naval_manual (naval_manual) wrote,
naval_manual
naval_manual

Category:

Повреждения японских кораблей в бою при Ульсане 1/14 августа 1904 г.

Большой фактологический "оффтоп".

Настоящая работа представляет собой аннотированный и иллюстрированный перечень попаданий русских снарядов в японские корабли в бою с Владивостокским отрядом крейсеров при Ульсане 1/14 августа 1904 г. В основу текста положены японские документы, переведённые Александром Мартыновым и опубликованные в журнале «Морская война», №6, 2009 г. [1] Информация дополнена и уточнена с использованием:
– рапортов командиров кораблей [2];
– документов о повреждениях кораблей и потерях экипажей, приложенных к рапортам командиров кораблей[3];
– описания работы медицинской службы японских кораблей в бою [4];
– схем из материалов, посвящённых работе верфи Сасэбо [5].
Материал является ознакомительным. Автор текста не занимался систематическим изучением японского языка. Поэтому многие детали, содержащиеся в первоисточниках, опущены; в тексте возможны некоторые неточности и ошибки. Тем не менее, общая информация – сведения о калибре, времени, месте попадания русских снарядов, о причинённых ими потерях – достаточно точна и полна.

Крейсер «Идзумо»

Флагманский крейсер вице-адмирала Х.Камимура получил 21 попадание – не считая мелких повреждений рангоута, таких, например, как отмеченные в рапорте командира корабля попадания снарядов в фал гафеля или стойку клотикового огня. Общие схемы попаданий в «Идзумо» представлена на рис. 1, 2. По левому борту (рис. 1) попали 13 снарядов: 11 152-мм и 2 75-мм. С правого борта (рис.2) попали 8 снарядов: 1 203-мм, 2 152-мм, 1 120-мм и 4 75-мм. Относительно большое число попаданий 75-мм снарядов с правого борта представляется неожиданным, поскольку «Россия» и «Громобой» вели интенсивный огонь из 75-мм орудий в завершающей стадии боя, когда находились слева от «Идзумо». Можно предположить, что два 75-мм снаряда, которые показаны на приложенной к рапорту командира схеме повреждений правого борта, на самом деле попали левого борта (см. ниже, пп. 4 и 10, попадания в грузовую стрелу грот-мачты и среднюю дымовую трубу). Так или иначе, всего в «Идзумо» попали 1 203-мм, 13 152-мм, 1 120-мм и 6 75-мм снарядов.



Рисунок 1  - Общая схема попаданий в "Идзумо" по левому борту



Рисунок 2 - Общая схема попаданий в "Идзумо" по правому борту

Потери экипажа, по рапорту командира корабля, составили 20 человек: 3 убитых, 3 тяжело и 14 легко раненых. В соответствии с поимённым списком потерь в «Медицинском описании» [4, c. 295-296], потери распределились следующим образом: 2 убитых, 1 умер от ран в корабельном лазарете, 6 раненых (3 тяжело) были отправлены в береговой госпиталь (один умер), 2 раненых лечились стационарно в корабельном лазарете, ещё 9 раненых получили амбулаторное лечение на корабле.

1. В 9.15 152-мм снаряд пробил навылет фок-мачту под марсом, дистанция в этот момент составляла 6 000....6 200 м. Был повреждён трап и перебит кабель питания расположенного на марсе прожектора.
Легко ранен 1 человек.

2. Снаряд калибром 152-мм, попавший с правого борта, пробил навылет грот-мачту (пробоина 400х250 мм) ниже боевого марса. Внутри мачты был перебит электрический кабель питания расположенного на марсе прожектора и цепь для подачи 47-мм патронов на боевой марс.

3. Снаряд калибром 152-мм, попавший с правого борта, пробил грот-мачту выше боевого марса.

4. Грузовая стрела грот-мачты пробита 75-мм снарядом.

5. Снаряд калибром 75-мм, попавший с носового курсового угла по правому борту, пробил навылет коечные сетки под катером №3 и повредил основание грузовой стрелы фок-мачты.

6. В 9.55 снаряд калибром 152-мм пробил коечные сетки левого борта,  под катером №2, и разорвался на верхней палубе (рис. 3). Дистанция в момент попадания составляла 6 100...6 200 м, снаряд, вероятнее всего, был выпущен с «России».

Крупный осколок – видимо, головная часть – срикошетив и двигаясь вверх, пробил кожух средней дымовой трубы (пробоина 450х250 мм в боковой стенке, 350х500 мм в верхней стенке) и борт расположенного по правому борту 36-футового парового катера №1 (пробоина 600х250 мм).

Осколками этого снаряда были ранены 3 человека, в т.ч. 1 – смертельно (у 152-мм орудия №8, из расчёта 47-мм пушки №2), 1 – тяжело (из расчёта 47-мм пушки №4) и 1 – легко (из расчёта 152-мм пушки №7).




Рисунок 3 – Схема повреждений «Идзумо» при попадании 152-мм снаряда в 9.55 (№6)

7. В 7.05 снаряд калибром 152-мм, попавший с левого борта, разорвался в одной из шлюпок, осколки повредили щит 152-мм пушки №10, перебили грот-ванту и причинили ряд других повреждений.

У 152-мм пушки №10 (кормовая палубная установка) был убит 1 человек (из расчёта 47-мм пушки №5).

По рапорту командира «Идзумо», корабль в этот момент обстреливал «Рюрик» с расстояния 5 400 м.

8. Снаряд калибром 75-мм, попавший с левого борта повредил шлюп-балку и пробил борт минного катера №2 по левому борту. На схеме повреждений «Идзумо», приложенной к рапорту командира, калибр снаряда указан как «12-см», в таблице с описанием повреждений – «12-фн». Второе, видимо, верно поскольку повреждения оказались невелики.

9. В 05.39, с расстояния около 7 000 м, 120-мм снаряд с правого борта попал в верхнюю часть кормовой трубы и разорвался, осколки пробили противоположную стенку трубы в 7 местах.

10. Ещё один снаряд, калибром 75-мм, попавший с правого борта, пробил навылет среднюю часть кормовой трубы.

11. Средняя дымовая труба была пробита навылет 75-мм снарядом, попавшим с левого борта.

12. В 07.40 152-мм пробил левый борт (пробоина 200х200 мм), примерно у передней кромки барбета носовой башни главного калибра, срикошетил от средней палубы (вмятина глубиной до 120 мм, длиной 1250 мм, шириной 1000 мм) и разорвался вскоре после рикошета (рис. 4).
В помещениях у барбета носовой башни главного калибра возник сильный пожар, который был с трудом потушен. Борьба с огнём продолжалась, видимо, не менее получаса, поскольку в 8.10 один из занимавшихся тушением пожара был тяжело ранен осколками снаряда, разорвавшегося между средней и нижней палубами (см. п. 18).

В момент попадания снаряда расстояние до «Рюрика» составляло 5 500 м, до «России» – 8 500 м.



Рисунок 4 – Схема повреждений «Идзумо» при попадании 152-мм снаряда у носового барбета в 07.40 (№12)

13. Снаряд, калибр которого в японских документах не указан, пробил левый борт (пробоина 500х300 мм) в средней части отсека №3 на средней палубе, срикошетировал от средней палубы и, видимо, пробив по пути верхнюю палубу, остановился недалеко от диаметральной плоскости корабля. По имеющимся описаниям, это снаряд разорвался на два фрагмента, однако схема причинённых этим снарядом повреждений, составленная на верфи Сасэбо, указывает на то, что снаряд остался целым или почти целым (рис. 5).



Рисунок 5 – Схема повреждений «Идзумо» при попаданиях в отсек №3 (№13, №14)

14. Снаряд калибром 152-мм пробил левый борт (пробоина 700х400 мм) чуть выше средней палубы, в носовой части отсека №3 (напротив носовой дымовой трубы), срикошетил от палубы и застрял в поперечной перегородке помещения командного лазарета вблизи диаметральной плоскости корабля (рис. 5).

15. В 09.10 снаряд калибром 152-мм пробил левый борт позади кормовой башни главного калибра (отсек №7 на средней палубе) примерно на 1 м выше средней палубы (пробоина 210х200 мм), пробил продольную каютную перегородку и разорвался при ударе о среднюю палубу (рис. 6). Шесть крупных осколков пробили противоположный борт (в т.ч. три пробоины размерами ~200х200 мм), в каютах командира корабля (по левому борту) и адмирала (в корме) загорелась мебель. Пожар был потушен силами пожарного дивизиона, при этом, по-видимому, один человек из числа боровшихся с огнём был убит при следующем попадании (см. п.16).

Расстояние до «России» и «Громобоя» в момент попадания составляло 6 000...6 700 м.




Рисунок 6 – Схема повреждений «Идзумо» при попаданиях №15 (152-мм, 09.10), №16 (09.20) и №17 (203-мм)

16. В 09.20 ещё один снаряд попал в отсек №7 с левого борта, в помещение канцелярии командира корабля. Снаряд не разорвался, срикошетил при ударе о среднюю палубу и остановился в помещении по правому борту, слегка повредив обшивку (рис. 6). Калибр снаряда в японских документах не оценивается, но, по-видимому, это тоже был 152-мм снаряд.
Этим снарядом был убит 1 человек.

17. Снаряд калибром 203-мм попал в правый борт (пробоина 400х360 мм) примерно на 0,6 м выше средней палубы вблизи ахтерштевня  и вылетел через правый борт (пробоина длиной 800 мм и шириной 250...300 мм, нижний край пробоины на высоте 50 мм от палубы).
Небольшой угол падения снаряда позволяет предположить, что этот снаряд был выпущен «Рюриком» в период между 07.20 и 08.00.

18. В 08.10 152-мм снаряд разорвался при попадании в трап по левому борту между средней и нижней палубами (рис. 7). Осколками снаряда была в трёх местах пробита нижняя палуба, вблизи диаметральной плоскости, в двух местах – средняя палуба, и в девяти местах – противоположный, правый борт.

Осколками этого снаряда, видимо, были тяжело ранены 2 человека на средней палубе.

В момент этого попадания «Идзумо» стрелял по «Рюрику» с расстояния 4 300...4 700 м.




Рисунок 7 – Повреждения обшивки правого борта и нижней палубы «Идзумо» при попадании №18 (152-мм, 08.10)

19. Снаряд калибром 152-мм попал в броню главного пояса, примерно на 1 фут и 5 дюймов выше ватерлинии, под установкой 152-мм пушки №6 (носовая палубная установка левого борта), взрывом повреждён выстрел для постановки противоминной сети.

20. Попадание в броню верхнего пояса под 152-мм пушкой №14 (кормовая на нижней палубе с левого борта), в броне осталась выбоина диаметром 100 мм и глубиной до 6 мм. В рапорте командира «Идзумо» калибр попавшего снаряда оценён в 152-мм.

21. Снаряд калибром 75-мм пробил коечную защиту у 76-мм пушки №7, расположенной на крыше правого кормового каземата 152-мм орудия на верхней палубе.

Крейсер «Адзума»

Занимавший большую часть боя второе место в строю, крейсер «Адзума» стал вторым и по числу попаданий: в корпус, рангоут и трубы попали 7 снарядов (2 203-мм, 2 152-мм и 3 75-мм), ещё 2 снаряда сделали вмятины в корпусе ниже ватерлинии. С правого борта попали 1 152-мм и 2 75-мм снаряда, с левого – 2 203-мм, 1 152-мм и 1 75-мм снаряд, а так же оба снаряда, повредивших корпус ниже ватерлинии. На «Адзума» были повреждены два орудия – 76-мм и 47-мм – и ранены 8 человек (в т.ч. 1 – тяжело).

1. Задняя часть передней дымовой трубы была повреждена снарядом (в «Медицинском описании»... калибр оценён в 75-мм), прилетевшим с правого борта, с направления вблизи траверза, и попавшим в трубу по касательной.

2. Ещё один снаряд, попавший с правого борта с носовых курсовых углов, повредил киль катера №2 и пробил навылет кожух средней дымовой трубы.

3. В 07.00 152-мм снаряд попал с правого борта и, по-видимому, разорвался, ударившись о шлюпбалку. Осколки снаряда повредили носовую часть киля парового катера №1, в двух местах пробили кожух кормового котельного отделения, и так же в двух местах пробили раструб вентилятора среднего котельного отделения.

При этом попадании был ранен 1 человек.


Рисунок 8 – Схема повреждений «Адзума» в результате попаданий 75-мм снарядов (№1, 2) и попадания 152-мм снаряда в 07.00 (№3)

4. Cнаряд калибром не менее 120-мм попал в грот-мачту слева, прямо над площадкой грот-марса (входная пробоина: 230х350 мм, выходная: 700х850 мм), и разорвался, крупные осколки в 12 местах пробили ограждение грот-марса с правого борта и повредили расположенную на марсе 47-мм пушку правого борта, так же был пробит настил марса. Очевидно, прислуги у орудий в момент попадания не было, иначе оно вызвало бы тяжёлые потери в людях – так, как это случилось на «Громобое».



Рисунок 9 – Повреждения грот-мачты и грот-марса «Адзума»

5. В 07.12...07.23(?) снаряд калибром 203-мм пробил левый борт (отсек №3 на средней палубе) примерно на 0,5 м выше средней палубы (пробоина 350х380 мм), пролетел через помещение лазарета, пробил каютную перегородку, ударился о среднюю палубу на расстоянии 4..5 м от борта, срикошетировал (в палубе образовалась трещина длиной 450 мм и шириной до 25 мм) и, пробив по пути вентиляционную шахту котельного отделения, трубу для погрузки угля и перегородку каюты старшего артиллерийского офицера, улетел за борт, так и не взорвавшись. Хотя повреждения от этого снаряда были незначительны, потенциальная угроза таких попаданий была достаточно велика – при другом курсовом угле снаряд мог попасть в тыльную стенку каземата противоположного борта.

Небольшой угол падения снаряда – 5...6 градусов – позволяет предположить, что он был выпущен с «Рюрика», который в это время находился на расстоянии около 5 500 м от японских кораблей (рис. 10).

При этом попадании 1 человек был ранен.



Рисунок 10 – Попадание 203-мм снарядов в «Адзума» в 07.12 (№5) и в 09.48 (№7)

6. Неразорвавшийся снаряд калибром 75-мм пробил левый борт в офицерской ванной комнате (пробоина 150х120 мм) и повредил комингс люка машинного отделения.

7. В 09.48 снаряд калибром 203-мм попал в кормовую часть с левого борта (пробоина 350х550 мм) и разорвался на средней палубе (отсек №5, столовая командира), на расстоянии примерно 1,7 м от обшивки борта. Настил палубы в пределах помещения был практически полностью уничтожен взрывом, тяжелые повреждения получили каютные перегородки (рис.10, 11).

Несколько крупных осколков пробили продольную каютную перегородку и долетели до противоположного борта, два пробили обшивку борта, один повредил установку 76-мм пушки №11.

Этим снарядом было ранено 5 человек (в т.ч. 1 – тяжело).



Рисунок 11 – Повреждения «Адзума» в результате попадания №7 (203-мм, 09.48)

8. Снаряд (в «Медицинском описании...» его калибр оценён в 203-мм) попал на 5 футов ниже ватерлинии с левого борта, у отделения шпилевой машины, была смещена одна заклёпка и возникла небольшая течь.

9. Снаряд (по рапорту командира корабля – калибром в 152-мм) попал ниже ватерлинии на 5 футов, под клюзом левого якоря. В месте попадания образовалась вмятина глубиной 40 мм, шириной 65 мм и высотой 70 мм, были выбиты две заклёпки, и так же возникла течь.

Крейсер «Токива»

За время боя корабль получил 3 попадания, по видимому, все – снарядами калибром 152-мм, в т.ч. 2 – с левого борта.

Потери экипажа составили 3 раненых (1 – тяжело).

1. В 06.40...06.45 снаряд калибром 152-мм, с расстояния 5 000...5 400 м, попал в кормовую надстройку (рис.12), пробил ограждение нижнего мостика, шельтердек, перебил элеватор подачи 76-мм патронов (рис. 13) и упал на верхнюю палубу . При этом попадании было ранено 2 человека на подаче 76-мм патронов (1 – тяжело). Следует отметить, что непосредственно перед попаданием, в 06.35, при уменьшении расстояния до 5 400 м (30 кабельтовых), «Токива» открыл огонь из 76-мм орудий по «России».



Рисунок 12 – Схема движения снаряда, попавшего в кормовую надстройку «Токива» в 06.40...06.45 (вид сверху)



Рисунок 13 – Повреждение элеватора подачи 76-мм патронов в кормовой надстройке «Токива» при попадании 152-мм снаряда в 06.40...06.45

2. В 07.19 152-мм снаряд пробил левый борт (пробоина высотой 500 мм и шириной 150...200 мм) в средней части корабля, между верхней и средней палубами, пролетел через  офицерскую столовую и, по-видимому, застрял в стойке для стрелкового оружия, разбив 2 винтовки (рис. 14).
Характер пробоины (вытянутая в вертикальном направлении) и тот факт, что снаряд остановился у первой внутренней преграды, позволяют предположить, что он был выпущен с «России» или «Громобоя», которые в этот момент, по рапорту командира «Идзумо», находились на расстоянии около 9 000 м («Рюрик» был существенно ближе – 5 500 м), и попал в цель на излёте.



Рисунок 14 – Схема попадания 152-мм снаряда в «Токива» в 07.19

3. Ещё одно попадание – по рапорту командира, тоже в 07.19 – пришлось в первую броневую плиту нижнего пояса, у тарана. Калибр попавшего снаряда японцы оценили как 75-мм. Время попадания или калибр попавшего снаряда в данном случае определены неверно, поскольку на «Рюрике» 75-мм орудий не было, а «Россия» и «Громбой», как отмечено выше, в 07.19 находились на расстоянии около 9 000 м.

Крейсер «Иватэ»

Сильнее всех пострадал корабль младшего флагмана, контр-адмирала С. Мису, замыкавший колонну 2-го боевого отряда, несмотря на то, что в него попало всего2 снаряда (видимо, оба – 203-мм): по одному с правого и левого бортов.

На корабле вышли из строя 3 152-мм и 1 76-мм пушки, потери экипажа, по рапорту командира, составили 76 человек: 40 убитых и 36 раненых (в т.ч. 7 – тяжело).

1. Снаряд калибром 203-мм пробил левый борт (почти круглая пробоина диаметром ~320 мм) у барбета кормовой башни главного калибра, между средней и нижней палубами, на 3,5 фута выше ватерлинии и разорвался при попадании в каютную перегородку (пробоина размерами до 1000 мм, рис. 15).



Рисунок 15 – Повреждения «Иватэ» в результате попадания 203-мм снаряда в кормовую часть нижней палубы

2. В 07.00 в каземате №1 – носовом каземате на верхней палубе по правому борту – произошёл сильный взрыв. Взрыв был вызван детонацией сложенных в каземате и на его крыше боеприпасов. Были «утрачены» 23 бронебойных 152-мм снаряда, 36 зарядов для 152-мм пушек, и 24 76-мм патрона – все ли они взорвались, или только часть, установить невозможно.

Каземат был практически полностью разрушен, Обломки конструкций нанесли обширные повреждения носовой надстройке, трубам, шлюпкам и т.п., некоторые крупные обломки долетели до противоположного борта и кормового мостика (рис. 16).



Рисунок 16 – Взрыв на «Иватэ»: схема разлёта осколков и повреждения у носовой дымовой трубы

Из строя вышли три 152-мм пушки по правому борту – №1, №3 (носовая палубная установка) и №9 (носовой каземат), а так же  установленная на крыше каземата 76-мм пушка №3.
При взрыве были убиты 40 и ранены 36 человек (в т.ч. 7 – тяжело). Погибли командир третьей группы артиллерии (носовые 152-мм пушки правого борта) и командир носовых 76-мм орудий; был тяжело ранен командир четвёртой группы артиллерии (кормовые 152-мм орудия правого борта); лёгкие ранения получили старший артиллерийский офицер, старший минный офицер, командир 152-мм орудия №11 (средний каземат нижней палубы с правого борта) и старший судовой врач.
Потери прислуги 152-мм орудий распределились следующим образом:

– орудие №1 (правый носовой каземат верхней палубы): 6 убитых;

– орудие №3 (правая носовая палубная установка): 5 убитых, 1 тяжело раненый;

– орудие №5 (кормовая палубная установка правого борта): 2 тяжело раненых, 1 легко раненый;

– орудие №9 (правый носовой каземат средней палубы): 4 убитых 2 легко раненых;

– орудие №2 (левый носовой каземат верхней палубы): 1 убитый, 1 легко раненый;

– орудие №4 (левая носовая палубная установка): 2 убитых, 1 легко раненый;

– орудие №6 (левая кормовая палубная установка): 1 легко раненый;

– орудие №8 (левый кормовой каземат верхней палубы): 1 легко раненый;

– орудие №10 (левый носовой каземат нижней палубы): 2 убитых, 1 легко раненый.

Следует отметить, во-первых, тот факт, что, несмотря на масштабные разрушения, «Иватэ» даже временно не выходил из линии, и, во-вторых, что взрыв произошёл по правому борту, а из оставшихся 3 часов боя большую часть – примерно 2 часа 20 минут – японцы сражались левым бортом. Таким образом, непосредственное влияние этого взрыва на ход боя оказалось не так велико.

В японских документах причиной взрыва называют попадание 203-мм снаряда с «Рюрика». Подробностей попадания, по понятным причинам, нет, и, как в большинстве подобных случаев, механизм случившегося является, в известном смысле, загадкой. Сложностей добавляют противоречия в имеющихся схемах и описаниях боя, причём как противоречия между русскими и японскими свидетельствами, так и противоречия внутри японских документов. В рапорте командира «Иватэ» нет сведений о взаимном положении кораблей во время взрыва. В соответствии с рапортом командира «Идзумо», послужившим основой для официальной японской схемы боя, в период с 06.55 до 07.04 японцы вели бой правым бортом, при этом расстояние до «Рюрика» постоянно сокращалось: 6 200 м в 06.57, 5 600 м в 06.58, 5 300 м в 07.01 и 5 000 м в 07.02. Таким образом, по этой версии «Рюрик» должен был находиться справа по борту японцев, несколько впереди траверза. Однако по рапортам командиров «Адзума» и «Токива», эти корабли в 07.00 вели огонь по «Рюрику» с расстояния 7 000 м. По схеме маневрирования, представленной в рапорте Иессена, «Рюрик», «Россия» и «Громобой» в момент взрыва на «Иватэ» находились позади траверза японских кораблей.

Так или иначе, возможны были несколько вариантов развития событий. По версии, которую можно считать канонической, 203-мм снаряд с «Рюрика» пробил крышу каземата №1. В пользу этой версии говорит тот факт, что на «Микаса» в Цусимском бою крыши казематов 152-мм орудий были пробиты трижды, причём как минимум один раз – 152-мм снарядом, на расстоянии 5 400... 5 600  м. С другой стороны, в бою при Ульсане русские снаряды неоднократно рикошетировали от палубы японских кораблей. Кроме того, для детонации снарядов требовалось, видимо, прямое попадание или как минимум удар крупного осколка, такого, как головная часть – если русский снаряд взорвался при прохождении через крышу каземата, такое было невозможно. Другим вариантом является попадание в амбразуру каземата, однако на имеющихся фотографиях орудия №1 не видно явных следов такого попадания. Наконец, русский снаряд мог попасть в тонкую боковую стенку каземата (если «Рюрик» был несколько позади траверза японских кораблей), или ударить в стык этой стенки с верхней палубой или фронтальной стенкой. Эпицентр взрыва находился как раз в месте соединения боковой и фронтальной стенок каземата, у борта корабля – удар в это место мог привести детонации даже без полноценного пробития брони.

Наконец, нельзя исключать версию аварии, не связанной с попаданием русского снаряда.

Крейсер «Нанива»

Флагманский корабль командующего 4-м боевым отрядом контр-адмирала С.Уриу получил одно попадание в бою с «Рюриком». В 09.15 минут снаряд калибром 152-мм (в рапортах Уриу и командира корабля ошибочно указано «5,5-дм», калибр «6-дм» указан в «Медицинском описании...» и в официальном «Описании военных действий на море в 37-38 годах Мэйдзи») попал в щит 47-мм пушки Гочкиса №4 и разорвался при попадании. По-видимому, осколками этого снаряда был повреждён расположенный на носовой надстройке дальномер.

Из расчёта орудия 2 человека были убиты, 2 – тяжело ранены; ещё 2 человека получили лёгкие ранения (заслуживает внимания тот факт, что на «Нанива» прислуга 47-мм орудий занимала места по боевому расписанию).

По рапорту командира «Такатихо», дистанция в 9.15 составляла 8 600 м.

Кроме того, на «Нанива» была пробита грот-стеньга.



Рисунок 17 – Повреждения «Нанива»: попадания в грот-стеньгу и щит 47-мм пушки №4

Крейсер «Такатихо»

В 9.37 снаряд калибром не менее 152-мм (в рапорте командира и Уриу ошибочно указано «5,5-дюймов») пробил левый борт (пробоина 580х500 мм) в кормовой части, между средней и нижней палубами, примерно на 2 м выше ватерлинии, и разорвался, видимо, при попадании в продольную каютную перегородку. Две каюты были сильно повреждены взрывом, осколки долетели до столовой командира корабля, расположенной у правого борт.

Осколками этого снаряда были тяжело ранены 2 и легко – 9 человек (среди последних – старший минный офицер и старший судовой врач).

Кроме того, в материалах верфи Сасэбо есть изображение, атрибутированное как повреждения «Такатихо» в бою при Ульсане, с пробоиной в кормовой части по левому борту между средней и верхней палубами размерами 300х250 мм, однако упоминаний этого повреждения в других документах автор не нашёл.



Рисунок 18 – Повреждение левого борта «Такатихо» в кормовой части, между средней и верхней палубами

Заключение

Всего в бою у Ульсана японские корабли получили 36 попаданий русскими снарядами – или 38, считая повреждения «Адзума» ниже ватерлинии. Примерное распределение попаданий по калибрам приведено в табл. 1

Таблица 1. Примерное распределения попаданий по калибрам и кораблям

В скобках – повреждения «Адзума» ниже ватерлинии

«Россия» и «Громобой» выпустили 3251 снаряд, в т.ч.:

203-мм – 326 (186 и 140 соответственно);

152-мм – 1499 (551 и 948);

75-мм – 1426 (372 и 1054).

Поскольку число снарядов, выпущенных «Рюриком», неизвестно, определить достигнутый русскими кораблями процент попаданий можно только приблизительно, за исключением процента попаданий 75-мм орудий: в японские корабли попало 9 снарядов этого калибра, т.е. 0,63%. На счёт двух уцелевыших русских крейсеров можно отнести не более 3 203-мм и не менее 15 152-мм попаданий, таким образом, для 203-мм и 152-мм орудий достигнутый процент попаданий составил ~1%. Это – слабый результат, во многом объясняющийся тяжёлыми потерями расчётов орудий; повреждениями подъёмных механизмов 152-мм пушек Канэ; невыгодными для русских условиями освещения и отсутствием на русских кораблях оптических прицелов и дальномеров Барра и Струда.

Разрушительное действие русских снарядов в целом тоже оказалось слабым. Это объясняется особенностями «работы» русских взрывателей, которые, с одной стороны, были недостаточно чувствительными, и, с другой стороны – имели сравнительно большое замедление. В результате при попаданиях с большой дистанции, на излёте, взрыватели попросту не срабатывали (чем, видимо, объясняется тот факт, что не взорвались все попавшие в цель 75-мм снаряды) – а при попаданиях на короткой дистанции снаряды не всегда успевали взорваться внутри корпуса корабля противника. Попадания в рангоут и трубы были практически безвредны для противника – между тем, на эти части приходилось до трети всех попаданий (табл. 2). Впрочем, следует отметить, что единственным действительно потенциально опасным было попадание 152-мм снаряда в фок-мачту «Идзумо» в 09.15 – если бы снаряд разорвался, его осколки могли причинить тяжёлые потери среди людей, находившихся на верхнем и нижнем мостиках (место попадания находилось на 5,5 м выше шельтердека).

Таблица 2. Распределение попаданий по различным частям кораблей



В то же время разрушительное действие самих снарядов было достаточно сильным – в случае взрыва. Относительно небольшой заряд взрывчатого вещества и взрыватель в таком случае оказывались достоинствами. Если японские снаряды обычно взрывались при прохождении обшивки корпуса, при этом большая часть фугасного и существенная часть осколочного действия «оставались» снаружи корабля, то русские снаряды разрывались внутри корпуса. При взрыве образовывались крупные осколки с большой разрушительной и убойной силой, которые пробивали каютные перегородки, палубы и даже противоположный борт. Это могло привести к обширным затоплениям с поступлением воды под нижнюю палубу при попаданиях вблизи ватерлинии в оконечностях (такой сценарий реализовался на «Асама» в Цусимском сражени, при Ульсане попадания в «Идзумо», «Иватэ» и «Такатихо» не обернулись затоплениями из-за спокойного моря), и обеспечивало поражение людей на большой площади (этот сценарий реализовался при попадании снаряда «Рюрика» в «Такатихо»).

В целом можно утверждать, что действие русских снарядов – посредственное – не было причиной поражения в бою. Куда как более важным было соотношение попаданий. Четыре броненосных крейсера Камимуры получили 24 снаряда калибром 120...203-мм, в то время как «Громобой» – не менее 25, а «Россия» – 30...35 таких снарядов, в 2...2,5 раза больше, чем «Идзумо».

Стоит отметить, что, несмотря на существенные отличия в действии японских и русских снарядов, причиной наиболее тяжёлых повреждений и большей части потерь на «России» и «Громбое» был взрыв боеприпасов: на «России» – под полубаком, на «Громобое» – на юте. Точно так же наиболее тяжёлые повреждения и потери у японцев были вызваны взрывом боеприпасов на «Иватэ». Если предположить, что взрыв на «Иватэ» не был вызван попаданием русского снаряда, то и в этом случае причиной большей эффективности японских снарядов следует считать, в первую очередь, намного более слабую защиту русских кораблей (и на «России», и на «Громобое» взорвались боеприпасы, расположенные в незащищённой бронёй части корабля). Ход боя едва ли был бы сильно иным в том случае, если бы стороны поменялись снарядами – и радикально изменился бы в том случае, если бы стороны поменялись кораблями.

Литература

1. А.Мартынов (пер.) Сражение при Ульсане. Неизвестные страницы// Морская война, №6, 2009. – с. 10-23.

2. «Совершенно секретная история военных действий на море в 37-38 гг. Мэйдзи», отдел 1, том 11, приложение «Документы». Код C05110072900

3. «Совершенно секретная история военных действий на море в 37-38 гг. Мэйдзи», отдел 1, «Таблицы и схемы, приложенные к томам 10, 11». Код C05110073000

4. «Совершенно секретная история военных действий на море в 37-38 гг. Мэйдзи», отдел 7 «Медицинская и санитарная служба», том 2 «Действия медицинского персонала в бою», глава 6 «Бой при Ульсане», код C05110138500.

5. «Совершенно секретная история военных действий на море в 37-38 гг. Мэйдзи», отдел 5, том 11, глава 12 «Работа военно-морской верфи Сасэбо», код C05110119100.
Tags: русско-японская, снарядный вопрос
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments

Recent Posts from This Journal