naval_manual (naval_manual) wrote,
naval_manual
naval_manual

Categories:

Тирпиц и Маяковский

Вернёмся в контекст.

Вчерашний текст, вероятно, вызвал известное недоумение у подписчиков - в одном случае недоумение было высказано прямо. Это не удивительно. Это правильно - текст офф-топичный, и заголовок соответствующий. И, тем не менее, нравственные вопросы в военно-морской истории не относятся к разряду "фриковских". Простейший пример - Цусима, Небогатов, "Бедовый", всё то, что подписчики, думается, обсуждали хотя бы разок. Бывают примеры поинтереснее.

Возьмём Тирпица. Начиная с 60-х годов ХХ в. в историографии "Теории Риска"/"Плана Тирпица" постепенно укреплялась "безнравственная", скажем так, интерпретация творчества уважаемого статс-секретаря. В соответствии с которой основными мотивами в действиях Тирпица были мотивы организационные (увеличение флота и морского бюджета) и бюрократические (усиление личное власти). Сама же "Теория риска" с её логическими противоречиями была не более чем дымовой завесой, создающей видимость того, что Тирпиц работает над укреплением могущества и обороноспособности Германии.

Далее, благодаря Мардеру в первую очередь, достаточно распространённой стала идея о том, что если "Флот Открытого моря" и не был причиной Первой мировой войны - он обеспечил участие Великобритании в этой войне на стороне противников Германии. И, таким образом, способствовал не просто поражению Германии - а гибели Германской империи. Между тем, сам Тирпиц в 1905 г. писал:

Тот факт, что в следующие четыре года Германия заложит 16 капитальных кораблей в 18 000 т, и, к тому же, понимание того, что в будущем Англии придётся считаться с 50 или 60 первоклассными немецкими капитальными кораблям, подразумевает такое изменение факторов реальной силы, что даже спокойная и разумная английская политика обязана прийти к решению сокрушить такого противника прежде, чем его военная мощь станет слишком опасной для положения Англии как мировой державы.

Таким образом, Тирпиц осознавал возможные катастрофические последствия своих действий (сокрушить... противника). Что, в общем, позволяет назвать Тирпица негодяем, погубившим собственную страну. Человеком, не менее бесчестным, чем д'Артаньян.

Мог ли Тирпиц быть негодяем? Мог, однако подобная интерпретация требует решения одного важного вопроса - принципиально важного для прусского офицера вопроса чести. Для начала, нельзя не отметить, что для самого Тирпица моральные вопросы были важны: в Dienstschrift IX он критикует "оборонительную стратегию" (fleet in being в извращённом, континентальном понимании), как ведущую к "моральному самоуничтожению".

Крупный современный специалист по истории прусского флота, Давид Оливер, в статье из сборничка US Naval War College  отдельный раздел озаглавил как "Важность национальной чести для Германии". В нём он, в частности, упомянул приказ Вильгельма I от 1885 г. относительно действий немецких крейсеров на заморских станциях, в котором первым приоритетом было "послужить "чести флага". И далее Оливер пишет:

Используя концепцию чести, жизнено важную для германского офицера - и особенно для тех, кого волновала печальная участь флота в последней [т.е. франко-прусской] войне - этот приказ гарантировал, что командиры на заморских станциях с началом войны используют возможности для индвидуальных действий против торговли, если поблизости не окажется подходящих вражеских кораблей. Поскольку эти германские корабли едва ли могли продержаться долго без баз, на которые можно опереться, они должны были причинить возможно больше ущерба противнику прежде, чем придёт неизбежный конец.

Иными словами, немецкие морские офицеры привыкали к идее жертвенности как минимум с 80-х - и да, действия немецких крейсеров в 1914 г. показали, что всё это не было "просто словами". Здесь можно заметить так же - немного в сторону - суицидальные мотивы немецкой "морской идеологии", которые позволяют понять и объяснить "нерациональное" в "Теории риска". И добавить, что идеология "славной гибели" дожила до 1939 г., когда Редер с началом войны заявил, что немецкому флоту не остаётся ничего другого, кроме как "с честью погибнуть".

Легко приписать Тирпицу "попильные" мотивы в 1996, 2008 или 2018 гг. - сегодня все мы привыкли к цинизму, и рассуждения о нравственности высшего политического руководства любой наперёд заданной страны будут звучать не наивно даже, а просто идиотски. Однако едва ли можно с той же лёгкостью переносить подобный взгляд на сто с лишним лет назад. Описывая деятельность прусского морского офицера, выросшего в специфической культурной среде. В этом случае требуется как минимум объяснить как именно и, желательно, почему Тирпиц решил пойти путём Уолтера Уайта.

Таким вот образом вопросы морали и нравственности могут приобретать первоочерёдную важность даже в  нашем блоге.

Tags: Первая мировая, теория
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 36 comments

Recent Posts from This Journal