naval_manual (naval_manual) wrote,
naval_manual
naval_manual

Categories:

Вcего лишь военное поражение

Цусимские тезисы к дате. Из уважения к уважаемому Бирсергу.

Недавно спрашивали, что почитать по Ютланду - ответить на такой вопрос несложно. Аналогичная просьба по поводу Цусимы может поставить в тупик. Лучшим - но отнюдь не исчерпывающим - нарративом "вкратце", как ни странно, остаётся статья Н. Дж. Кэмпбелла (1, 2, 3, 4 - перевод Файнберга представляет собой сокращённую версию). Лучшим вариантом ответа на вопорос "как так?", на мой взгляд, является известная статья В.Л. Кофмана - почему я так считаю, станет ясно из дальнейшего изложения. Если хочется прочитать книгу, то возникнут проблемы. Кроме двух официальных версий - русской и переведённой не без огрехов японской - единственной относительно современной русской монографией, посвящённой сражению, является книга В.Л. Крестьянинова (которую, признаюсь, я в своё время пропустил - а теперь не могу нигде найти). Любопытная ситуация. В списке литературы по Трафальгару во французской Википедии - сразу четыре книги, посвящённые сражению, написанные в 1932, 1955, 2004 и 2005 гг.

Нужна ли нам новая история Цусимы? По большому счёту - нет, не нужна. Давно это было, и вообще практическая значимость исчезающе мала. Однако, если для вас важно понятие "исторической правды", или вы просто любите развлекаться чтением книг "про броненосцы" - то да, безусловно, нужен новый текст. Причина №1 - глобальная оцифровка японских архивов, сделавшая возможной как прояснение многих частных вопросов - таких, например, как вопрос о перспективах кругояпонского похода, - так и позволяющая, в принципе, создать, наконец, полноценное двустороннее описание сражения. Такого описания, сравнимого по объёму использования источников двух сторон с тем же Ютландом, нет до сего дня. Насколько я понимаю, ни у нас, ни у японцев, ни у британцев с американцами (которым до всего есть дело).  Увы, со смертью А.В. Полутова - основоположника нового направления в изучении истории русско-японской войны - такая работа, фактически, прекратилась.

Впрочем, нельзя назвать завершёнными документальные исследования и с нашей стороны - такова сила российской исторической науки. Слабость кадрового потенциала командования 2 ТОЭ подчёркивается многими исследователями, однако сколько-нибудь серьёзного архивного исследования процесса формирования руководства 2 ТОЭ до сих пор не было. Даже отмеченный в опубликованных документах факт - просьба виц-адмирала Н.И. Скрыдлова возглавить эскадру и отказ Николая II в удовлетворении этого прошения - не заслужил соответствующих комментариев и оценки. Ещё одним пробелом остаётся история предварительного планирования и организации похода эскадры весной-летом 1904 г. Причём соответствующая информация в архивах, очевидно, имеется - так, например, Р.М. Мельников в книге, посвящённой броненосцу "Потёмкин", вскользь упоминает о том, что в мае 1904 г. Рожественский планировал быть у Суэца 15 августа. Вопрос же весьма важный, в процессе предварительного планирования формировалась "инерция" принятия ключевого решения об отправке эскадры, нет серьёзного ответа и на вопрос о том, насколько верным был "логистический аргумент" контр-адмирала З.П. Рожественского, приведённый им в августе: о том, что проведённая работа по организации снабжения эскадры углём требует немедленной её отправки. Список можно продолжать, но мы двинемся дальше.

Третьей причиной можно назвать необходимость "новой интерпретации" сражения. Эта необходимость дикутуется как давлением новых фактов, так и простым желанием продолжить вековой спор. Перейду, наконец, к упомянутым в первой строчке тезисам - чего, на мой взгляд, не хватает отечественной цусимской аналитике и что должно быть в книге "Разбитая булава".

1. В Цусимском сражении победу одержал существенно более сильный в материальном отношении флот

Анализ любого сражения должен начинаться с выяснения положения на материальной карте. Во многих случаях анализ на этом и заканчивается - мало кто готов поверить в гений Дьюи, выигравшего сражения в Манильской бухте, немногие (и зря, очень зря) уделяют внимание тактике сражения в Филиппинском море: существенное материальное превосходство одной из сторон предпоределило исход, и дальше можно не углубряться. В случае с Цусимой ситуация несколько иная, и классической можно считать интерпретацию В.Ю. Грибовского (из текста биографии Рожественского, в соавторстве с В.П. Познахиревым):

Так или иначе, анализ соотношения сил японского Соединённого флота и российской 2-й Тихоокеанской эскадры показывает, что японцы не имели значительного превосходства в силах, которое могло позволить им безнаказанно уничтожить противника.

Не то, чтобы с этой оценкой нельзя было согласиться полностью, однако расстановка акцентов представляется спорной. Во-первых, японский Соединённый флот (а в тексте ведь речь об общем соотношении сил) имел существенное превосходство по числу крейсеров и подавляющее - по числу истребителей и миноносцев. Во-вторых, если говорить о раскладе для главных сил сторон, то и здесь превосходство японцев было значительным. Традиционное указание на превосходство русских в "тяжёлой артиллерии" основано на выделении в одну категорию орудий калибром 254-мм и 305-мм, и простом подсчёте стволов: 41:17, очень даже о-го-го. При этом игнорируется тот факт, что большая часть "лишних" русских крупнокалиберных орудий находилась на устаревших и, частично, попросту маленьких кораблях (броненосцах береговой обороны) - соответственно, эффективное использование этого "преимущества" было невозможно по техническим причинам.

Второй важной ошибкой является собственно выбор границы, отделяющей "тяжёлую" артиллерию от артиллерии "остальное". Если предложить иной метод подсчёта, из которого не "выпадут" японские 203-мм орудия - ситуация резко изменится. Спорить о степени "тяжести" орудия можно долго. Отметим следующий факт: японские 203-мм на "цусимских" дистанциях обеспечивали поражение брони умеренной толщины. Снаряды этих орудий пробили верхний пояс "Ослябя" (что решило судьбу корабля и очень сильно повлияло на общий ход боя) и верхний пояс "Сисоя Великого". Ещё одним примером сильного действия по броне умеренной толщины стало попадание в левую носовую башню "Орла" - опять же, важное событие для боя в целом. Словом, выделение 203-мм орудий в категорию "средней артиллерии", вместе со 152-мм, было бы ошибочным - а рассмотрение их как орудий тяжёлых лишает русских единственного видимого преимущества.

С другой стороны, можно утверждать, что четыре броненосца типа "Бородино" были примерно равны по силам четырём сильнейшим японским кораблям, а вот четыре слабейших корабля русской линии - "Нахимов" и броненосцы береговой обороны - очевидно и сильно проигрывали слабейшим японским ("Касуга", "Ниссин", "Адузма", "Якумо"). Это обстоятельство отмечено в статье Кофмана. Вопрос о том, в какой степени превосходство японцев "по железу" сказалось на общем ходе боя, заслуживает отдельного обсуждения, некоторые соображения выскажем ниже.

2. Поражение русских не было "безнаказанным"

Словосочетание "безнаказанно уничтожить" в упомянутой выше фразе Грибовского является ключевым - оно, собственно, и требует поиска дополнительных факторов разгрома. Однако уничтоженние русской эскадры не было "безнаказанным". Это - наиболее спорный тезис. Мог бы сказать, что я на таких специализурюсь, но тезис впервые выдвинут Кофманом. Отметившим, что японцы пострадали существенно. Дана простая, понятная и интересная количественная оценка: потери в личном составе 1-го боевого отряда японского флота были сравнимы с потерями русских броненосцев в бою у Шантунга. Её, конечно, стоит подрекдактировать - на "Ниссин" было много самострелов - но в целом она верна. Цусима - не Манила, не Сантъяго, не Коронель и Фолкленды. Победа далась японцам непросто. Разгром же стал следствием прохождения "поворотной точки" - ещё одна прекрасная концепция в тексте Кофмана.

3. Поражение было предопределено, разгром - нет

Это тезис важен с точки зрения оценки стратегических и оперативных решений русской стороны - продолжать поход после падения Порт-Артура, пробиваться (а не просачиваться) во Владивосток. "Предопределено" - категория философская, которой сложно дать общепринятое толкование. Я в данном случае подразумеваю, что разгром не был "предсказуем". Ожидаемые возражения - а вот Свенторжецкий, Скрыдлов и т.д. "предсказали" - снимается ещё одной терминологической развязкой: "предугадать" не значит предсказать. Вероятно, по итогам любого наперёд заданного матча можно выделить группу людей, сделавших ставку на реальный исход этого матча - однако это отнюдь не указывает на то, что исход был предсказуем.

Главным подтверждением тезиса является собственно ход боя. Длительный - четыре часа - процесс "добивания" русской эскадры после 15.00, при том, что японское превосходство в силах к этому моменту стало безусловно подавляющим. Скромные - мягко говоря - результаты, достигнутые японскими крейсерами в бою с силами Энквиста и Шеина. Ограниченный успех ночных минных атак - при том, что главные силы японского флота основательно унавозили почву к наступлению роковой ночи 27-28 мая. Разгром русской эскадры был следствием событий первого часа боя. И определялся тактическими решениями Того и Рожественского, принятыми в это время.

4. Непосредственно причиной разгрома русской эскадры был первый манёвр и немного запоздалые дальнейших решений Рожественского

Идея о том, что "куча" стала причиной катастрофы, едва ли покажется новой. Однако интерпретация этих событий представляется не совсем верной. Традиционная картина "неподвижной мишени" "Ослябя" является попросту глупой - элементарные подсчёты показывают, что даже если "Ослябя" и пришлось остановиться, то стоял он буквально пару минут. Скучивание кораблей 2-го и 3-го броненосных отрядов русской эскадры трудно назвать образцом маневрирования - манёвр был ужасным с точки зрения "шашечек" - но на "ехать" повлиял мало: русская эскадра выстроила линию к 14.20 японского времени, т.е. к тому моменту, когда японцы и сами ещё не завершили развёртывание.

Тем не менее, выход 1-го броненосного отряда в голову русской колонны, неожиданный для Того, имел, безусловно, трагические последствия. Он привёл к резкому сокращению дистанции боя. Большая часть кораблей 1-го и все корабли 2-го японских боевых отрядов (за вычетом "Асама", да) в первые 40 минут боя вели огонь на дистанциях порядка 4 500 м. Этим был обеспечен скорушительный результат, и при этом дистанция в 4 500 м, по-видимому,  не являлалсь для японцев желаемой - Того, там, где мог, стремился поддерживать дистанцию в 5 500 м и даже, временами, больше.

При этом, отметим, сказалось и превосходство в силах - вернёмся ещё раз к первому пункту. Это важно, ибо, указав на какое-то преимущество противника, методически необходимо объяснить механизм реализации этого преимущества. В первые 40 минут боя ключевым моментом было подавление огня русской эскадры "градом" 203-мм и 152-мм снарядов с кораблей 2-го боевого отряда - крейсера Камимуры вывели из строя "Ослябя", нанесли тяжёлые повреждения "Орлу" и, видимо, "Бородино" - помимо того, что приняли посильное участие в атаке не "Суворова" и "Александра". И если русские головные корабли в первые минуты боя "работали" по "Микаса" не менее, если не более эффективно, чем японские, то в дальнейшем, лишённые эффективной поддержки кораблей 2-го и 3-го броненосных отрядов, они попадать в японские корабли стали намного реже. А неэффективность поддержки объяснялась как преимуществом японцев в ходе и, соответственно, позиции, так и тем простым фактом, что концевые корабли русской эскадры обеспечить "град снарядов" не могли в принципе.

Вернёмся к Рожественскому. Вторым фактором поражения стали его дальнейшие действия - в целом правильные, но запоздалые. Рожественский верно оценил складывающуюся тактическую ситуацию - "Микаса" уходил вперёд и был "недостаточно подставлен" русскому огню, "Суворов" же, напротив, оказывался в фокусе огневого воздействия. Рожественский, в конечном итоге, принимал верные решения, аналогичные рекомендованным поздними комментаторами - попытавшись поначалу повернуть на противника, он в дальнейшем начал уклонение по внутреннему радиусу. Однако решение было запоздалым, причём Рожественский опаздывал буквально на минуты - например, около 14.20 (яп.вр.) кормовые башни "Орла" потеряли "Микаса", примерно в это же время Рожественский приказал начать уклонение. Того же, в свою очередь, с той же минутной точность угадал - "Микаса" попал под сильный обстрел в начале боя, однако 10 минут "града" не хватило для того, чтобы корабль вышел из строя.

5. Ключевыми факторами победы Того были наличие тактической доктрины и боевого опыта

Процитируем адмирала Кастенса - человека, ещё в 1912 г. определившего ключевой момент Цусимского сражения и безжалостно критиковавшего Рожественского. Разбирая манёвры Рожественского, Кастенс пишет:

Under such circumstances the fortitude and steadfastness of an Admiral are most severely tried; the temptation to do something is very strong; there is no time to think, he is pressed to act, and the correctness or otherwise of his action depends on whether he has thought long before.

Всё верно. Причём общее положение о том, что алгоритмы поведения в бою следует вырабатывать до самого боя, в случае с завязкой Цусимы были возведены в степень сближением эскадр на короткую дистанцию, определившую чрезвычайную быстроту развития событий. И в такой ситуации - когда думать поздно, надо действовать - у Рожественского, на самом деле, не было ни малейшего шанса. Именно для таких ситуаций нужна тактическая доктрина и боевые инструкции, построенные на её основе - они были у Того, их не было у Рожественского.

Наличие тактической доктрины у японцев и отсутствие таковой у русских было следствием ряда внешних причин. Наиболее важной был уверенный "мэхэнианский выбор", сделанный японцами за десять лет до Цусимы. Другим ключевым фактором был опыт японо-китайской - у русских такой "тренировки" не было. Для самостоятельной разработки тактической доктрины у Рожественского не было ни сил, ни времени - работа по "ведению эскадры" была слишком масштабной (сам Рожественский, не имевший опыта дальних походов, видимо, неодооценил масштаб сложностей), и кадровый потенциал командования 2 ТОЭ (см. выше) обеспечивал только элементарную тактическую подготовку.

Далее, именно в таких ситуациях, требующих "чутья" и готовых шаблонов поведения, сказывается и превосходство в опыте. В этом смысле Рожественский ну ни разу не был равен Того. Командующий Соединённым флотом в третий раз вёл в свой флот с большое сражение. Более того, Того в должности командира корабля участвовал в боях японо-китайской, в том числе - в сражении при Ялу. Рожественский же до назначения на 2 ТОЭ вообще не имел опыта самостоятельного командования современной эскадрой, а его боевой опыт ограничивался боем "Весты".

6. Перед нами всего лишь военное поражение

Таким образом, перед нами всего лишь военное поражение. Как бы парадоксально это не звучало, но в случае "полного военного краха" Цусимы бы не было - русская эскадра просто не дошла бы до места действий, как не дошла до Филиппин испанская эскадра Камара (именно этот печальный опыт, видимо, объяснял широко распространнённый и в России, и в мире пессимизм по поводу похода). В силу масштабности Цусима действительно может быть поводом для разговора о социальных и политических проблемах царской России. Однако само поражение можно и нужно объяснять, исходно, на основе военно-технических соображений - у же после того, как соответствующее объяснение получено, делать глобальные выводы.

Таким вот, примерно, образом. Отрадно, что работа по дальнейшему изучению и осмыслению Цусимы ведётся. И нет никаких сомнений в том, что работы ещё непочатый край.

Tags: Цусима, русско-японская
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 70 comments

Recent Posts from This Journal