naval_manual (naval_manual) wrote,
naval_manual
naval_manual

Category:

Географическая отмазка

Глобус - враг или союзник "Флота открытого моря"?

Идея о "невыгодном географическом положении" Германии, затруднявшем или делавшим попросту невозможным эффективное применение "Флота открытого моря", относится к разряду общепринятых. Ни один разбор немецкой стратегии не обходится без упоминания географического фактора - и всегда этот фактор упоминается как негативный. Подобный подход представляется ущербным.

Да, Британия занимает "внешнее" положение между Германией и атлантическими морскими путями, всё так. И это, действительно, отчасти упрощало положение Королевского флота при решении двух основных задач - защите британской торговли и воспрещении торговли германской. Однако этим задачи - реальные и возможные - не ограничивались.

Хотя А. Тирпица часто упрекают в пренебрежении географией, он всё-таки пару раз видел глобус, и выводы сделал. В апреле 1897 г. именно Тирпиц, в докладе кайзеру, указал, что географическое положение Англии и нехватка заморских баз у Германии исключают ведение эффективной "заатлантической или крейсерской" войны, и, таким образом, "всё... зависит от линейного флота". И он же, спустя два года, в докладе тому же персонажу, среди факторов, которые могут принести победу немецкому флоту в борьбе с сильнейшим британским, внезапно указал "выгодную географию" - причём она шла первой в списке.

Тирпиц в своём докладе не расшифровал выгоды немецкого положения, но, кажется, нетрудно догадаться, о чём шла речь. Североморское побережье Германии находится достаточно далеко от Великобритании - в сравнении с побережьем Франции - и при этом у германских берегов сложно найти остров, удобный для захвата в качестве передовой базы. Это - та проблема, с которой столкнулись британцы при планировании действий против Германии. Тирпиц в своей оценке был прав: немецкое географическое положение было выгодным в смысле организации непосредственной, тесной блокады немецкого побережья или хотя бы Гельголандской бухты. Попытка организации такой блокады действительно была сопряжена для британцев с рисками, которые можно было счесть - и британцы сочли - чрезмерными. В итоге тесной блокады Гельголандской бухты не было, а без такой блокады операции на Балтике были невозможны - и, таким образом, "география" обеспечила Германии безопасность стратегически важной коммуникации, связывающей Германии со Швецией, и способствовало организации "полублокады" России.

Впрочем, на этом выгоды немецкого положения не исчерпывались - с этого они, на самом деле, начинались. Была ли возможна ближняя блокада немецкого побережья или нет - вопрос спорный. Бесспорным является тот факт, что невозможной её сочли британские адмиралы - и решили использовать другой вариант. При этом для организации эффективной дальней блокады Германии и защиты собственных коммуникаций (в т.ч. связывающих Великобританию и Францию) Королевскому флоту было необходимо блокировать два выхода из Северного моря, находившихся на значительном удалении друг от друга. И здесь самое время взять в руки курвиметр. От Гельголанда до Кале - чуть больше 300 миль, до Гавра - 400. От тех же пунктов до Скапа-Флоу - и около 520 и 620 миль соответственно. От Скапа-Флоу до Гельголанда - 460.

В случае внезапного появления быстроходных кораблей - линейных и лёгких крейсеров, эсминцев - в районе Кале британские силы на севере могли вмешаться в дело только постфактум. При этом вероятность перехвата была невелика, но, что ещё важнее - британцы практически не имели возможности перехватить противника до наступления темноты. Фактически, силы, находящиеся в Канале, были предоставлены сами себе - даже немецкие дредноуты могли, при правильном планировании, пострелять по Дувру и уйти "под защиту Гельголанда", не столкнувшись с кораблями Гранд-Флита. Операции против городов на восточном побережье Великобритании, находившихся на расстоянии менее 250 миль от Гельголанда, и вовсе ничем не грозили - что немцы, вообще говоря, вполне понимали. Если бы не "Магдебург" - боёв с британским флотом вообще, наверное, не было бы, поскольку все операции "Флота открытого моря" планировались так, чтобы Гранд-Флит не мог его перехватить в принципе, или, в лучшем случае, мог перехватить только у Гельголанда.

При этом нельзя сказать, что британцы могли отказаться от надёжного прикрытия северного выхода из Северного моря. Мы уже как-то сравнивали набег крейсеров Владивостокского отряда в Корейский пролив с возможной - но не соствояшейся - операцией немецких крейсеров в Канале. Теперь можно вспомнить рейд К.П. Иессена в Тихий океан. За время операции русские крейсера прошли более 3 000 миль. Немцам, для того, чтобы дойти до северного входа в Ирландское море и вернуться обратно, при движении между Оркнейскими и Фарерскими островами, требовалось сделать около 2 200 миль - таким образом, "удалённость" ключевых британских коммуникаций от немецких баз была "кажущейся". Далеко, но не за пределами возможного. Была ли подобная операция сопряжена с риском? Была, однако две атаки против норвежских конвоев в 1917 г., уничтожение "Равалпинди" в 1939 г., регулярные походы немецких рейдеров в Атлантику в 1940 г.  показали, что риск не был чрезмерным. Надёжная блокада северных подходов к Северному морю требовала техники и ресурсов, которых не было даже у Королевского флота обр. 1914 г.

Наконец, любопытно, что в географическом "угаре" некоторые  комментаторы - например, Холгер Хервиг - сомневаются в том, что немцы могли извлечь пользу даже из успешного сражения с Гранд-Флитом. Действительно, организовать плотную блокады Великобритании и обеспечить собственную торговлю немцам было бы сложно - для этого требовалось практически полное истребление британского флота. Однако, как справедливо заметил Пол Кеннеди, немцы могли покорить Британию двумя способами - блокадой или вторжением. И вот второй вариант, в случае успешного сражения, оказывался возможным. И даже если бы он не был реализован, поражение британского флота привело бы, вне всяких сомнений, к тому, что значительная (возможна, большая) часть британской армии осталась в метрополии.

Таким образом, в географическом положении Германии были как плюсы, так и минусы - что удалось заметить Тирпицу. При правильных, агрессивных действиях немецкого флота эффективная реализация принятой Королевским флотом стратегии потребовала бы двух Гранд-Флитов - одного на севере, другого - на юге. А двух Гранд-Флитов не было даже у Британии (заметим, впрочем, что в 1907 г., при ином соотношении сил, британцы разработали как раз такой вариант: 22 лучших броненосца в Шотландии, "следующие" 25 - в Канале). Попытка разместить главные силы в центральной позиции - например, в устье р. Хамбер - открывала перед немцами широкие перспективы активной войны против Гранд-Флита с использованием эсминцев, подводных лодок и мин (почему британцы и отказались от этого варианта). В таком случае главной опцией осталась бы попытка принудить немцев к бою - и, поскольку последние были согласны на такой вариант, британцам тоже пришлось бы с ним согласиться...

Впрочем, это всё альтернативы, однако сказанное выше позволяет сделать и важный исторический вывод. География Северного моря походила на  "психологию Порфирия Петровича" - обе были "о двух концах". Однако если Королевский флот свои географические козыри использовал в полной мере, то немцы дарами природы воспользоваться толком не смогли - после чего и стали её, природу, проклинать. Предпринятая спустя двадцать пять лет вторая попытка, с "улучшенной" географией, показала, насколько наивными были проклятия глобусу.

Tags: Первая мировая
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 47 comments