naval_manual (naval_manual) wrote,
naval_manual
naval_manual

Categories:

Носитель удлинителей

Гимн авианосцу.

Не люблю, когда авианосец называют "плавучим аэродромом". Незайтеливая поэзия позволяет понять одну функцию авианосца - но губит идею в целом. С этого поспешного сравнения и начинается нелюбовь моремана к авианосцу (люди увлекаются военной авиацией, но кто - аэродромами?) А в том, что многие мореманы - и некоторые профессионалы - авианосцы недолюбливают, сомневаться не приходится. Сколько книжек про "Тирпиц" - так ни разу и не сумевший - вы можете вспомнить? А сколько книжек про "Энтерпайз" - корабль, поучаствовавший в пяти (пяти!) "поименованных сражениях"?

Нелюбовь идёт от непонимания, а непонимание - от сравнения. Идея "плавучего аэродрома" создаёт впечатления корабля не боевого, но вспомогательного. Корабля, в применении которого нет игры ума - сошлись, запустили самолёты, отхватили, разошлись. Это ошибка, и для того, чтобы от неё избавиться, следует перечислить ключевые отличия авианосца от аэродрома.

Во-первых, это подвижность. Да, нам докладывает генерал Боян. Авианосец перемещается, и перемещается быстро. Первое даёт возможность - авиацию можно привезти туда, куда она не долетит с берега - второе даёт преимущество, по сравнению с авиацией базовой. Ключевое, наверное, преимущество - авианосцы позволяют наносить удары неожиданно и быстро массировать авиацию в нужном месте.

Во-вторых, это хрупкость. Именно хрупкость, не уязвимость - последнее слово используют часто, и оно, опять же, создаёт ложное впечатление. Авианосец - в отличие от аэродрома - можно вывести из строя и даже уничтожить небольшим числом боеприпасов. Небольшим в сравнении с тем, что хранится в погребах самого авианосца - или в сравнении даже с тем, что может увезти к цели ударная группа этого авианосца. С аэродромом так нельзя. Из этого следует, что авианосец нужно защищать намного лучше, и задачу эту можно решать по-разному - не только через построение эшелонированной защиты из самолётов и кораблей, но и через маскировку, и через то самое "лучшая защита - это нападение". Из хрупкости в сочетании с подвижностью вырастает главная дилемма применения авианосцев числом более одного - распределённый боевой порядок или концентрация. Ну а там, где есть разные рецепты, там, где мучительные дилеммы, и появляется та самая тактическая красота, за которой гонится досужий мореман.

И, наконец, в-третьих, это безопасность полётов. Для палубной авиации это - вопрос номер один. Полёты с палубы - дело опасное. В американской палубной авиации аварийность сравнялась с авиарийностью в ВВС только в 80-х годах прошлого века, и немалой ценой. Из проблемы безопасности вытекает, в частности, известное требование о движении против ветра при проведении взлётно-посадочных операций (увеличение подъёмной силы крыла за счёт встречного ветра, безусловно, важно - но далеко не всегда необходимо). А это требование так же влияет на тактику. С одной стороны, в дуэлях авианосцев положение относительно ветра было не менее важным, чем в сражениях времён паруса, с другой - из-за этого самого требования авианосцы оказались куда как более покладистыми клиентами подводных лодок, чем линкоры.

Разумеется, у двух мало похожих друг на друга объектов - авианосца и аэродрома - можно найти бесконечно много отличий. Однако и трёх вышеперечисленных, думается, достаточно, чтобы осознать вредоносность сравнения.  Вероятно, многое могло бы дать сравнение механики ангарно-палубной и аэродромной работы - но я поверхностно знаю первую и совсем не знаком со второй. Тем не менее, разжигая любовь к авианосцам, надо добавить - вслед за Паршаллом и Тулли - что знакомство с ангарно-палубной магией позволяет намного лучше понять, что и как могло отделить победу от поражения в дуэли авианосцев.

Профессор Рубель, разрабатывая теорию морской авиации, предложил рассматривать летательный аппарат как удлинитель корабельного оружия и средств наблюдения. Этот взгляд легко принять в применении к вертолёту, взлетающему с борта большого противолодочного корабля или крейсера. В отношении к авианосцу его принять сложнее - но, по размышлении, всё становится на свои места. Авианосец - не приложение к самолёту, всё, на самом деле, наоборот. Авианосец - это боевой корабль, оснащённый специфическим оружием. И есть такое интересное являение как тактика авианосцев - не палубной авиации, а именно авианосцев. В которой важны вопросы концетрации или рассредоточения, подтветренного или наветренного положения, решения на погоню или бегство,и, наконец, вопросы "веса залпа" и толщины корабельной брони.

Может показаться, что авианосная тактика не так интересна, как тактика линейная. Может показаться, что авианосная тактика примитивна. Это ошибка. Авианосец - явление более сложное, чем линкор или броненосец. Из этой сложности вытекает большая сложность классического авианосного сражения - просто существенная часть этой сложности обычно скрыта от взгляда стороннего наблюдателя. Сложность же, в большинстве трактовок, почти напрямую ассоциируется с красотой. Поэтому, рискну утверждать, что на самом деле авианосные сражения более красивы, чем сражения линейные. И самое красивое морское сражение - это Мидуэй.

Tags: Вторая мировая, авианосцы, теория
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 75 comments

Recent Posts from This Journal