naval_manual (naval_manual) wrote,
naval_manual
naval_manual

Categories:

Кузнец и рыцарь

Вероятно, все войны по восприятию в общественном сознании можно разделить на два идеальных типа. Один: рыцарский поединок. Другой: приведение в исполнение смертного приговора. Вторая мировая была событием слишком масштабным для того, чтобы даже склонный к бинаризации человек смог уложить все её события в одну из этих двух парадигм. Проблема решается периодизацией: восприятие Второй мировой делится на "фехтовальную часть", и на ту, которую  гениально описал Квентин Тарантино.

Метафора Тарантино (как и другие исторические метафоры "Ублюдков") представляется предельно точной и на удивление откровенной: отважный немецкий рыцарь против тупой бейсбольной биты (что ещё может символизировать американскую мощь?) Ну, а поскольку любой психически здоровый человек предпочтёт наблюдать за фехтованием, а не за колесованием - то и интерес к истории Второй мировой сосредотчен вокруг "фехтовальной части". Это порождает две проблемы.

Первая относится к сфере эмоционального. Поскольку общественный интерес сфокусирован событиях где-то между сентябрём 1939 г. и ноябрём 1942 г., он, так или иначе, фокусируется на успехах стран Оси. И, в итоге, в общественном сознании укрепляется представление о превосходств стран Оси -   точнее, немцев и японцев - в военном искусстве. Это верно как в отношении западной историографии, так и в отношении историографии отечественной. Например, едва ли кто-то готов назвать операцию "Оверлорд" обходным манёвром, сравнимым с рывком Манштейна через Арденны. Едва ли кто-то сочтёт атаку Формозы операцией более дерзкой и успешной, чем нападение на Пёрл-Харбор. У нас восхищение талантами Манштейна или Гудериана и тем более прямое сравнение их талантов с талантами Жукова или Рокоссовского всё же является неприличным, однако о плане "Барбаросса" говорят куда как чаще, чем о "десяти сталинских ударах", перечислить которые без помощи гугла смогут только А.Исаев и ещё три-четыре человека. И это - плохо, в терминах известной поэмы Маяковского.

Вторая проблема - проблема теоретическая. Многие готовы назвать превосходство в военно-экономическом потенциале решающим фактором победы. Однако конкретный смысл этого утверждения, звучащего вроде бы убедительно, раскрыть непросто. Пол Кеннеди в своей книге для раздела, посвящённого второй половине войны, выбрал в качестве заголовока цитату из наследия Уинстона Черчилля: "Надлежащее применение превосходящих сил" - ключевым здесь представляется слово "надлежащее". И он же, Кеннеди, упоминает Клаузевица, текст которого не грех и процитировать:

Прежде под названием «военного искусства» или «военной науки» всегда разумели совокупность тех знаний и сноровок, которые касаются материальных вещей. Устройство, изготовление и употребление оружия, постройка крепости и окопов, организация армии и механизм ее движений были предметами этих знаний и сноровок, и все они были направлены к тому, чтобы выставить пригодную для войны вооруженную силу. При этом не выходили из области материи, и война рассматривалась как область деятельности лишь одной из воюющих сторон. По существу это был только постепенный переход от ремесла к утонченному механическому искусству. Все это имело приблизительно такое же отношение к бою, как искусство мастера, выделывающего шпаги, к искусству фехтования. О действиях в минуту опасности в беспрерывно меняющейся обстановке, о подлинных проявлениях духа и мужества в надлежащем направлении не было и речи.

Клаузевиц говорит о развитии теории военного дела и об организации материально-технического обеспечения, он не говорит о соотношении сил. Однако очень уж хороша метафора и вопрос о том, насколько велика роль Хаттори Хандзо, представляется интересным. Дать на него ответ в общем виде невозможно, однако можно сформулировать методические принципы, которые позволят решить проблему для каждой конкретной войны и конкретного театра военных действий.

Для начала можно рискнуть и сделать следующее утверждение: ресурсное превосходство может быть необходимым условием победы, но едва ли оно хоть в каком-то случае будет условием достаточным. Даже в удушливой атмосфере Первой мировой французы сначала выиграли сражение на Марне - и уже потом начался процесс медленного перемалывания ресурсов двух сторон, с предсказуемым результатом. Так или иначе, успех на поле боя необходим.

Соответственно, именно с этого успеха (успехов) и должен стартовать анализ, в направлении снизу вверх. И этот анализ, так или иначе, должен опираться на пять пропорций: соотношение ресурсов сторон, соотношение сил, соотношение потерь сторон и соотношение потерь и ресурсов каждой стороны. Если мы видим, что сторона, уступающая в ресурсах, так же уступает в силах на поле боя; наносит противнику бОльшие потери, чем несёт сама; но в итоге проигрывает состязание потому, что её потери оказываются более тяжёлыми в отношении её же ресурсов, можно сказать: победили "кузнецы". Превосходство в ресурсах было действительно необходимым условием победы, позволяющим компенсировать ошибки на поле боя.

Если же соотношение сил непропорционально разнице потенциалов, если потери "бедной" стороны выше (или потери сильнейшей стороны меньше предсказанных Ленчестером) - то речь может идти, скорее, о победе "рыцарей". Иными словами, мы можем говорить о том, что сторона "богатая" на самом деле превзошла противника в искусстве - превосходство в ресурсах если и не было необходимым, то как минимум могло быть меньшим. Действуя описанным выше образом, можно, как ни странно, использовать алгебру для оценки искусства - военного искусства сторон. Результаты могут оказаться интересными и неожиданными.

Tags: Вторая мировая, теория
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments

Recent Posts from This Journal