев, дивизион сторожевых кораблей, дивизион быстроходных тральщиков, 6 катеров «МО». Обстрел в общей сложности продолжался около 2 часов, линкор на дистанциях от 80 до 120 кабельтовых выпустил 209 305-мм снарядов, «Минск» – 143 130-мм, «Стерегущий» – 99 130-мм. Обстрел был безрезультатным, хотя несколько снарядов разорвались «в непосредственной близости» от орудий №2 и №4. Финны в ответ выпустили 58 254-мм снарядов, так же не добившись попаданий.

19 декабря 1939 г.: четвёртый обстрел батареи. В операции участвовали линкор «Марат» (под флагом И.С. Исакова), лидер «Минск», эсминец «Стерегущий», 3-й дивизион эсминцев, дивизион сторожевых кораблей, дивизион быстроходных тральщиков. Бомбардировка продолжалась 30 минут, «Марат» выпустил 136 305-мм снарядов, в результате близкого разрыва орудие №5 «было завалено землёй, камнями и стволами деревьев», из расчёта 1 человек был убит, 3 – ранены. Финны в ответ выпустили 35 254-мм снарядов – без попаданий и, видимо, даже без накрытий.

29 декабря 1939 г.: дополнительное "разведывательное" траление эсминцев "Артём" и "Володарский". Операция была выполнена в сумерках, корабли приблизились к батарее на дистанцию 20 кабельтовых, мин обнаружено не было.

30 декабря 1939 г. - 2 января 1940 г.: последняя попытка обстрелять батарею сорвалась из-за сложных погодных условий (шторм, пурга, плохая видимость).

Оценка результатов

В книге Петрова приведено несколько оценок результатов операции. Комссия КБФ, обследовавшая остров после войны, заключила:

Ни одна из бомбардировок береговых батарей артиллерией кораблей ощутимых результатов не принесла.

Начальник штаба КБФ Ю.А. Пантелеев назвал результаты стрельбы "неважными". Наконец, нарком ВМФ Н.Г. Кузнецов в директиве от 14 февраля 1940 г. в типичной для тех времён стилистике подытожил:

Снаряды падали куда угодно, только не на батареи, из-за неточно знания мест этих батарей корабельными артиллеристами.

Сам Петров сказал так:

Оценивая все операции Эскадры КБФ в Биеркском архипелаге, нельзя не заметить их ничтожные результаты. К примеру, по 254-мм и 152-мм береговым батареям Сааренпя ликнорами, лидерами, эсмин цами и каонерками КБФ было выпущено 417 фугасных снарядов 305-мм калибра и 596 фугасных снарядов 130-мм калибра (по другим данным - 402 снаряда 305-мм калибра). Казалось бы, вполне достаточное количество для того, чтобы вывести батарею из строя. А что же вышло на самом деле?

За сим следуют оценки, данные выше. Мы же попробуем разобраться, для начала, с петровским "казалось бы".

Контекст: практика и теория

Для того, чтобы оценить "казалось бы", необходимо поместить эти события в контекст. Первый пример, который приходит в голову - разумеется, увековеченное В.С. Пикулем, А.А. Муратовым и О.Е. Меньшиковым сражение "Церельской батареи" №43 с немецкими дредноутами "Кёниг Альберт", "Кайзерин" и "Фридрих дер Гроссе" 14 октября 1917 г. Бой этот продолжался около часа, немецкие дредноуты вели огонь с расстояния 17 000... 20 000 м (90-110 кабельтовых) и впустили по цели около 120 305-мм снарядов. Первые залпы легли на расстоянии 1 500 м от батареи (!), ближайшая воронка находилась на расстоянии 64 м от орудийной установки №4. Наша батарея в ответ сделала 26 выстрелов, при этом четвёртый залп дал накрытие по "Кайзерин", после чего и этот дредноут, и "Кёниг Альберт" вынуждены были маневрировать зигзагом, на переменных ходах.

Два других примера я решил взять из боевой летописи линейного корабля "Техас", по описаниям из монографии В.Н. Чаусова. Первый эпизод - обстрел линкором "Техас" французской 6-орудийной 138-мм батареи во время высадки в Марокко. Американский линкор, стоя на якоре, выпустил по цели 59 356-мм снарядов с расстояния 15 000 м (80 кабельтовых). Стрельба - что важно - корректировалась с берегового наблюдательного пункта. Результаты у Чаусова описаны так:

Пилот бортового "Кингфишера" линкора лейтентант Тёрнер передал, что в районе цели упало 20% снарядов. Он насчитал 10 воронок в расположении береговой батареи, два разрушенных командных пункта и склад. Четыре снаряда упали рядом со штабелем амуниции, но не разовались (всего таких было около 30%). В действительности ущерб от стрельбы для противника был невелик. Дефицит фугасных снарядов и хорошее укрытие французской батареи на обратном склоне горы не позволили добиться большого эффекта.

Другой эпизод имел место во время боёв за Шербур 25 июня 1944 г. "Техас", совместно с линкором "Арканзас" и тяжёлым крейсером "Куинси", вёл бой с немецкой батареей "Гамбург" - 4 240-мм орудия в железобетонных казематах. Стрельба, опять же, корректировалась с берега, и бортовым самолётом. "Техас" открыл огонь с расстояния 17 800 м (96 кабельтовых). За время боя, продолжавшегося более двух часов, ему удалось уничтожить одно орудие. При этом в "Техас" попали 2 240-мм снаряда. Вот как Чаусов заканчивает описание боя:

Перестрелка с батареей "Гамбург" продолжалась, по-прежнему не принося сторонам решительного успеха. Всего в этот день "Техас" выпустил 206 снарядов главного калибра (по другим сведениям, 209). В том числе 110 (или 113) фугасных и 96 бронебойных. В ответ батарея "Гамбург" произвела приблизительно 65 выстрелов. Она успешно выполнила свою задачу в бою с превосходящими силами противника. "Техасу" помогал "Арканзас" и направленный адмиралом Дейо тяжёлый крейсер "Куинси" из группы TG-129.1. В результате одну цель обстреливало слишком много кораблей, что затрудняло корректировку огня каждого из нихю Три оставшихся 24-см орудия унитожить так и не удалось. Ответный огонь немцев не ослабевал. Кораблям приходилось усиленно маневрировать. Прямых попаданий большне не добилась ни одна сторона. В 15:01 адмирал Дейо приказал Брианту возвращаться в Потленд тем же маршрутом, по которому он ранее пересёк пролив.

Итак, соединение TG-129 отошло, не поавив полностью немецкую береговую артиллерию Обе группы, TG-129.1 и TG-129.2 завершили схватку с противником, так сказать, вничью.


Таковы примеры из практики. Но у советского флота была разработана и соответствующая теория. Ниже приведены две таблицы из книги Л.Г. Гончарова "Курс морской тактики. Артиллерия и броня", изданной в 1932 г. В этих таблицах дана оценка вероятностей поражения орудий береговых батарей и потребного расхода снарядов для вывода из строя хотя бы одного орудия для трёх дистанций, при этом считается, что на дистацнии 50 кабельтовых огонь корректируется с кораблям, а на дистанциях 100 и 150 кабельтовых - самолёта:



В принципе, теоретические данные не выглядят "запредельными", но - во-первых, видно, что 100 кабельтовых является дистанций, начиная с которой, вероятность попадания резко падает, а расход снарядов растёт. При этом считается, что расстояние между орудиями батареи - 45 м, а радиус поражения снарядов - 13 м. На практике же расстояние между орудиями финской батарери было много больше, а радиус поражения был примерно вдвое меньше. См. ниже

Противник

У П.В. Петрова дано подробное описание финской батареи. Цитирую:

... 254-мм батарея 6-орудийного состава (а не 4-орудийного, как мы полагали) была расположена в южной части острова Биеркэ – на склоне, обращённом к морю и покрытом лесом, примерно в 800 м от берега. Орудия батареи размещались в отдельных бетонных блоках, на расстоянии 175-325 метров одно от другого. Линейность расположения орудий не была соблюдена. Каждое орудие находилось в железобетонном дворике диаметром 13,5 м. Между двориками, немного позади от фронта батареи, располагались склады боеприпасов и подсобные помещения. Длина фронта батареи с запада на восток составляла около 1 000 м, а с юга на север – 500 м. В тылу батареи, на расстоянии 300 м от 4-го орудия, находился командный пункт, представлявший собой железобетонную вышку высотой 18 м. Батарея была хорошо замаскирована с моря, воздуха и суши, поэтому обнаружить её орудия можно было только по вспышкам выстрелов и с большим трудом – путём аэрофотосъёмки.

Таким образом, финская батарея была устроена оригинально, скажем так. Сильный "разброс" орудий резко усложнял их поражение - расстояние между орудиями было столь велико, что по каждому требовалось вести огонь как по отдельной батареи. С другой стороны, такое расположение, видимо, и привело к большому разбросу снарядов в залпах: финны неоднократно добивались накрытия, но ни разу не попали в наши корабли, что характерно для стрельбы с большим рассеиванием.

Обсуждение

Немного освежив взгляд, сделаем и соответствующий вывод: материальные результаты операции КБФ были нормальными. В действиях эскадры не было ничего выдающегося - но и провальными они не оказались. Линкоры, фактически, провели три обстрела цели - при этом в двух случаях удавалось вывести из строя одно орудие. Этот результат, с учётом расхода снарядов, соответствовал советской теории и мировой практики, ожидать большего было нельзя. Иными словами, "казалось бы" П.В. Петрова ошибочно.

К сожалению, дав прекрасное описание событий, сам Петров в своих оценках радикален. Например, комментируя первый ход - траление 5 декабря, - он пишет:

...трудно понять, зачем надо было посылать тихоходные тральщики днём, в условиях хорошей видимости, отлично зная, что батарея противника будет их обстреливать, или почему эту операцию нельзя было провести ночью?

Понять на самом деле очень легко: минно-тральные работы требуют надёжного навигационного обеспечения. Очевидно, командование КБФ сочло риск приемлемым - и не ошиблось. Вообще, готовность к "скалькулированному риску" в данном случае примечательна. Собственно, эта операция - единственный случай в истории советского флота, когда линейные корабли сознательно "подставляли" под серьёзную угрозу. "Скалькулированным" же риск становился потому, что командование озаботилось надёжным обеспечением операции - противоминным и противолодочным.

Точно так же "расчётно рискованной" выглядит и разведка боем 14 декабря. Вообще, лидерам было запрещено входить в зону огня батареи - но из-за ошибочной оценки дальности стрельбы этот запрет был нарушен. Тем не менее, благодаря высокой скорости (и, видимо, специфике финской фортификации) корабли избежали повреждений и потерь - при этом им удалось вскрыть расположение орудий противника. И так же удалось добиться побочного материального эффекта - прямого попадания в 152-мм орудие вспомогательной батареи. Удивительно, но П.В. Петров, сохраняя общий критический тон, называет это попадание "случайным". Подобная оценка едва ли справедлива: орудие находилось там, где, по мнению разведки КБФ, и должны были находиться цели советских лидеров и эсминца. Таким образом, прямое попадание в 152-мм орудие было вполне закономерным.

Таким образом, оценивая оперативную и тактическую сторону "дела у Сааренпя", можно сказать, что Эскадра КБФ действовала нормально, местами - хорошо. Было организаовано сложное взаимодействие довольно большого числа кораблей и катеров, несмотря на зачастую сложные навигационные условия, проблем мореходного характера не было.  Необходимые меры против возможных угроз - причём реальных - были приняты.

Заметим, что никакого результативного противодействия финны КБФ не оказали - хотя могли. Батарея мазала. Малютка "Саукко" оказалась бесполезной, как и присланная ей на замену "Весикко". Не смогли добиться успехи и торпедные катера. Отметим между делом, что финский флот (как в этом эпизоде, так и в целом в ходе войны), не будучи обременён немецкими офицерами и кораблями, действовал практически безрезультатно - на тактическом уровне.

При этом нельзя сказать, что критика П.В. Петрова полностью безосновательна - но она местами чрезмерна, местами излишне эмоциональна. Он уделяет немало справедливого внимания неудаче разведывательного отдела КБФ, равно как и проблемам авиаразведки (первая аэрофотосъёмка острова была выполнена 23 декабря). Однако последнее, во многом, объясняется погодными условиями (по этой же причине авиацию к корректировке огня пытались привлечь только один раз, 19 декабря). Первое же - как видим - руководство эскадрой пыталось скомпенсировать "разведкой боем".

При этом спорным, возможно, было само решение на операцию и поставленная эскадре задача. Собственно, теория Гончарова указывала на то, что уничтожить батарею будет непросто - однако, если бы батарея действительно была на старом месте, и орудия стояли бы "рядом", задача была бы посильной. При этом сама по себе задача была осмысленной - батарея создавала угрозу флангу наступающих на Карельском перешейке войск. Иными словами, действия Эскадры КБФ были направлены на достижение общих целей (обстрел батареи на о. Руссарэ "Кировым" в то же время имел куда как меньше смысла).

Впрочем, видимо, основным мотивом был моральный. Очевидно, что специфическая внутриполитическая ситуация создавала специфическую атмосферу, в действиях руководства КБФ прослеживается желание показать "смелость". Однако всё та же специфическая превращала эту "смелость" в нечто вроде противоположности. Самым главным недостатком операции, безусловно, было вмешательство высшего руководства в её ход. Задача была поставлена Эскадре КБФ, имевшей свой собственной штаб, руководимой одним из самых опытных советских флагманов - Н.Н. Несвицким. Однако с ним в море трижды выходило более высокое начальство - дважды это был замнаркома И.С. Исаков, один раз командующий КБФ В.Ф. Трибуц. Во время одного из выходов телеграмму прямо в море послал сам нарком ВМФ Н.Г. Кузнецов

Подобное недоверие к непосредственному руководителю операции (да и Трибуцу) едва ли могло быть позитивным. И, в конечном итоге, оно имело вполне конкретные последствия. Самым успешным был первый обстрел, 10 декабря - одно орудие батареи было полностью выведено из строя. При этом расход снарядов был наименьшим (60 снарядов), а цель не была видна. Это ещё раз указывает на хорошую навигационную подготовку, линкор, очевидно, смог достаточно точно определить своё место.. Кроме того, "Октябрьская революция" держала цель вблизи траверза, располагаясь "лагом" к направлению на Сааренпя. Однако И.С. Исаков посчитал такое решение неудачным: бортовая броня была подставлена огню противника под выгодными для пробития брони углами. Во время двух других обстрелов линкоры ("Октябрьская революция", "Марат") маневрировали под относительно острым углом к цели, что увеличивало скорость изменения расстояния - и, соответсвенно, вело к снижению эффективности огня.

Заключение

Итого два итого. С одной стороны, можно утверждать, что советский флот образца Второй мировой, действуя в нормальных условиях, мог добиваться нормальных результатов. С другой же - да, для отечественной историографии (и, соответственно, для отечественных web-комментаторов) такие оценки оказываются неприемлемыми (касается не только флота - но здесь про флот). В своё время критические пружины были сжаты идеологическими тисками, теперь же ситуация изменилась на обратную. При этом критика зачастую оказывается "перфекционистской" - техника, тактика, люди сравниваются с неким абсолютным идеалом, на фоне которого, разумеется, выглядят бледно. Взвешенные оценки и спокойное отношение для нас нетипичны. Но нужны. Посему - будем взвешивать и успокаивать дальше. Добавим медитативности отечественному навализму. Stay tuned.
Tags: Вторая мировая
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Макаров и Мэхэн

    Ответ на загадку, с комментариями и размышлениями. Спасибо всем ответившим, большое спасибо - прокомментировавшим, поздравления - ответившим…

  • Загадка

    Давно не было. Загадка сравнительно простая, да не всё же загадки Эйнштейна отгадывать. Итак, есть такой текст: Два авторитета по стратегии -…

  • Пять вопросов о гибели "Осляби"

    Немного о частном. Уже второй раз в комментариях возникает тема гибели "Ослябя". Это неудивительно, удивительно скорее другое - почему…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 62 comments