naval_manual (naval_manual) wrote,
naval_manual
naval_manual

Categories:

О Хэлси, Корбетте, Мэхэне, принципах и словах

Почему Лейте не стал Трафальгаром.

Если пытаться сформулировать ответ на вопрос из предыдущего сообщения просто и понятно, то, вероятно, выглядеть он будет так: Хэлси и Спрюэнс не смогли добиться сокрушительной победы а-ля Цусима в первую очередь потому, что не смогли ввести в бой свои надводные корабли (линкоры - в первую очередь) совместно с авиацией. Это - любопытно и, в известном смысле, забавно, поскольку задачу совместного применения линкоров и авианосцев успешно решили британцы (ещё в 1941 г.!); "младший брат" Хэлси и Спрюэнса - Кинкайд - в бою в проливе Суригао; и, наконец, противник Хэлси и Спрюэнса - при Лейте. Перечисленные примеры показывают, что совместное применение авиации и надводных кораблей было вполне возможным, и они позволяют оценить, насколько более продуктивным оно было - в сравнении с использованием какого-то одного игредиента.

Почему у Хэлси и Спрюэнса не получилось? Если пытаться, опять же, найти корневую проблему, то ей окажется "принцип сосредоточения сила", или, строже, принцип концетрации (concentration). Хэлси мог ввести в бой и линкоры, и авианосцы утром 25 октября 1944 г. - разделив силы так, чтобы "линейный флот" (не обязательно полностью лишённый авианосцев) атаковал Куриту у выходн из пролива Сан-Бернардино, в то время как "флот авианосный" сделал бы с Одзавой то, что сделал в действительности. Такое решение позволило бы Хэлси одержать победу если не выше Чесмы, то как минимум на уровне Наварина. Однако Хэлси такое решение не принял, разделить свои силы он решился только поздним (во всех отношенияъъ) утром 25 октября 1944 г., под давлением обстоятельств и под окриками Нимица.

Как он рассуждал вечером октября 24-го, мы точно не узнаем. В рапорте же Хэлси процесс принятия рокового решения описан следующим образом:

14. Although the Center Force continued to move forward, the Commander THIRD Fleet decided that this enemy force must be blindly obeying an Imperial command to do or die, but with battle efficiency greatly impaired by torpedo hits, bomb hits, topside damage, fires, and casualties. From long experience with the Japanese, their blind adherence to plan, and their inability to readjust disturbed plans, the Commander THIRD Fleet had long ago adopted a policy of attacking first. The Southern and Center Forces had been under heavy and persistent air attacks while proceeding through inland waters in daylight. Japanese doggedness was admitted, and Commander THIRD Fleet recognized the possibility that the Center Force might plod through SAN BERNARDINO STRAITS and on to attack LEYTE forces a la GUADALCANAL. The Commander THIRD Fleet was convinced that the Center Force was so heavily damaged that it could not win a decision, while the possible maximum strength of the Northern Force, as reported by CTF 38, constituted a fresh and powerful threat. It was decided that earliest possible attack on the powerful Northern (Carrier) Force was essential for breaking up the enemy plan and retaining the initiative.

15. The alternatives were to:


  1. Divide the forces, leaving TF 34 to block SAN BERNARDINO STRAITS while the carriers, with light screens, attacked the Northern Force;

  2. Maintain integrity of our own entire striking strength concentrated off SAN BERNARDINO STRAITS;

  3. Strike the Northern Force with all of our own striking strength concentrated.

(a) was rejected; the potential strength of the undamaged Northern Force was too great to leave unmolested, and requiring TF 34 to engage the Center Force while at the same time exposed to attack by land-based and possibly carrier-based air attack was not sound. This alternative spread our strength and risked unprofitable damage in detail.

(b) was rejected because it permitted the Northern Force to function as planned unmolested, and because destruction of Japanese carrier forces would mean much to future operations.

(c) was adopted; it maintained the integrity of the BLUE striking fleet; it afforded best possibility of surprise and destruction of enemy carrier force. It was particularly sound and necessary if the strength of the Northern Force proved to be the maximum reported. It was recognized that the Center Force might sortie and inflict some damage, but its fighting power was considered too seriously impaired to win a decision. Finally, it was calculated that THIRD Fleet forces could return in time to reverse any advantage that the Center Force might gain and Commander third Fleet was firmly convinced that (c) would contribute most to the over-all PHILIPPINES campaign even if a temporarily tight situation existed at LEYTE.

Из изложенного следует, что Хэлси, принимая решение, руководствовался двумя принципами: борьбы за инициативу и концетрации сил. Последний, очевидно, можно назвать ключевым: соответствующие слова встречаются во всех трёх предложениях при перечислении достоинств и недостатков трёх рассмотренных Хэлси опций, в двух из трёх комментариев к этим опциям, и идут на первом месте при перечислении достоинств выбранного в итоге решения. Решения, оказавшегося ошибочным.

Принцип не может быть верным в одних условиях, и ошибочным - в других. Принцип - это принцип. И, коль скоро решение Хэлси оказалось ошибочным, "принцип сосредоточения (концетрации) сил" внезапно оказывается совсем не принципом - или неверным оказывается понимание оного.

Джулиан Корбетт посвятил "концентрации" целый раздел своей книги концетрации. Одной из ключевых особенностей его метода - в отличие от метода Мэхэна - является очень большое внимание к правильному использованию слов, формированию единой и однозначной терминологии. В случае с концетрацией (concentration) Корбетт настолько сильно меняет определение, что специально вводит слово "массирование" (mass) для того, чтобы отличить собственное понимание от "общепринятого" - и, в частности, того, которого придерживался Хэлси (заметим, впрочем, что и он использовал два слова - "концетрация" и "цельность" (integrity)).

В конечном итоге, Корбетт приходит к пониманию "концетрации" как "концетрации управления": не соединение всех кораблей в одном месте, а обеспечение действий под управлением единой воли является ключевым элементом для Корбетта. Более того:

If we are going to use concentration in its natural sense, we must regard it as something that comes after complete mobilisation and stops short of the formation of mass.

In naval warfare at least this distinction between concentration and mass is essential to clear appreciation. It leads us to conclusions that are of the first importance. For instance, when once the mass is formed, concealment and flexibility are at an end. The further, therefore, from the formation of the ultimate mass we can stop the process of concentration the better designed it will be. The less we are committed to any particular mass, and the less we indicate what and where our mass is to be, the more formidable our concentration. To concentration, therefore, the idea of division is as essential as the idea of connection. It is this view of the process which, at least for naval warfare, a weighty critical authority has most strongly emphasised.


Определение Корбетта может показаться слишком оригинальным - вплоть до полного искажения исходного термина. Однако оно, кажется, вполне соответствует современному пониманию термина. Но, что ещё более любопытно - это слова авторитета, на которые ссылается Корбетт. И личность оного. Сказано было следующее:

"Such," he says, "is concentration reasonably understood—not huddled together like a drove of sheep, but distributed with a regard to a common purpose, and linked together by the effectual energy of a single will."

И сказано это было Мэхэном.

Что же мы, в конечном итоге, видим? А видим мы, что задолго до сражения в заливе Лейте, и задолго до того, как развитие авиации и средств связи существенно усложнили морскую войну, два крупнейших теоретика пришли к пониманию "концетрации" на уровне, который оказался недоступен Хэлси. До него, очевидно, донеслись только постулаты "мэхэнианства" -  широко известного и популярного в народе учения, которое куда как глупее исходных текстов. Того, в котором убогое "never divide fleet" считается "принципом Мэхэна".

Что же мы, в конечном итоге, выведем? Во-первых, в очередной раз - первоочерёдную важность теории. Хэлси руководствуется принципами, а именно формулировка принципов является главной целью теории. Во-вторых, мы - важность образования. Очевидно, что преподаватели USNWC не сумели правильно донести до Хэлси идеи Мэхэна. Но они, скорее всего, и сами пониманием этих идей не владели. Потому как, в-третьих, в последних и в самых важных - мы имеем иллюстрацию к куда как более важному принципу "выбора слов". Очевидно, что понимание Мэхэном и Корбеттом принципа "концетрации" настолько сильно расходилось с банально-эрудическим, что им обоим следовало использовать иное слово, оставив "концетрацию" армии и Клаузевицу.

Tags: Вторая мировая, Корбетт, Мэхэн, линкоры, теория
Subscribe

Posts from This Journal “линкоры” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments

Posts from This Journal “линкоры” Tag