naval_manual (naval_manual) wrote,
naval_manual
naval_manual

Categories:

Игра была равна. Ночной бой истребителей у Ляотешана 26 февраля/10 марта 1904 г.

История морских боёв русско-японской – это история, в общем, о том, что провалы стратегии нельзя скомпенсировать тактикой. Добившись к началу войны необходимого материального преимущества, японцы на протяжении всей войны успешно создавали перевес в силах на поле боя. Это, во многом, затрудняет сравнительный анализ сильных и слабых сторон техники и тактики. И делает особенно ценным рассмотрение эпизодов, в которых материальные ресурсы сторон были равны. В этом ряду особое место занимает ночной бой истребителей у Ляотешана 26 февраля/10 марта 1904 г.

Предыстория

Главным событием, предшествовавшим бою – и ставшим одной из его причин – стал приезд С.О. Макарова в Порт-Артур 24 февраля/8 марта. Командующий Соединённым флотом Х. Того по такому случаю решил предпринять очередную – четвёртую – атаку Порт-Артура, с тем, чтобы не дать противнику восстановить моральные силы, и одновременно прикрыть переход 7-го боевого отряда к Циннампо, где вскоре должна была начаться высадка основных сил 1-й японской армии.

Главным событием запланированной японцами операции должна была стать бомбардировка внутреннего рейда русской базы броненосцами 1-го боевого отряда. Корабли 3-го боевого отряда должны были корректировать стрельбу главных сил, а 4-й боевой отряд получил задачу обстрелять сооружения на острове Сан-шан-дао у Талиенваня. На разогреве у хедлайнеров выступали два отряда истребителей: 3-й должен был осмотреть внешний рейд Порт-Артура, атаковать обнаруженные корабли - или, если противника встретить не удастся, сбросить на внешнем рейде фальшивые светящиеся мины; 1-й отряд истребителей должен был атаковать и уничтожить русские дозорные истребители, если таковые найдутся. Утром 25 февраля/9 марта японские корабли вышли с якорной стоянки у о-вов Сент Джеймс Холл, вечером того же дня, примерно в 100 милях к юго-востоку от Порт-Артура, боевые отряды и отряды истребителей разошлись: первые пошли на юг, чтобы ночью не рисковать встречей с русскими миноносцами, вторые – отправились к Порт-Артуру.

В это же самое время из Порт-Артура в море вышли миноносцы «Решительный» и «Стерегущий» – жаждавший дела Макаров решил организовать разведку бухты Торнтона.

Бой

Первым на внешний рейд Порт-Артура, около 23.00 (здесь и далее время – русское, примерно на 65 минут отстаёт от японского), прибыл 3-й отряд японских истребителей: не заметив русских кораблей, японские истребители около полуночи сбросили светящиеся буйки с целью боевого троллинга противника, после чего отошли к югу. Движение японских кораблей было замечено нашими наблюдательными постами. Макаров, узнав о появлении противника и опасаясь за судьбу «Решительного» и «Стерегущего», решил выслать в море корабли 1-го отряда миноносцев (истребителей). Вскоре после 02.00 в море вышли «Выносливый», «Властный», «Внимательный» и «Бесстрашный» по командованием капитана 1 ранга Матусевича (флаг на «Выносливом»).

Русские корабли поначалу обнаружили те самые буйки. Матусевич докладывал так:

Вскоре на SO было замечено несколько вспыхивающих огоньков, по направлению на которые и взял курс. Подойдя к ним и убедившись, что ничего, кроме огоньков, нет, отошёл к берегу, так как постоянно был освещаем прожекторами наших батарей. Почти одновременно с этим увидел по горизонту подозрительные яркие вспышки, а вскоре ещё ряд огоньков, идущих по направлению к мысу Ляотешан.

Это был японский 1-й отряд истребителей: «Сиракумо», «Асасио», «Касуми», «Акацуки», командир отряда капитан 1 ранга Акаи (флаг на «Сиракумо»). Японцы держались у Ляотешана и, как отмечает Дж. Корбетт, «были достаточно беспечны для того, чтобы пользоваться световой сигнализацией». Луна была позади японцев, русские находились на фоне тёмного берега – приближение отряда Матусевича корабли Акаи не заметили. Впрочем, русские тоже пользовались изобретением Ратьера:

Придерживаясь берега и следя за видимыми огнями, которые постепенно становились всё яснее, определил 4 судовых огня. Около Ляотешана мы сошлись настолько близко, что можно было решить, что эти огни принадлежат четырём неприятельским миноносцам, которые идут в кильватерной колонне. Сделав условный сигнал секретным фонарём Ла-Ратьера: «вижу неприятеля слева», а затем «атака», дал полный ход и пошёл на неприятеля, с которым стал быстро сближаться.

С расстояния 8-10 кабельтовых, по головному кораблю, сделал выстрел, который послужил сигналом начать бой следующим за мной миноносцам. Неприятель открыл огонь несколько позднее.


За сим последовало примерно 20 минут слегка кровавого бардака. Многие детали ночной свалки навсегда останутся неизвестными, примерное движение японцев и русских – на схеме ниже (рис. 1). Японцы посчитали, что их атаковали шесть кораблей противника – Матусевич состав сил неприятеля определил точнее (желающим поржать: позже, когда дело дошло до раздачи крестов, Матусевич «уточнил» свой рапорт, указав, что кораблей противника было шесть).


Рисунок 1. Схема боя

Японцы в момент начала боя выполняли поворот на 16 румбов, с востока на запад: «Сиракумо» и «Асасио» уже легли на новый курс, «Касуми»  был на циркуляции, «Акацуки» ещё двигался в прежнем направлении. Действия капитана 1 ранга Акаи и флагманского эсминца японцев, «Сиракумо», в официальной японской хронике описаны сочно:

Хотя начальник отряда не уклонялся от боя, но, так как в это время мы находились в полном освещении луны, а неприятель, по-видимому, скрывался в тени горы, то пришлось остановиться чтобы разглядеть, где находится неприятель. Внезапно увидели неприятельский миноносец близ нашего последнего. Чтобы занять выгодную позицию относительно луны, начальник отряда приказал увеличить ход, продолжая идти на W. Хотя перестрелка всё усиливалась, но «Сиракумо», имея за собой другие миноносцы нашего отряда, не мог ни светить боевым фонарём, ни открывать огня. Вслед затем по носу с левого борта увидели блеск огня, и, полагая, что это другой неприятельский миноносец, избегая его, повернули на SW, прочие же три миноносца, проходя неприятелем чуть не касаясь бортами, вели жестокую перестрелку.

Русский флагман, «Выносливый», попал под наиболее сильный обстрел. Один из первых попавших в корабль снарядов разорвался в машинном отделении, в результате «Выносливый» потерял ход – обычное дело для сражений истребителей. Ближе к концу боя при попадании в рубку был ранен Матусевич. «Властный» попытался таранить один из японских истребителей – видимо, «Асасио», – однако манёвр этот не удался, русский миноносец прорезал строй между «Асасио» и «Касуми», разойдясь с первым почти вплотную, так, что «можно было бросать гранаты». Снарядом, разовравшимся под рубкой, был перебит паропровод рулевой машины, из-за чего «Властный» на несколько минут потерял возможность управляться, при этом ему пришлось вести бой на оба борта.

«Внимательный» и «Бесстрашный», тем временем, с относительно большого расстояния (до 8 кабельтовых) обстреливали замыкавший японскую колонну «Акацуки». Ему-то и досталось больше – японский истребитель, как и «Выносливый», получил попадание в машинное отделений и временно лишился хода. «Акацуки» подал сигнал о помощи, на который, говорят, среагировал «Касуми» – хотя на японской схеме этот акт альтруизма не отражён. Действия «Асасио» и «Касуми» в официальной японской истории описаны ярко, но как-то невнятно. Так или иначе, понятно, что наиболее деятельное участие в сражении приняли два головных русских и два концевых японских корабля. Что совершенно непонятно, так это то, каким образом бой завершился. «Выносливым» и «Акацуки» потеряли ход, и, казалось бы, наступила роковая минута, ан нет. По-видимому, «Сиракумо», «Асасио» и «Касуми», хоть и не уклонялись от боя, сочли за лучшее отойти к югу, точно так же не нашли возможности решительно вмешаться в ход событий командиры «Внимательного» и «Бесстрашного», «Акацуки» с «Выносливым» стояли достаточно далеко друг от друга, а на «Властном», видимо, были слишком увлечены процессом заведения румпель-талей для того, чтобы отвлекаться на противника.

Box score

В бою были повреждены два русских и три японских истребителя. «Касуми», судя по имеющейся схеме (рис. 2), получил попадания 11-12 русских снарядов, из которых 3-4 были 75-мм. Был повреждён ствол 76-мм пушка – впрочем, в таких случаях всегда остаются сомнения относительного того, был ли это результат попадания вражеского снаряда.



Рисунок 2. Схема повреждений истребителя "Касуми"

Ведомости повреждений «Акацуки» и «Асасио», равно как и «Выносливого» с «Властным», не позволяют точно определить число попавших в корабли снарядов. «Асасио», видимо, получил 10...20 попаданий по корпусу, и ещё столько же – в трубы, шлюпки и рангоут. «Акацуки», вероятно, около 10 попаданий по корпусу. На нём была тяжело повреждена машина, так же пострадали 76-мм и 57-мм пушка №1 (носовая по правому борту). «Выносливый» получил 7-8 попаданий по корпусу, и, видимо, ещё 1-2 попаданий в шлюпки и рангоут. Число попаданий во «Властный» можно оценить как «несколько».

Русские истребители выпустили в бою 188 снарядов, в том числе 24 75-мм и 164 47-мм:

«Выносливый» – 9 75-мм, 90 47-мм;

«Властный» – 8 75-мм, 45 47-мм;

«Внимательный» – 5 75-мм, 6 47-мм;

«Бесстрашный» – 2 75-мм, 23 47-мм.

Кроме того, «Властный» безрезультатно выпустил две торпеды.

«Сиракумо», как мы помним, от боя не уклонялся, но возможности пострелять не нашёл. Данных о расходе снарядов на «Асасио» автор не нашёл, два других японских истребителя выпустили 57 снарядов – 6 76-мм и 51 57-мм:

«Касуми» – 2 76-мм, 25 57-мм;

«Акацуки» – 4 76-мм, 26 57-мм.

Русские потеряли 2 человек убитыми и 19 ранеными:

«Выносливый» – 1 убитый, 11 раненых;

«Властный» – 1 убитый, 8 раненых.

У японцев было 6 убитых и 9 раненых:

«Касуми» – 1 убитый, 3 раненых;

«Асасио» – 1 убитый, 3 раненых;

«Акацуки» – 4 убитых, 3 раненых (1 – тяжело).

Наиболее сильно повреждённый русский истребитель, «Выносливый», выходил на пробу машин и дежурил на внешнем рейде 17/30 марта. «Акацуки» чинился как минимум столько же – хотя точной даты выхода корабля из ремонта автор не знает, этот истребитель пропустил шестую атаку Порт-Артура, 11/24-15/28 марта.

Выводы

Ночной бой у Ляотешана стал если не уникальным, то редчайшим случаем боя отрядов русских и японских кораблей, в котором за японцами не было серьёзного материального перевеса. Другой особенностью этого столкновения стало то, что русские – атаковали, а японцы – защищались. Результат боя, не без оговорок, можно считать победой русских.

Победа не была блестящей, действия русского отряда трудно считать образцом тактики ночного боя. Однако ровно то же самое можно сказать и про японцев, которые не превзошли нас ни по морально волевым – привет капитану Акаи – ни по подготовке экипажей. Конечно, ночной бой истребителей и дневной бой броненосцев – вещи сильно разные. Однако по мнению почти общему в то время подготовка команд истребителей и миноносцев была наиболее сложной. И в этом элементе – принимая во внимание не только этот бой, но и другие эпизоды войны – русские противнику едва ли уступали. Это, в сочетании с рядом других фактов, позволяет утверждать, что традиционное представление о превосходной подготовке личного состава японского флота нуждается в ревизии.

С технической точки зрения можно отметить (на радость традиционалистам), это более надёжный взрыв и более сильное осколочное действие японских снарядов – многие наши не взорвались, иначе соотношение потерь было бы куда как более благоприятным. Однако на ходе самого боя это не сказалось – число попаданий оказалось важнее качества снарядов. Ранение Матусевича имело тяжёлые последствия позже, в общем неудачном контексте – в дальнейшем обязанности начальников отрядов миноносцев у нас исполняли командиры кораблей, что сказывалось на качестве управления.

Так же стоит отметить, что в этом бою Макаров в первый и последний раз переиграл Того. Ему удалось использовать стремление японца к чрезмерному дроблению сил, и создать сравнительно выгодное соотношение сил на поле боя (интересно, где в это время был японский 3-й отряд). Увы, развить успех не удалось: Макаров сам продемонстрировал умение бить пятернёй, и спустя несколько часов после боя отряда Матусевича Макарову - продолжим метафору – отрезали палец: примерно на том же месте японцы, с превосходством в силах, уничтожили «Стерегущий». Это событие, очевидно, заслонило опыт боя отряда Матусевича – превратить удачное решение в стандартную тактику Макаров не попытался, хотя японцы и в дальнейшем не отказались от посылки отдельных отрядов истребителей к Ляотешану.

Tags: русско-японская
Subscribe

Posts from This Journal “русско-японская” Tag

  • 600. Патриотическим курсом

    На путь истинный. Третьего дня число наших друзей и подписчиков - благодаря внезапному репосту с фланга - перевалило за шесть сотен. По такому…

  • Вопросы методологии. Period и точка

    Когда нужно остановиться. Давно думал над проблемой периодизации. Для профессиональных историков это, понятно, любимое занятие, и у них в кармане…

  • Русско-японская и адмиральский вопрос

    О гипотезах и методах. Тут вот ув. Oleg Antonov выдвинул тезис о "низком КПД" системы подготовки высших командных кадров РИФ перед РЯВ,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments

Posts from This Journal “русско-японская” Tag

  • 600. Патриотическим курсом

    На путь истинный. Третьего дня число наших друзей и подписчиков - благодаря внезапному репосту с фланга - перевалило за шесть сотен. По такому…

  • Вопросы методологии. Period и точка

    Когда нужно остановиться. Давно думал над проблемой периодизации. Для профессиональных историков это, понятно, любимое занятие, и у них в кармане…

  • Русско-японская и адмиральский вопрос

    О гипотезах и методах. Тут вот ув. Oleg Antonov выдвинул тезис о "низком КПД" системы подготовки высших командных кадров РИФ перед РЯВ,…