naval_manual (naval_manual) wrote,
naval_manual
naval_manual

Category:

Маленькая катастрофа. Дневной бой у Ляотешана 26 февраля/10 марта 1904 г.

О гибели миноносца "Стерегущий".

Предыстория

Бой между японским 3-м отрядом истребителей («Усугумо», «Синономэ», «Садзанами», «Акэбоно», командир капитан 2 ранга Цутия) и отрядом капитана 2 ранга Боссе (миноносцы «Решительный» и «Стерегущий») стал частью событий, известных как «Четвёртая атака Порт-Артура» японским флотом. Оперативный фон мы вкратце описали ранее. Боевая задача для 3-го отряда истребителей была сформулирована в приказе вице-адмирала Х. Того следующим образом:

Третий отряд истребителей должен подойти ко входу в гавань Порт-Артура. Если удастся обнаружить вражеские корабли, следует их атаковать; если нет – следует сбросить на внешнем рейде фальшивый мины с огнями Холмса для того, чтобы ввести врага в заблуждение и заставить его впустую расходовать снаряды.

В соответствии с приказом, командиры 1-го и 3-го отрядов истребителей, участвовавших в атаке, должны были заранее договориться о действиях так, чтобы избежать «дружественного огня». Оба отряда должны были держаться у Порт-Артура до 05.00 третьего дня операции, а к 08.00 они должны были присоединиться к главным силам – изначально точка рандеву была назначена в 10 милях к западу от Голубиной бухты, позже место встречи было изменено – в 15 милях к югу от Ляотешана. В приказе так же особо оговаривалось, что отряд истребителей не должны были приближаться к главным силам до восхода солнца.

Боссе не получил столь подробной инструкции – он вообще не получил письменного приказа. Командующий Тихоокеанским флотом вице-адмирал С.О. Макаров на словах поручил Боссе выполнить разведку бухты Торнтона (о. Хайяндао), с этим поручением наш отряд вышел в море вечером 25 февраля/9 марта и, проблуждав в море и так и не добравшись до пункта назначения, ранним утром следующего дня возвращался в базу, приближаясь к Порт-Артуру с юга, со стороны Ляотешана – в то время как 3-й отряд истребителей, так же без особых приключений переживший предыдущую ночь, собирался идти на соединение с главными силами.

Бой

Противники заметили друг друга почти одновременно, около 07.00 (здесь и далее – японское время, русские часы отставали на 55 минут). Сразу после этого Боссе принял решение объяснимое, но ошибочное и роковое – русские резко повернули на юго-восток, от противника и от Порт-Артура. Японцы последовали за нашими кораблями.

Погоня – японцы шли на 22 узлах – продолжалась примерно 20 минут, после чего Боссе решил лечь на обратный курс, на северо-запад. В 7.25 японцы повернули «вдруг» вправо на 8 румбов, перестроившись во фронт и сближаясь с «Решительным» и «Стерегущим». В 7.27 3-й отряд истребителей снова повернул «вдруг», перестроившись в кильватерную колонну в обратном порядке – «Акэбоно» головным, флагманский «Усугумо» концевым. После этого японцы открыли огонь, на который наши миноносцы сразу ответили. «Решительный» был примерно на 3 румба впереди траверза «Акэбоно», на расстоянии около 2 000 м.



Рисунок 1. Схема боя

На протяжении следующих 10 минут противники двигались параллельными курсами, ведя жестокий артиллерийский бой. «Решительный» медленно и верно выигрывал у «Акэбоно» метры, необходимые для того, чтобы повернуть к Порт-Артуру. В 7.35 «Стерегущий», до того державшийся за «Решительным», по-видимому, получил роковое попадание: в это время, по наблюдениям японцев, наш корабль «запарил» и начал терять скорость.

«Решительный» тем временем повернул на север. Сблизившийся с «Решительным» «Акэбоно» в 7.41 получил попадание в кормовую часть: 75-мм снаряд пробил борт в каюте командира, примерно на 1 фут выше ватерлинии. В результате были затоплены каюта командира, соседняя офицерская каюта и погреб боеприпасов. Кормовые орудия временно прекратили огонь, «Акэбоно» вышел из строя, и, описав циркуляцию, занял третье место в строю, позади «Синономэ».

Выход из строя головного японского истребителя облегчил задачу «Решительного» – вскоре после этого корабль Боссе снова повернул вправо, на север-северо-запад, ко входу в гавань Порт-Артура. «Стерегущий», жестоко страдавший от японского огня, отставал всё сильнее. «Решительный» уже мог рассчитывать на поддержку береговых батарей, и приблизительно в 07.50 японцы решили отказаться от преследования, сосредоточившись на добивании второго русского миноносца. В 08.05 «Стерегущий» окончательно остановился, его орудия замолчали, и бой закончился.

Капитан 2 ранга Цутия приказал «Акэбоно» подойти, для передачи раненых, к появившемуся на сцене крейсеру «Токива» из состава 3-го боевого отряда Соединённого флота; командир «Садзанами» получил приказ взять «Стерегущий». «Решительный» тем временем вошёл в гавань Порт-Артура, и Боссэ поспешил к крейсеру «Аскольд», чтобы лично доложить Макарову о бое. Узнав о случившемся, командующий Тихоокеанским флотом поспешил на «Новик», чтобы попытаться спасти «Стерегущий».

Японская абордажная партия прибыла на борт нашего миноносца в 08.40, в 09.05 удалось завести буксиры. «Садзанами» начал буксировку, однако выход на внешний рейд сначала «Новика», а потом и «Баяна» заставил японцев отказаться от затеи. С подошедшего к месту боя «Титосэ» (флаг командующего 3-м боевым отрядом С. Дэва) приказали добить «Стерегущий». В официальной японской хронике утверждается, что выполнить это поручение «Усугумо» помешал огонь русских береговых батарей, однако на самом деле японцев, по-видимому, спугнули приближавшиеся и действительно открывшие огонь «Новик» и «Баян». Около 10.00 «Стерегущий» затонул в результате полученных в бою повреждений, примерно в 7 милях к востоку-юго-востоку от маяка Ляотешан.

Итоги боя

Миноносец «Решительный» получил одно попадание - японский снаряд разорвался в угольной яме у носовой кочегарки, ранения получили 2 человека (один - тяжёлые). Командир корабля был контужен, что, видимо, стало результатом выстрела из 75-мм пушки в корму от траверза во время погони.

Число попаданий в «Стерегущий» неизвестно, и единственная оценка, которую можно сделать по имеющимся описаниям – несколько десятков. Судьбу корабля решили два попадания в кочегарные отделения, в результате второго кочегарка №2 была затоплена. Несколько снарядов разорвались у носовой надстройки – осколками одного из первых, в самом начале боя, был тяжело ранен командир миноносца, лейтенант А.С. Сергеев. В описании, составленном возглавлявшим японскую абордажную партию мичманом Ямадзаки, упоминаются 10 пробоин в палубе полубака; попадание в правый якорь; следы от попадания снаряда в ствол 75-мм орудия. Правое носовое 47-мм орудие было сбито со станка – по-видимому, в самом конце боя. Была сбита мачта, сильно повреждены трубы и кожух котельных отделений. К концу боя были убиты или ранены почти все члены экипажа: с кораблём погибли 49 человек, а из 4 спасённых японцами матросов 3 были ранены.

С японской стороны сильнее всех пострадал «Акэбоно», занимавший положение головного в первой половине боя. Наиболее тяжёлое попадание уже упомянуто выше – русский снаряд вызвал затопления в кормовой части корабля, заставившие «Акэбоно» временно выйти из боя (в затопленных погребах пришли в негодность 128 76-мм и 141 57-мм снаряд). Ещё один снаряд пробил борт выше ватерлинии у кормового котельного отделения и застрял в угольной яме. Схему повреждений истребителя (рис.2) сложно назвать шедевром жанра, тем не менее на ней можно отметки от 20 попаданий – в описании повреждений корабля упоминаются «двадцать больших и малых пробоин у носовой надстройки и передней дымовой трубы».



Рисунок 2. Схема повреждений "Акэбоно"

Достаточно серьёзные повреждения получил и «Садзанами» - насколько смог разобраться автор, шапочно, оговоримся, знакомый с японским языком. Третья дымовая труба была пробита в 25 местах – в результате одного или нескольких попаданий. Два снаряда пробили кожух котельного отделения, один – кормовой вентилятор; попавшим снарядом было повреждено 76-мм орудие; осколками – торпедный аппарат. Всего в корабль попало, по-видимому, 8...10 снарядов.

В «Синономэ» попал один 75-мм снаряд, корабль так же получил мелкие осколочные повреждения.

В бою у японцев 1 человек погиб, и 7 были ранены (4 – тяжело):

«Акэбоно» – 4 раненых (2 – тяжело);

«Садзанами» – 1 убит, 1 ранен (тяжело);

«Синономэ» – 2 раненых (1 – тяжело).

В опубликованном рапорте командира «Решительного», к сожалению, нет сведений о расходе снарядов. Данные по "Стерегущему", понятно, отсутствуют.

Корабли 3-го отряда истребителей выпустили 140 76-мм (103 фугасных, 33 бронебойных) и 1272 57-мм снаряда (763 фугасных, 509 кованых стальных):

«Усугумо»: 22 76-мм (все – фугасные), 125 57-мм (100 фугасных, 25 кованых);

«Синономэ»: 60 76-мм (фугасные), 417 57-мм (207 фугасных, 210 кованых);

«Садзанами»: 39 76-мм (6 фугасных, 33 бронебойных), 500 57-мм (226 фугасных, 274 кованых);

«Акэбоно»: 19 76-мм (4 бронебойных, 15 фугасных), 230 57-мм (фугасные).

Стоит отметить большую долю бронебойных 76-мм и кованых 57-мм снарядов, выпущенных «Садзанами» – кораблём, находившимся ближе других к противнику в тот момент, когда дистанция боя упала до нескольких сотен метров. Не менее любопытным выглядит и сравнительно небольшой расход снарядов на «Акэбоно» –затопление кормовых погребов сильно сказалось на интенсивности стрельбы этого корабля.

Выводы

Бой окончился победой японцев. Прежде, чем перейти к обсуждению причин победы японцев - и поражения русских - отметим важную техническую деталь. "Решительный" уверенно выиграл состязание в скорости, обойдя противника "по внешнему радиусу". Более чем примечательный факт. Проектная скорость русских миноносцев типа "Сокол" составляла 26,5 узлов, в то время как японские корабли относились к "30-узловому" типу. На испытаниях в Порт-Артуре "Решительный" показал 25,75 узла, "Стерегущий" - "около 27 узлов". Корабли 3-го боевого отряда на приёмных испытаниях в Великобритании развивали скорость от 27,7 ("Акэбоно") до 30,6 узла ("Усугумо"), однако испытания этих же кораблей в Японии дали совсем другие результаты: лучший был "Сазанами" (25,4 узла), худшим - всё тот же "Акэбоно" (23,0 узла). Не удивительно, что в бою японский отряд маневрировал на скорости 22 узла. Более жёсткие условия испытаний русских кораблей приводили к тому, что в реальных боевых условиях наши корабли, номинально сильно проигрывавшие противнику в скорости, были быстроходнее - в том числе и благодаря, возможно, лучшей подготовке машинных команд.

Другим относительно позитивным для русских итогом боя стали лёгкие повреждения "Решительного". Корабль получил всего 1 попадание. Едва ли будет ошибкой предположить, что сам "Решительный" добился большего числа попаданий и, таким образом, свою дуэль с противником выиграл. Таким образом, и с точки зрения подготовки артиллериство этот бой едва ли выявил японское превосходство.

Победы японцы достигли благодаря перевесу в силах - тому, чего у них не было в бою, состовшемся на три часа раньше. У японцев было вдвое больше кораблей, сами корабли были крупнее, благодаря чему двукратный же перевес в "тяжёлой" артиллерии (4 76-мм пушки против 2 75-мм) подкреплялся трёхкартным перевесом в артиллерии "лёгкой" - 12 пушек против 4 в бортовом залпе. Более того, у япоских кораблей вторым калибром были 57-мм орудия, в то время как у русских - 47-мм. В сочетании с более надёжной работой взрывателей это давало нашему противнику перевес, близкий к подавляющему.

Действия командира русского отряда в этом бою так же способствовали японскому успеху. Отвернув к югу и попытавшись скрыться от японцев, Боссе через двадцать минут изменил свои намерения, приняв решение на прорыв. Всякая политика лучше политики колебаний, и в данном случае мы видим подтверждение известной максимы: Боссе сделал так, что бой начался на 8-10 миль дальше от Порт-Артура, чем мог бы начаться. Это, во многом, предопределило судьбу "Стерегущего". Тот факт, что Боссе не пытался поддержать отставший корабль, так же заслуживает обсуждения. Превосходство японцев вроде бы исключало надежды на то, что "Решительный" может спасти товарища - если бы бой шёл в открытом море. Однако бой проходил в непосредственной близости от русской базы. Боссе мог попытаться выиграть время для "Стерегущего", но он, очевидно, не рассчитывал на поддержку - и явно не думал о том, что командир японского отряда находится у чужих берегов, и потеря хода для любого его корабля чревата гибелью (отметим в скобках контраст с действиями командира 3-го отряда истребителей).

Тем не менее, решение Боссе встретило моральную поддержку Макарова. Командующий Тихоокеанским флотом проявил отеческую теплоту по отношению к командиру "Решительного" - при этом дальнейшие его действия показывают, что мягким человеком Макаров не был. Очевидно, он осознавал, кто был главным виновником гибели "Стерегущего". Взгляд на миноносцы как на расходный материал, откровенно высказанный Макаровым в одной из телеграмм, нельзя назвать нетипичным для того времени. Другое дело, что оправданность такого взгляда при ограниченном - 24 корабля - ресурсе был отнюдь не очевидной. И - да, взгляд этот "материализовался" неожиданно быстро.

Гибель "Стерегущего", очевидно, стала ударом для Макарова и имела тяжёлые последствия. Если в первые две ночи своего пребывания в Порт-Атуре Макаров трижды высылал отряды миноносцев в ночную разведку, то в следующий раз он решился на это только после бомбардировки 9/22 марта, через 11 дней. Макаров усвоил тактический урок, отказавшись от посылки миноносцев в море мелкими группами - что и было главной причиной неудачи. В то же время, полный отказ от выходов в море, даже ненадолго, лишил молодых командиров русских миноносцев необходимой практики ночных плаваний. В сочетании с оправданием Боссе это сыграло трагическую роль в судьбе другого миноносца типа "Сокол", "Страшного" - который погиб 31 марта/13 апреля 1904 г. Так же, как и "Стерегущий" - в неравном бою, вблизи своей базы, на виду других наших кораблей.
Tags: русско-японская
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • А кто лучше?

    Голосуем, голосуем. Начну с анекдота. Точнее, с пересказа графического анекдота. В последнее время я опростился а-ля Толстой, и потребляю много…

  • Коэффициенты Кладо

    Умножаем и складываем. Сравнение кораблей - любимое развлечение публики, поглощённой странным военно-морским увлечением. Развлечение - автора и…

  • Русско-японская: локальные трудности

    Простота сложности. Предпраздничный текст вызвал интерес у публики и комментарии поблизости. Хочется сказать отдельное спасибо ув.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments

Recent Posts from This Journal

  • А кто лучше?

    Голосуем, голосуем. Начну с анекдота. Точнее, с пересказа графического анекдота. В последнее время я опростился а-ля Толстой, и потребляю много…

  • Коэффициенты Кладо

    Умножаем и складываем. Сравнение кораблей - любимое развлечение публики, поглощённой странным военно-морским увлечением. Развлечение - автора и…

  • Русско-японская: локальные трудности

    Простота сложности. Предпраздничный текст вызвал интерес у публики и комментарии поблизости. Хочется сказать отдельное спасибо ув.…