naval_manual (naval_manual) wrote,
naval_manual
naval_manual

Американский KISS. Бой у о. Гуадалканал 14-15 ноября 1942 г.

Американцы любят выдумывать акронимы, превращая скучные аббревиатуры в «настоящие» слова. Принцип KISSkeep it simple, stupid – придуман американскими моряками, что зафиксировано в Википедии. Идея простоты планов и действий (ППиД на русском, тоже красиво) применяется в различных областях науки и техники. И, помимо прочего, помогает выигрывать морские сражения. Её – по нужде и ещё не зная слова – американцы разрабатывали темными гуадалканалскими ночами. О том, как это сработало в бою 14-15 ноября 1942 г. – наш сегодняшний разговор.

В боях у Гуадалканала осенью 1942 г. американский флот столкнулся с крупной организационной проблемой. Высокий темп операций и тяжёлые потери привели к тому, что для отражения атак японцев (сохранявших за собой инициативу) американцам приходилось использовать экстренно сформированные сводные отряды. Командиры кораблей не знали ни друг друга, ни своих начальников. Начальники отвечали командирам взаимностью. Предвоенная доктрина была построена в предположении, что адмирал, получивший в своё распоряжение TFXX, успеет разработать боевую инструкцию и план боя, но на это не хватало времени. В такой ситуации простые решения были единственно возможными для американских адмиралов, и именно поэтому они стали так популярны сразу после катастрофы у о. Саво – где, к слову, японцы разбили отряд под командованием адмирала британского.

Команда поскрёбышей
Отряд контр-адмирала Уиллиса Ли, получивший тактическое обозначение TF64, представлял собой типичный для тех боёв «колобок» (scratch team). Его состав определился относительно просто. Опыт предыдущих сражений показал, что американцы могут рассчитывать на артиллерию – но не торпеды. При этом в ночном бою 12-13 ноября 1942 г. Уильям Хэлси лишился последних своих «свободных» крейсеров. Теперь для защиты аэродрома Гендерсон Филд от обстрела с моря он мог использовать только линкоры, каковых имелось два – «Вашингтон» и «Саут Дакота». Хэлси решил использовать оба, а для сопровождения выделил четыре эсминца – те, которые утром 13 ноября имели достаточно топлива для  перехода от Нумеа к Гуадалканалу.

Линкоры Ли никогда не действовали вместе, четыре эсминца входили в состав четырёх разных дивизионов. Единственным опытом совместного плавания кораблей TF64 оказался 30-часовой переход к месту боя. Это был самый сводный из всех сведённых американцами отрядов.

Ли держал флаг на «Вашингтоне» и оставил за собой руководство «линейными силами». Заведовать эсминцами он поручил старшему из командиров кораблей – капитану 1 ранга Томасу Фрэйзеру на эсминце «Уок». Четыре эсминцы двигались в кильватерной колонне, с промежутками в 300 ярдов между кораблями. За ними, на расстоянии 5 000 ярдов, шёл флагманский линкор, и, с интервалом 2 000 ярдов – «Саут Дакота». В этой диспозиции вечером 14 ноября 1942 г. TF64 кружило вокруг о. Саво по часовой стрелке, дожидаясь подхода противника.

Сложные люди
Противником Ли был вице-адмирал Нобутакэ Кондо, командующий 2-м флотом. Он вёл к Гуадалканалу 14 кораблей – 1 линкор, 2 тяжёлых крейсера, 2 лёгких крейсера, 9 эсминцев – организованных куда как более сложно. Под непосредственным началом Кондо была 4-я дивизия тяжёлых крейсеров – «Атаго» (флаг) и «Такао» – сведённая с линейным кораблём «Кирисима» в т.н. «Бомбардировочную группу», которой предстояло решить основную задачу: обстрелять аэродром Гендерсон-Филд. При главных силах состоял отряд контр-адмирала Сусуму Кимура (лёгкий крейсер «Нагара», 2 эсминца) и «Отряд охранения» (4 эсминца под командованием контр-адмирала Тамоцу Такама).

Принимая во внимание неудачный опыт боя 12-13 ноября 1942 г., когда японские линкоры оказались втянуты в бой на короткой дистанции с крейсерами американцев и не смогли обстрелять Гендерсон-Филд, Кондо решил создать специальную «Группу зачистки» под командованием контр-адмирала Синтаро Хасимото, включавшую в себя лёгкий крейсер «Сёндай» и 3 эсминца. На переходе к месту боя отряд Хасимото занимал позицию примерно в 10 км впереди главных сил, он должен был обнаружить и атаковать американские корабли между островами Гуадалканал и Саво до подхода Кондо. Помочь ему, в случае необходимости, должны были корабли отряда Кимура.

Кроме того, в непосредственной близости от места боя находился японский конвой под командованием Райдзо Танака (4 транспорта, 9 эсминцев). С одной стороны, обеспечение безопасности конвоя было поводом для дополнительных забот Кондо, с другой – эсминцы Танаки были дополнительным резервом, и могли вмешаться в бой в случае необходимости.

Дубинки и копья
Главные силы Ли – «Вашингтон» и «Саут Дакота» – имели подавляющее превосходство над «линией» Кондо («Кирисима», «Атаго», «Такао»), как с точки зрения огневой мощи, так и с точки зрения защиты. Бронирование «Кирисима» не давало защиты от 406-мм орудий американских линкоров, в то время как последние были неуязвимы для 203-мм орудий крейсеров, а 356-мм орудия «Кирисима» могли, на короткой дистанции, пробить бортовую броню «Вашингтона» и «Саут Дакота» – но не броню их башен и барбетов.

Японцы, в свою очередь, имели столь же значительное превосходство в торпедном залпе. Силы Хасимото, Кимура и Такама могли дать залп из 78 610-мм торпед – против 44 533-мм в залпе американских эсминцев. Довеском к этому японские лёгкие крейсера (по 2 двухтрубных аппарата с каждого борта) могли выпустить ещё 8 торпед сразу после разворота на обратный курс, а на «Атаго» и «Такао» имелось ещё 32 трубы диаметром 610-мм – 16 в бортовом залпе.

Насколько велика была угроза для линкоров? Напрашивается сравнение с боем у Тассафаронга: 8 японских эсминцев – 6 попаданий в 4 американских крейсера – однако любопытно провести параллель с боем в проливе Суригао. На первом этапе того боя японский отряд, по составу близкий к силам Ли (2 линкора, 1 тяжёлый крейсер, 4 эсминца), был атакован 11 американскими эсминцами – т.е. тем же числом кораблей, которые мог послать в атаку Кондо. Американцы выпустили 73 торпеды и добились 9 попаданий: по паре – в каждый из линкоров, ещё 5 торпед достались 3 эсминцам.

Стоит добавить, что американские линкоры имели сравнительно слабое противоминное вооружение – в этом отношении они, наверное, были худшими линкорами новой постройки. Кроме того, американцы недооценивали возможности японских торпед, что, собственно, стало причиной катастрофы у Тассафаронга – американские крейсера, стрелявшие по японским эсминцам с расстояния 10 000 ярдов, двигались постоянным курсом и скоростью, поскольку адмирал Райт считал, что японцы не могут использовать торпеды на такой дистанции. Ли же накануне боя назначил «безопасную» дистанцию до противника в 7 000 ярдов.

Немаловажным было численное превосходство японцев: 14 против 6. В ночных боях обе стороны предпочитали стрелять по кораблям, которые оказались хорошо видимы – по тем или иным причинам. Чем больше кораблей – тем больше вероятность того, что кто-то останется незамеченным.
Наконец, на стороне японцев было преимущество в боевом опыте.

If you can see anything to shot at, go ahead!
Детальное описание боя не является целью этой аналитики, однако без нарратива не обойтись. Ниже представлен реферат статьи Роберта Лундгрена с вкраплениями из книги Ричарда Франка. Если Вы хорошо знакомы с этими текстами – можете смело переходить к следующему разделу. Если сочтёте возможным сообщить о замеченных неточностях автору в комментариях – буду только рад.

Первая фаза, 23.13-00.19. Бой американских линкоров с группой «Сёндай»
В 23.13 наблюдатели на борту «Сёндай» заметили пару силуэтов – «Вашингтон» и «Саут Дакота». Отряд Хасимото оказался позади TF64, в мертвой зоне американских радаров (около 60 градусов по корме), и некоторое время оставался незамеченным. В 23.19 Хасимото приказал эсминцу «Аянами» повернуть на юго-запад с тем, чтобы пройти вдоль западного берега о. Саво, а сам с «Сёндай» и 2 эсминцами продолжил преследование противника вдоль восточного берега. В 23.28 Хасимото передал Кондо, что обнаруженные им корабли – это тяжёлые крейсера, а в 23.32 доложил, что заметил 4 американских эсминца. В 23.49 Кондо приказал контр-адмиралу Кимура с «Нагара» и 4 эсминцами лечь на курс 180 градусов с тем, чтобы пройти вдоль западного берега о. Саво и атаковать обнаруженного противника. Сам Кондо («Атаго», «Такао», «Кирисима», 2 эсминца) двигался курсом 240 градусов, дожидаясь развития событий.

Американцы заметили противника намного позже. В 23.52 «Вашингтон» изменил курс со 150 на 270 градусов, для того, чтобы пройти вдоль южного берега о. Саво. Ровно в полночь его радар засёк «Сёндай» на расстоянии 19 600 ярдов. В 00.08 «Саут Дакота» установила радарный и визуальный контакт на дистанции 18 300 ярдов. В 00.14 Ли разрешил линкорам стрелять. «Вашингтон» открыл огонь в 00.16, «Саут Дакота» – в 00.17. Американцы не добились попаданий, однако контр-адмирал Хасимото счёл за лучшее ненадолго отвернуть на обратный курс и поставить дымовую завесу. Резкий манёвр привёл к тому, что операторы американских радаров потеряли японские корабли.

Между тем, в 00.15, главные японские силы резко изменили курс – с 240 на 55 градусов. Кондо, находившийся к западу от Саво, решил, что лучше обойти остров с севера. В свою очередь, флагман Ли в 00.19 повернул на курс 300 градусов, параллельно берегу Гуадалканала.

Вторая фаза: 00.20-00.40. Торпедная атака «Аянами» и группы «Нагара»
Отделившийся от сил Хасимото и двигавшийся вдоль южного берега Саво «Аянами» заметил противника в 00.20. В 00.24 он начал манёвр для выхода в торпедную атаку. В это же время главные силы японцев по приказу Кондо снова резко повернули – с курса 55 на курс 125 градусов – и уменьшили скорость до 18 узлов.
В 00.26 головной американский эсминец – «Уок» – обнаружил «Аянами» и открыл огонь с дистанции 11 000 ярдов. Спустя пару минут по «Аянами» начали стрелять остальные американские эсминцы, в то время как сам «Уок» перенёс огонь на новую цель, «Нагара». На «Вашингтоне» заметили вспышки ответных выстрелов «Аянами», однако приняли их за стрельбу береговых батарей с Саво – и в 00.25 открыли огонь по острову. «Саут Дакота» продолжал стрелять по оставшимся за кормой кораблям Хасимото, в 00.28 командир корабля приказал разделить цели – носовые башни открыли огонь по обнаруженному почти прямо по носу, на расстоянии 13 000 ярдов, «Нагара».

В 00.30 «Аянами» дал залп из шести торпед по третьему кораблю в американской колонне: японцы думали, что атаковали тяжёлый крейсер, на деле целью был эсминец «Престон»; тогда же корабли группы «Нагара» выпустили сорок торпед по двум головным американским эсминцам.

«Уок», получил попадание в 00.33 и затонул через несколько минут. В 00.34 торпеда попала в «Бенхэм», только что прошедший мимо тонущего «Уока». Взрывом оторвало корпус до носового артиллерийского погреба, скорость «Бенхэма» упала до 5 узлов, но корабль – пока – остался на плаву.

Первым же, в 00.33, погиб занимавший третье место в колонне «Престон». Корабль получил два 140-мм снаряда с «Нагара» в 00.31, однако причиной его гибели, как не без оснований считает Лундгрен, стала торпеда «Аянами». Непосредственно перед попаданием торпеды «Престон» попал под огонь «Вашингтона»: три 127-мм снаряда американского линкора нанесли тяжёлые повреждения в кормовой части корабля. Этот эпизод имел важное значение для дальнейшего хода боя, поскольку Ли, видимо, понял, что артиллеристы его флагмана совершили ошибку. В 00.34 «Вашингтон» прекратил стрелять.

За минуту до этого на «Саут Дакоте» вышла из строя система генерации и распределения электроэнергии, орудия второго американского линкора так же замолчали. Наконец, в 00.36 перестал стрелять замыкавший колонну эсминцев «Гвин»: корабль вынужден был маневрировать, чтобы обойти тонущие головные эсминцы, и потерял из виду свою цель. «Гвин» получил два попадания 127-мм снарядов, один из которых разорвался в кормовом турбинном отделении.

Момент заслуживал стоп-кадра. Японцы безоговорочно выигрывали бой: два американских эсминца были потоплены, один выведен из строя и один – тяжело повреждён; из линкоров один – сломался, другой – впал в ступор. С японской стороны тяжёлые повреждения получил «Аянами» – и только.

Вмешательство главных сил Кондо было как нельзя кстати, но... В 00.30, получив сообщения с «Нагара» о контакте, Кондо приказал «Бомбардировочной группе» лечь на курс 250 градусов – противоположный тому, которым они двигались меньше чем за 10 минут до того – и увеличил скорость до 30 узлов. Двигаясь в этом направлении, японские тяжёлые корабли могли занять позицию между силами Ли и приближавшимся с северо-запада конвоем Танака – если что. Но этот курс не вёл к быстрому сближению с американскими линкорами: японцы двигались на юго-запад, в то время как бой шёл на юго-востоке. Кондо занимал выжидательную позицию. В 00.40 он приказал повернуть на курс 260 градусов.

Третья фаза: линейный бой, 00.40-01.08
В 00.41 «Вашингтон» прошёл мимо тонущего «Уока», обойдя горящий эсминец слева. В это же время на «Саут Дакоте» решили проблемы с электричеством, но зато на пять минут вышел из строя радар SG. Тем не менее, корабль возобновил стрельбу главным калибром, выбрав целью горящий «Аянами», оставшийся за кормой. В 00.42 пороховые газы орудий кормовой башни зажгли самолёты на юте. Следующим залпом, спустя минуту, горящие самолёты были сброшены за борт, а пожар – потушен. В 00.45 линкор прекратил стрелять и прошёл мимо «Уока» – справа, оказавшись между ним и противником. Таким образом, на протяжении нескольких минут японские крейсера и эсминцы у южного берега Саво могли следить за движением «Саут Дакота»: вспышки залпов, пожар на корме и «подсветка» от «Уока» делали наблюдение несложной задачей. В 00.48 «Нагара» направил на «Саут Дакоту» свои прожектора, и в следующие пять минут линкор получил несколько попаданий 140-мм и 127-мм снарядами «Нагара», «Сёндай» и 5 эсминцев.

На «Вашигтоне» ещё не пришли в себя. Флагман не стрелял. В 00.48 Ли приказал уцелевшим эсминцам уходить на юг, но не отреагировал на обстрел «Саут Дакоты»: линкор находился в мёртвом секторе радара SG, на правой раковине «Вашингтона», и Ли не был уверен в том, что происходит. Операторы радара «вели» силы Кондо, державшиеся у западного берега Саво, уже с 00.37, но командующий TF64 не был готов рисковать. В 00.50 «Вашингтон» немного довернул к востоку, на курс 290 градусов.

Кондо продолжал ждать. В 00.45 он получил сообщение «Аянами»: один крейсер и один эсминец потоплены, ещё один эсминец горит. Спустя две минуты главные силы повернули на курс 280 градусов. В 00.50 Кондо решил, что бой развивается успешно, и довернул на курс 290 градусов, дожидаясь окончательного разгрома противника силами Кимура и Хасимото. Наблюдатели «Такао» заметили американский линкор, но Кондо проигнорировал это сообщение, равно как и донесение «Нагара» в 00.51. Вместо того, чтобы атаковать Ли, Кондо приказал своим кораблям приготовиться к повороту на курс 130 градусов для бомбардировки Гендерсон-Филд.

Тем временем «Саут Дакота» под огнём противника ненадолго повернул к югу, в 00.54 линкор вернулся на курс 292 градуса, а за минуту до того на корабле заметили отряд Кондо на расстоянии 11 000 ярдов. На «Кирисима», замыкавшем колонну «Бомбардировочной группы», противника увидели уже в 00.51. В 00.52 японский линкор вступил в бой: первый же залп 152-мм батареи «Кирисима» дал два попадания в носовую надстройку «Саут Дакота».

Таким образом, начался линейный бой – но оба командующих не поняли, что происходит. Кондо в 00.53 сообщил Хасимото, что собирается обстреливать американские позиции и приказал последнему позаботиться о повреждённом «Аянами». Ли всё ещё сомневался, хотя в 00.54 наблюдатели «Вашингтона» наконец-то опознали «Саут Дакоту».

Выбранный Кондо курс и решение развернуться на 180 градусов лишили японцев последнего шанса: прекрасно начавший стрельбу «Кирисима» в 00.54 прекратил огонь, чтобы выполнить поворот. Манёвр был закончен в 00.57. Как раз вовремя: в 00.58 освещавшая поле боя Луна зашла за горизонт, видимость резко ухудшилась (с 9 до 3 миль). Теперь наличие радара у американцев стало действительно крупным козырем.

В 01.00 Ли наконец-то разрешил «Вашингтону» открыть огонь – орудия флагмана молчали 26 минут! Отдохнувшие американские артиллеристы успели дать первые два залпа до того, как «Кирисима» ответил – в 01.01. «Такао» начал стрелять в 01.02, «Атаго» подсветил «Саут Дакота» прожекторами в 01.00, но огонь открыл только в 01.03. Японцы стреляли быстро и точно, те средства связи и управления «Саут Дакота», которые не пострадали при обстреле с лёгких крейсеров и эсминцев, быстро вышли из строя и корабль лишился возможности эффективно сражаться. Корабли Кондо оглушили и ослепили американский линкор, но этого было мало. С 01.02 до 01.14 «Атаго» и «Такао» выпустил по «Саут Дакота» 24 торпеды, но ни одна из них в цель не попала. Ещё 4 торпеды, так же безуспешно, выпустил в 01.02 эсминец «Асагумо».

Тем временем «Вашингтон», лишённый внимания противника, бил «Кирисима». С 01.00 до 01.02.39 линкор выпустил 39 406-мм снарядов, после чего операторы радара доложили, что цель потоплена. Снова наступило неловкое молчание. В 01.04 уставший от неопределённости Ли скомандовал: «Если видите что-то, по чему можно стрелять – валяйте». В следующие 2 минуты и 45 секунд линкор выпустил ещё 36 снарядов главного калибра. Двигавшийся встречным курсом «Кирисима» остался за кормой, в 01.06 носовые башни потеряли цель, в 01.07 «Вашингтон» снова прекратил огонь. Орудия «Саут Дакота» замолчали в 01.08, японцы так же не стреляли.

Четвёртая фаза: преследование, отступление и торпедные атаки. 01.09-01.35.
«Вашингтону» хватило шести минут для того, чтобы полностью вывести из строя «Кирисима». Корабль потерял ход и управление, носовые башни были разрушены прямыми попаданиями, погреба кормовых пришлось затопить. Японцы пытались спасти линкор, но из этого ничего не вышло. В 03.23 «Кирисима» пошёл на дно, став первым и последним дредноутом, утонувшим – не взорвавшимся, не брошенным и добитым, а утонувшим – от артиллерийского обстрела.

«Саут Дакота» тонуть не собирался, но здоровье американского линкора было уже не то: его надстройки горели, кормовая башня главного калибра была заклинена, вышли из строя все радары и средства связи, включая TBS (радиосеть голосовой связи между кораблями). В 01.07 Ли приказал «Саут Дакоте» отходить на юг. Адресат приказа не получил, однако командир корабля и сам решил, что с него хватит, повернув на курс 235 градусов в 01.10.

В 01.14 «Атаго» проводил «Саут Дакоту» последним торпедным залпом, после чего развернулся на курс 300 градусов. В 01.20 «Вашингтон» повернул к северу, на курс 340 градусов, и преследовал противника до 01.33, но Ли, опять потерявший «Саут Дакоту», так и не отдал приказа открыть огонь, хотя радар уверенно вёл «Атаго». Японский флагман, в свою очередь, дал по «Вашингтону» два безрезультатных торпедных залпа, в 01.18 и 01.23, и даже немного пострелял из пушек, но драка, по сути, кончилась, хотя на обратном курсе «Вашингтону» пришлось пару раз уклоняться от атак японских эсминцев.

Роль радиолокатора
Наличие радара традиционно считается главным элементом успеха американцев в бою. Традицию заложил сам Уиллис Ли, так прокомментировавший исход боя:

Мы понимали это тогда и не стоит забывать это сейчас: наше превосходство почти целиком и полностью зависело от наличия радара. Мы совершенно точно не были равны японцам с точки зрения опыта, навыков, подготовки или качества действий личного состава.

С этой оценкой трудно согласиться. Главным материальным преимуществом американцев стали пушки и броня линкоров – ответственность за это целиком ложится на Уильяма Хэлси. Бой кончился так, как кончился, только потому, что японцы не могли пробить броню «Саут Дакота», а снаряды «Вашингтона» легко решитили «Кирисиму».

Роль радара была не так велика. Судя по выдержкам из рапорта командира «Вашингтона», при стрельбе радар играл роль дальномера, и только – горизонтальная наводка и корректировка по дальности осуществлялись визуально. До захода Луны американцы не имели превосходства ни в дальности обнаружения противника, ни в дальности эффективной стрельбы. В критический для американцев момент боя – между 00.20 и 00.40 – когда многочисленные японские корабли держались на фоне Саво, операторы радара на «Вашингтоне» не могли взять корабли противника на сопровождение и «завязать» трассы целей. Наконец, наличие мёртвого сектора в сочетании с боязнью стрельбы по своим сильно сковывало действия Ли.

Безусловно, радар позволил «Вашингтону» скрытно выйти на позицию для атаки «Кирисима», но если бы преимущество американцев в огневой мощи не было столь велико, этот факт, сам по себе, не привёл бы к победе.

Путь стрелка
Строй играет важную роль в скоротечном ночном бою. Ли решил отказаться от плотной кильватерной колонны, выбранной Скоттом у м. Эсперанс и Каллаганом в «пятницу, 13-го». Он установил интервал в 5 000 ярдов между колонной эсминцев и «Вашингтоном», и благодаря этому группа «Нагара» выпустила торпеды по второстепенной цели. Решение может показаться сложным, но оно не было таковым даже в сравнении с решениями Скотта и Каллагана: последние разделяли свои эсминцы на авангард и арьергард, Ли выделил эсминцы в один отряд. Кроме того, Ли не выделил эсминцы для радиолокационного дозора (как было в бою у о. Саво), не использовал их для классического прикрытия линейных кораблей. Строй TF64 не был предельно простым, он был достаточно простым.

Непосредственно в бою Ли в действия отряда эсминцев не вмешивался. Лишь в 00.48 он приказал уцелевшим кораблям уходить из района боя. Решение, потребовавшее немалого личного и командирского мужества: японцы только что выполнили успешный торпедный залп, можно было ожидать продолжения банкета, а эсминцы давали – какую-никакую – защиту линкорам. Однако принцип ППиД оказался важнее: отослав эсминцы к югу, Ли существенно упростил процесс принятия решения на открытие огня.

Линкорами Ли тоже рулил просто. Непосредственно в бою (00.16 – 01.07) он отдал несколько распоряжений:

00.16: разрешил линкорам открыть огонь по группе «Сёндай»;
01.03: приказал «Саут Дакоте» приблизиться к «Вашингтону»;
01.04: разрешил «Вашингтону» стрелять по всему, что того заслуживает;
01.07: приказал «Саут Дакоте» уходить на юг (приказ не принят адресатом).

После первых выстрелов и до конца артиллерийского боя флагманский корабль маневрировал флегматично: всего четыре поворота на 8...30 градусов. Ли не пытался принимать сложных тактических решений и не поддавался моменту. Можно сказать, что Ли не дёргался.

Манера поведения, характерная для профессионального стрелка. В 1907 г. Ли стал первым американцем, выигравшим в один год национальные соревнования по стрельбе из револьвера и винтовки. В 1914 г., во время интервенции в Мексику, Ли вызывал на себя огонь мексиканских снайперов, выиграв таким образом три дуэли. В 1920 г., на Олимпийских играх, Ли взял семь медалей на соревнованиях по стрельбе, в том числе - пять золотых (рекорд, побитый в 1980 г. советским гимнастом Александром Дитятиным). В бою у Гуадалканала главным аргументом Ли были тяжёлые орудия, и он, так или иначе, сделал всё, чтобы они стреляли вовремя и точно.

В этом смысле оправданным оказалось даже то, что «Вашингтон» не поддерживал «Саут Дакоту» с 00.48 до 01.00 – факт, ставший причиной открытой вражды между экипажами кораблей после боя. Если бы в 00.48 «Вашингтон» открыл огонь по «Нагара», обозначив своё присутствие противнику, бой сложился бы совсем иначе и едва ли закончился американской победой.

Смятение самуря
Действия Кондо являются почти полной противоположностью действиям Ли. Сложная организация сил привела к тому, что японцы вступали в бой по частям – факт, мимо которого не проходит ни один американский автор, и добавить тут что-то сложно. Можно добавить другое.

Кондо знал, что его противник имеет радар, и знал, что при лунном свете это преимущество американцев сводится на нет. Когда заходит Луна, японский адмирал, скорее всего, тоже догадывался, но сумел организовать бой так, что решающая артиллерийская дуэль началась через две минуты после лунного заката.

Трудно сказать, знал ли Кондо о том, что эффективность радара падает в том случае, если цель находится на фоне берега. Однозначно можно утверждать, что Кондо знал о преимуществах положения у берега как такового. И, тем не менее, его главные силы оставались «в чистом поле» до подхода американских линкоров.

Не имея возможности лично наблюдать ход боя, Кондо вынужден был питаться СМС-ками крейсеров и эсминцев, что исказило его восприятие событий. В решающий момент, когда «Кирисима» заметил противника и открыл огонь по «Саут Дакота», Кондо решил выполнить разворот на 180 градусов, украв у своего линкора три ценные минуты точной стрельбы.

Если в действиях профессионального моряка можно обнаружить «пучок» ошибок – значит, речь идёт об ошибке в «первых принципах», дураки полевыми адмиралами не становятся. В случае с Кондо таковой ошибкой можно назвать идею «конечных целей». Ли и Кондо находились по разные стороны мэхэнианской баррикады. Перед Ли стояла задача уничтожить японские силы. Кондо хотел обстрелять Гендерсон-Филд, у него была «конечная цель», заботясь о достижении которой, он организовал бой как побочное предприятие. В ночь с 14 на 15 ноября 1942 г. Ли и Кондо вели классический военно-морской диспут. Исход такого диспута обычно предсказуем.

Вопрос вкуса
Принцип KISS/ППиД не является универсальным. Посконная тактика нужна тогда, когда сложная обстановка сочетается с недостаточной подготовкой вступающих в бой сил. При этом необходимо, чтобы командующий осознавал и первое, и второе. Если такое осознание сочетается с правильным выбором цели и чётким представлением о собственных преимуществах – то, при известном везении, к осознавшему приходит победа.
Tags: Вторая мировая, линкоры
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 22 comments