naval_manual (naval_manual) wrote,
naval_manual
naval_manual

Category:

Редкий случай. Взрыв в кормовой башне "Микаса" во время боя у м. Шантунг

"Цесаревич" угощает.

Речь идёт о событии, случившемся, по рапорту командира "Микаса", в 17 часов 58 минут 10 августа 1904 г. - иными словами, вскоре после начала второй, решающей фазы сражения у м. Шантунг, в 17.03 по русскому времени. Пэкинхем оставил нам красочное описание произошедшего:

... на "Микаса" раздался чудовищный взрыв, и огромное облако дыма поднялось вверх и стало расползаться в стороны, в то время как куски железа летели и падали во всех направлениях. Поначалу показалось, что взорвался кормовой погреб, но, когда дым рассеялся, стало ясно, что разорвалось одно из орудий, выведя из строя всю башню.

Нет никаких сомнений в том, что одной из причин катастрофы действительо был японский снаряд, разорвавшийся в стволе правого орудия: на это указывают и опубликованные фотографии, и приведённая ниже схема (рис. 1). Ствол был оторван почти под корень, у самой амбразуры.



Рисунок 1 - Место разрыва ствола правого орудия

Разрывы орудий, в том числе 12-дюймовых были буднями японского императорского флота времён Шантунга и Цусимы. Однако взрыв в кормовой башне "Микаса" отличался от других аналогичных событий - я насчитал три существенных отличия.

В башне пострадала вся прислуга

В двух главных сражениях русско-японской войны на японских броненосцах разорвались 5 орудий главного калибра: три в бою у Шантунга (на "Микаса", "Сикисима" и "Асахи") и два - при Цусиме ("Микаса", "Сикисима"). Обычно при этом либо обходилось вообще без пострадавших ("Асахи", "Сикисима" при Шантунге), либо их было совсем немного. Так, при взрыве в носовой башне "Микаса" при Цусиме лёгкие ранения получили 4 человека - при том, что разрушена была часть ствола внутри башни (рис. 2).



Рисунок 2 - Разрушение орудия главного калибра в носовой башне "Микаса" при Цусиме

В данном случае ситуация была иной. По "Медицинскому описанию", в результате взрыва пострадали 22 человека (2 - убиты, 3 - ранены смертельно, 3 - тяжело), по рапорту командира - 21 (1 - убит, 7 - ранены тяжело). При этом были ранены все или почти все члены расчёта башни (по "Медицинскому описанию", непосредственно в башне были ранены 14 человек, по другим описаниям - раненых было 17-18). Это отличает рассматриваемый случай не только от аналогичных событий на других броненосцах, но и от случая "Ниссин" при Цусиме: тогда, при взрыве орудий в носовой башне, экипаж так же понёс тяжёлые потери (20 и 12 пострадавших при разрыве правого и левого орудий соответственно), однако в самой башне не пострадал никто. При разрыве правого орудия в кормовой башне внутри башни были ранены только 3 человека.

Башня развернулась на противоположный борт

При это как сама башня, так и установка левого орудия оказались заклинены. На известной фотографии, сделанной после боя на рейде Эллиот, очевидно, запечатлено как раз то положение, в котором оказалась кормовая башня главного калибра после взрыва. Любопытно, что чуть позже по приказанию командира на "Микаса" организовали подачу боезапаса кормовой башни к башне носовой.



Рисунок 3 - Фотография кормовой башни "Микаса", сделанная вскоре после боя

Была расколота лобовая броневая плита башни

Это заметно и на приведённой выше фотогорафии, и хорошо видно на снимке ниже:



Рисунок 4 - Ремонт кормовой башни "Микаса", хорошо видно повреждение лобовой броневой плиты

Перечисленные отличия, равно как и военно-патриотическое чувство - обидно было бы, если бы такой фейерверк случился без помощи наших моряков - заставляют с большим вниманием отнестись к японским описаниям случившегося, и пересказу этих описаний у Корбетта. Если в случае с "Ниссин" утверждения о попаданиях в стволы орудий русских снарядов были не более, чем попыткой "сохранить лицо", то здесь - ситуация иная. Энергии взрыва снаряда едва ли хватило бы на то, чтобы расколоть толстую броневую плиту и развернуть башню. Большое число пострадавших в башне так же, скорее всего, свидетельствует о попадании русского снаряда: при разрыве снаряда энергия пороховых газов, видимо, выталкивает продукты взрыва и осколки наружу, чем и объясняется небольшое число пострадавших среди прислуги орудий в иных случаях.

Здесь же, как пишет Корбетт, речь могла идти о попадании сразу двух русских снарядов: один попал в ствол орудия в момент выстрела и вызвал разрыв японского снаряда, другой - ударил в лобовую броневую плиту. Вероятность попадания в момент выстрела, очевидно, невелика. Сказать что-то определённое по поводу предполагаемого попадания в ствол сложно, хотя, возможно, снаряд, ударивший в броневую плиту, задел орудие. Даже это было бы редким совпадением - но, только отбросив невозможное, мы получим очевидное, каким бы невроятным оно ни казалось.

При этом нам остаётся решить ещё один вопрос. Снаряд попал в правую лобовую плиту башни - и, для того, чтобы развернуть башню на противоположный борт, он должен был быть выпущен с корабля, находившегося справа от линии огня. Вопрос тонкий - большую часть боя "Микаса" стрелял по "Цесаревичу", и, таким образом, русских кораблей справа от линии огня не было. Однако, как пишет Корбетт, незадолго до взрыва в кормовой башне "Микаса" перенёс огонь на "Ретвизан", из-за того, что "Цесаревич" был слишком далеко. В рапорте командира отмечено: в 17.47 "Микаса" начал стрельбу по второму кораблю противника. Таким образом, в 17.58 один русский корабль - "Цесаревич" - находился справа от линии огня "Микаса" и, вероятно, его снаряд, выпущенный с расстояния около 8 200 м (45 кабельтовых), вызвал взрыв в кормовой башне "Микаса".

Конечно, сказанное выше небесспорно. Возможно, более тщательное изучение японских документов дало бы нам ещё несколько деталей, позволяющих уточнить картину. Тем не менее, версия о том, что разрушение кормового барбета "Микаса" было следствием разрыва японского снаряда - и только - версия, выдвинутая Пэкинхемом и, очевидно, завоевавшая популярность у отечественных авторов, сегодня вызывает сильные сомнения. А версия о попадании русского снаряда выглядит основной. Буду искренне рад любым комментариям с соображениям по вопросу, примерами из истории парового броненосного и другой полезной информацией.

P.S. Заметим, что переда нами второй - после попадания в башню "Фудзи" при Цусиме - и, видимо, последний (точнее, первый и препоследний) известный случай прямого попадания русского 305-мм снаряда в вертикальную броню башни главного калибра японского броненосца. И в обоих случаях эффект от попадания был... значительным. Существенно более сильным, чем эффект от аналогичных попаданий японских снарядов в русские башни. И - да, ещё это единственный известный мне случай, когда японскую башню заклинило.
Tags: русско-японская
Subscribe

Posts from This Journal “русско-японская” Tag

  • Макаров и Мэхэн

    Ответ на загадку, с комментариями и размышлениями. Спасибо всем ответившим, большое спасибо - прокомментировавшим, поздравления - ответившим…

  • Пять вопросов о гибели "Осляби"

    Немного о частном. Уже второй раз в комментариях возникает тема гибели "Ослябя". Это неудивительно, удивительно скорее другое - почему…

  • Цусимская неоднородность

    Пополняем аналитический арсенал. Вопрос о том, можно ли применить методы Коэна и Гуча в русско-японской практике, напрашивался. Не уверен в том,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 48 comments