naval_manual (naval_manual) wrote,
naval_manual
naval_manual

Categories:

Операция "Tungsten" и другие приключения "Тирпица"

Сегодня 24 апреля - знаменательный день в истории военно-морского искусства. Ровно 74 года назад, 24 апреля 1944 г., британское соединение под командованием вице-адмирала Генри Мура (линкор, 2 авианосца, 4 эскортных авианосца, 3 крейсера, 14 эсминцев) держалось в 100 милях к северо-западу от Каа-фьорда, места стоянки линкора "Тирпиц" - и не могло отправить к цели самолёты, потому что погода была плохой. По случаю важной годовщины - текст о сражениях британской палубной авиации с линкором имени вилобородого Альфреда.

В 1944 г. британские авианосцы пять раз пытались утопить "Тирпиц". Первой и самой удачной попыткой стала операция "Tungsten". Она достаточно хорошо описана в Википедии для того, чтобы от нарратива можно было сразу перейти к деталям и комментариям - а потом уже обсудить другие попытки.

Сомнения Фрэзера

Атака «Тирпица» должна была стать центральным событием в жизни Флота метрополии весной 1944 г. Тем не менее, командующий этим флотом, адмирал Брюс Фрэзер, доверил планирование, подготовку и проведение атаки своему заместителю, вице-адмиралу Генри Муру. При этом Фрэзер, хоть и был карьерным артиллеристом, в 1936 г. командовал авианосцем «Глориес», а в 1937 г. был начальником штаба командующего авианосцами Средиземноморского флота – у Мура собственного авианосного опыта не было. Такая делегация полномочий – не получившая объяснений в официальном Battle Summary –  по мнению многих, объяснялась неверием Фрэзера в успех предприятия.

Маленький Пёрл-Харбор

Архитектором операции стал капитан 1 ранга Лахланд Макинтош – первый в истории королевского флота авиатор (наблюдатель), ставший командиром авианосца (летом 1942 г. он получил пост командира «Игла», потом командовал «Викториэсом»). Макинтош был назначен начальником штаба Мура, и, таким образом, дефицит авианосного опыта был скомпенсирован.

Решение на проведение операции было принято в конце 1943 г., первоначально атака «Тирпица» намечалась на март 1944 г. Подготовка к операции по продолжительности и тщательности была сравнима с подготовкой атаки на Пёрл-Харбор. Британцы организовали интенсивную авиационную и агентурную разведку стоянки «Тирпица». Собранная информация «воплотилась в камне»: на озере Эрболл в Шотландии был подготовлен специальный полигон, с обозначением позиции «Тирпица» и береговых зенитных батарей. Рельеф окружающей местности также должен был напоминать норвежские горы. Пилоты ударных групп на протяжении многих недель практиковались в атаках – и в тесном кругу обсуждали свежую развединформацию.

Японский вариант

В операции была ещё одна, куда как более интересная аналогия с японцами. В конце концов, тщательная подготовка не была изобретением Ямамото или Нагумо. А вот практика формирование единой ударной группы с двух палуб стала именно японским изобретением. То же решение – и по тем же причинам – приняли британцы.

Основу ударной группы должны были составить бомбардировщики «Барракуда» из состава 8-го («Фьюриес») и 52-го («Викториес») авикрыльев. Ограниченные размеры палуб британских авианосцев не позволяли одновременно разместить 21 пикировщик в готовности к взлёту. Закрытые ангары и всего два подъёмника ограничивали темп операций, что существенно затрудняло формирование единой авиагруппы за два «споттинга». Соответственно, – так же, как и при атаке Пёрл-Харбора – возникала необходимость выполнения атаки в две волны.

Желание использовать в каждой ударной волне самолёты одного авиакрыла было естественным. Поэтому «Фьюриес» и «Викториес» поменялись самолётами. На «броненосец» перебазировались 12 пикировщиков 8-го крыла, на «Фьюриес» – 9 самолётов авиагруппы «броненосца».

Лётная программа предполагала, что в первой волне поднимется 8-е крыло, во второй – 52-е, при этом 12 пикировщиков каждой волны будут стартовать с «Викториеса», и 9 – с «Фьюриеса». Очевидной и существенной сложностью такой схемы была организация предполётного инструктажа («брифинга»). Капитан 1 ранга Макинтош вполне осознавал важность проблемы: оба командира ударных групп присутствовали на основном инструктаже, проведённом 1 апреля на «Викториэсе» (с которого стартовали 24 из 42 пикировщиков, а так же истребители прикрытия), после чего на самолёте перелетели на «Фьюриес» для проведения инструктажа оставшихся 18 экипажей.

Палубная парковка

Если к «японской» организации ударных групп британцы пришли независимо, то важный элемент американской авианосной доктрины – использование палубной парковки самолётов – они позаимствовали сознательно. Впрочем, это решение так же было вынужденным: 24 «барракуды» не поместились в ангаре «Викториеса» (на борту которого так же был 21 «корсар»).

Использование палубных парковок в Северной Атлантике весной было делом опасным, и британцы это осознавали – но посчитали, что в короткой операции риски «обморжения» приемлемы. Чтобы минимизировать опасность, «барракуды», ночевавшие на палубе «Викториеса», были назначены во вторую волну – и должны были «отогреваться» в ангаре в то время, пока готовился к вылету первый «страйк». Увы, это помогло лишь отчасти: из 12 пикировщиков второй волны вылет одного пришлось отменить, а ещё один разбился сразу после взлёта. Экипаж самолёта погиб.

Flak-эскортные авианосцы

Самолёты пары «флотских» авианосцев в составе британского соединения обеспечивали решение трёх основных задач: собственно удар по «Тирпицу», истребительное прикрытие пикировщиков (21 «корсар» «Викториеса») и боевой воздушный патурль (БВП, combat air patrol, CAP) над соединением (15 «сифайров» «Фьюриеса»). Однако новая доктрина проведение атак требовала ещё одного элемента – группы подавления противовоздушной обороны, flak escort. На решение этой задачи самолётов «Фьюриеса» и «Викториеса» уже не хватало. Других «флотских» авианосцев в составе Флота метрополии не было, поэтому в состав соединения Мура включили четыре эскортных авианосца. «Сёрчер», «Пюрсьер» и «Эмперор» должны были обеспечить ударные группы истребителями для подавления зенитных батарей (на «Тирпице» и берегу), по 10 «уайлдектов» или «хеллкэтов» с каждого корабля в каждой волне. Четвёртый, «Фенсер», обеспечивал противолодочный патруль (9 «свордфишей») и дополнительный БВП (10 «уайлдкетов»).

Линкор или авианосец

Эскортные авианосцы были сведены в отдельное соединение, под командованием контр-адмирала Эндрю Биссета, который держал флаг на крейсере «Роялист». Командующий операцией Мур вышел в море на линкоре «Энсон». Вопрос о том, где должен находится адмирал – на линкоре или авианосце – был одним из «проклятых вопросов» того сложного времени. Сам Мур по итогам операции сделал следующий вывод: если речь идёт о заранее спланированной атаки, то линкор предпочтительней – лучше связь, больше места для размещения и работы штаба. На авианосце адмиралу стоит выходить в море тогда, когда возможна быстрая и неожиданная смена обстановки. Авторы Battle Summary  No.27 с Муром не согласились – по их мнению, необходимость возможно более быстрого получения точной и полной информации о результатах атаки для составления плана дальнейших действий требовала присутствия адмирала на авианосце.

Американские бомбы

Уничтожение «Тирпица» было возможным – как минимум, теоретически – благодаря американской 1600-фунтовой бронебойной бомбе, которую британский флот получил в 1944 г. В арсенале американского флота она имелась и в 1942 г., однако при её использовании лётные характеристики пикировщиков – в первую очередь, дальность полёта – проседали столь сильно, что для морского боя она, фактически, не годилась. Атака противника в базе – дело другое, здесь можно сократить дистанцию удара (британцы приблизились к стоянке «Тирпица» на 120 миль) и нет нужды в дополнительном поиске цели, почти обязательном при действиях в открытом море.

Британцы в 1944 г.  считали, что 1600-фн бомба, сброшенная с высоты 3 500 футов, способна пробить нижнюю броневую палубу линкора. Любопытно, что по американским расчётам (1945 г.), при сбросе с высоты 4 000 футов (скорость самолёта 300 узлов, угол пикирования 70 градусов) эта бомба могла пробить 4,5” STS, т.е. даже при большей высоте сброса и крутом пикировании пробитие нижней броневой палубы не обеспечивалось.

В любом случае, атака должна была осуществляться с большой высоты – что снижало вероятность попадания. Именно по этой причине по плану только 5 самолётов в каждой волне должны были нести 1600-фн бомбы (реально в первой волне было 6 самолётов с тяжёлыми бомбами, во второй должно было быть 4 – но обе «замерзших» «барракуды» были вооружены 1600-фунтовками, и до Каа-фьорда долетели только две бомбы). Большая часть самолётов (по 11 в каждой волне, по плану) должны были быть вооружены тремя 500-фн полубронебойными бомбами (должны были пробивать верхнюю палубы при сбросе с высоты 2 000 футов). Ещё по пять самолётов должны были нести либо три осколочные 500-фн бомбы (для поражения расчётов зенитной артиллерии) либо две 600-фн глубинные бомбы (для поражения подводной части при близких взрывах).

Во всех описаниях атаки говорится о том, что пилоты «барракуд» сбрасывали 1600-фн бомбы с относительно небольшой высоты – и это спасло «Тирпиц» от тяжелых повреждений. Первая часть утверждения верна безусловно, вот сведения о высоте сброса бомб по рапортам экипажей (указаны номер эскадрильи и литера самолёта):

Первая атака:
827, А – 3 000 футов, угол пикирования 50 градусов
827, F – 2 500 футов, угол пикирования 45 градусов
830, A – 2 500 футов, угол пикирования 30 градусов
830, B – 1 200 футов, угол пикирования 45 градусов
830, F – 2 000 футов, угол пикирования 45 градусов
830, G  – 2 700 футов, угол пикирования 45 градусов
830, K – 2 000 футов, угол пикирования 45 градусов

Вторая атака:
829, G – 3 000 футов, угол пикирования 50 градусов
829, R – 3 500 футов, угол пикирования 65 градусов

Хотя большинство пилотов и не выдержали плановую «установку» в 3 500 футов, согласиться с утверждением о том, что относительно небольшая высота сброса 1600-фн бомб спасла линкор, сложно. В корабль попали пять таких бомб – но только одна разорвалась при ударе в нижнюю палубу, причём в более толстый скос. Ещё две бомбы разорвались на верхней палубе – что говорит о неправильной работе взрывателя – одна попала в крышу башни главного калибра, и одна – в борт ниже броневого пояса. Таким образом, едва ли проблема была в недостаточной высоте сброса.

Недовольство Каннигхема и проблема третьей атаки

Операция «Tungsten» в целом стала крупным тактическим успехом британского флота. Муру удалось добиться оперативной внезапности – во многом благодаря тому, что атака была совмещена с проводкой очередного полярного конвоя, приём, впервые использованный ещё при атаке Таранто. Разработанная его штабом схема движения отрядов позволяла гибко реагировать на ситуацию. Сложные погодные условия Северной Атлантики делали это необходимым – план Мура позволил без особых проблем сдвинуть атаку на сутки, с 4 на 3 апреля, в соответствии с уточнённым прогнозом погоды.

Макинтош так же сработал отлично: британцы успешно и практически в полном соответствии с программой полётов сформировали две крупные ударные группы с использованием пяти авианосцев – совсем недавно это считалось большим искусством, доступным только элите «Кидо Бутай». Это, с одной стороны, свидетельствовало о высоком уровне подготовки британской палубной авиации – и, с другой стороны, возможно, указывало на то, что достижение японцев не было таким уж подвигом. Обе группы «барракуд» выполнили свои атаки за минуту – бомбы на «Тирпиц» сыпались с темпом 1...3 каждые 3 секунды! Это так же было достижением, особенно примечательным потому, что большинство пилотов не имели боевого опыта.

Стоит так же отметить, что если в 1940-1941 гг. британские авианосцы активно работали против берега, в Норвегии и на Средиземном море, то в
1942-1943 гг. основной их задачей было обеспечение истребительного прикрытия конвоев и десантов. В апреле 1944 г. им пришлось, в известном смысле, вспоминать подзабытое искусство – с новыми самолётами, кораблями, оружием и доктриной.

Однако адмирал Каннигхем, занимавший в то время пост Первого Морского Лорда, был недоволен. «Тирпиц» получил серьёзные, но поверхностные повреждения – британцы сразу оценили результаты своей атаки довольно точно. Каннигхем посчитал, что Мур должен был организовать дополнительные удары – сложно не заметить тут очередную аналогию с Пёрл-Харбором. И сложно согласиться с Каннигхемом. Поскольку, как и в случае с Пёрл-Харбором, как и в случае с другими подобными атаками, основной успех был достигнут первой ударной группой – когда атакующие использовали преимущества не только оперативной, но и тактической внезапности. Вот как выглядят результаты атак – без учёта глубинных бомб.

Первая атака, сброшено/попало бомб:
1600-фн бронебойные: 6/3
500-фн полубронебойные: 24/3
500-фн осколочные: 12/3

Вторая атака, сброшено/попало бомб:
1600-фн бронебойные: 2/1
500-фн полубронебойные: 38/3
500-фн осколочные: 9/1

Таким образом, первая группа «барракуд» добилась 9 попаданий при 42 сброшенных бомбах, во второй атаке в цель попали 5 из 49 бомб – через час после первой атаки «Тирпиц» уже был частично закрыт дымовой завесой. Мур рассматривал возможность дополнительных атак – но отказался от идеи потому, что внезапность была утрачена, пилоты устали (речь, видимо, шла о моральной усталости – люди выполнили первую в своей жизни боевую атаку), а погода ухудшалась. И Мур, скорее всего, был прав.

* * *

Операции «Planet», «Brawn», «Tiger Claw»: проблемы с погодой

Упорство Каннигхема в конечном итоге привело к тому, что Мур всё-таки вышел в море снова – 21 апреля, практически в теми же силами, что были использованы в операции «Tungsten». Эта операция показала, насколько сильно британцам повезло в первый раз: атака была намечена на 24 апреля, в район боевого маневрирования британцы прибыли 23-го, однако прогноз погоды на ближайшие 48 часов был «нелётным». Мур честно дождался следующего дня, только чтобы убедиться в правоте синоптиков. Для того, чтобы не вставать дважды, британские авианосцы спустились к югу, и 26 апреля провели сравнительно успешную атаку немецкого судоходства в районе Бодо.

Следующая попытка достать «Тирпиц» была предпринята 12-18 мая. Поскольку «Тирпиц» был повреждён, на этот раз британцы рискнули выйти в море без линкоров – в операции участвовали «Викториес» и «Фьюриес» в сопровождении 2 крейсеров и 7 эсминцев. В район подъёма самолётов авианосцы прибыли 14 мая, однако вылет был отменён по погодным условиям. На следующий день ударная группа (27 «барракуд» в сопровождении 36 «корсаров» и «Сифайров») всё-таки поднялась в воздух – только для того, чтобы убедиться, что «Тирпиц» надёжно прикрыт плотной облачностью. Утром 16 мая погода ухудшилась настолько, что Мур решил окончательно отменить операции – и, как и в случае с операцией «Planet», попытать счастья в атаках против судоходства южнее. Это закончилось только тем, что одна из двух посланных на разведку погоды «барракуд» была потеряна. Соединение вернулось в Скапа-Флоу 18 мая.

Третье поражение в борьбе с лучшим адмиралом Северной Атлантики Мур потерпел меньше чем через две недели: 28 мая «Фьюриес» и «Викториес» в сопровождении 2 крейсеров и 7 эсминцев вышли в море для проведения операции «Tiger Claw». Спустя два дня соединение было обнаружено немецкой подводной лодкой, сообщение которой было перехвачено – поскольку прогноз погоды снова был плохим, Мур решил, по традиции, отправиться на охоту за немецкими транспортами, атака была выполнена 1 июня в районе Олесунда

Операции «Mascot» и «Goodwood»: проблемы с дымом

Британское Адмиралтейство считало, что на исправление повреждений, полученных «Тирпицем» 3 апреля 1944 г., потребуется три месяца – фактические немецкий линкор был готов к испытаниям 1 июля. Это не входило в планы Каннигхема, и 14-19 июля 1944 г. Флот метрополии организовал новую операцию, «Mascot». Поскольку «Тирпиц» мог выйти в море, в состав выделенных для проведения операции сил включили линкор «Дюк оф Йорк». Удар должны были нанести самолёты трёх флотских авианосцев – «Фьюриеса», «Формидэйбла» и новенького «Индефатигейбла» – в сопровождении 4 крейсеров, 12 эсминцев и 4 фрегатов. Атаку удалось выполнить утром 17 июля: в состав ударной группы входили 44 «барракуды» (21 с «Формидэйбла», 23 с «Индефатигейбла»), 42 из которых несли 1600-фн бомбы; 12 «файрфлаев» и 20 «хэллкетов» должны были подавлять огонь зениток; прикрытие осуществляли 18 «корсаров».

На этот раз тактической внезапности не было – немецкий радар засёк ударную группу на расстоянии 43 мили. К моменту, когда самолёты прибыли к цели, «Тирпиц» был закрыт плотной дымовой завесой – атака заняла 25 минут (ср. с «Tungsten»), атаки выполнялись индивидуально, пилоты ориентировались по вспышкам выстрелов орудий «Тирпица». Семь бомб взорвались достаточно близко для того, чтобы линкор «встряхнуло», но повреждений не было. Выполнить вторую атаку в тот же день не удалось – район маневрирования авианосцев накрыло плотным туманом.
После очередной неудачи британцы решили проявить своё легендарное упорство. План последней операции, «Goodwood», предусматривал многодневные атаки – идея (насколько я знаю, за авторством Каннигхема) была в том, что у немцев в итоге кончится запас дымовых шашек. В операции участвовали «Дюк оф Йорк», «Фьюриес», «Формидэйбл», «Индефатигейбл», 4 крейсера, 16 эсминцев, 2 эскортных авианосца (на их самолётах лежали традиционные противолодочные обязанности – а так же они должны были выполнить минные постановки у выхода из фьорда), 4 фрегата и 2 флотских танкера.

Основные силы вышли в море 18 августа, первый удар был запланирован на 21 августа, но из-за плохой погоды его пришлось отложить на сутки. В состав ударной группы входили 32 «барракуды», 24 «корсара», 11 «файерфлаев», 9 «хэллкатов» и 8 «сифайров». Особенностью этой операции было то, что пилоты «хэллкетов» прошли ускоренные курсы подготовки к бомбометанию с пикирования – идея истребителей-бомбардировщиков возродилась в британском флоте спустя три года после ухода «скьюа». У берега ударная группа обнаружила плотную низкую (1 500 футов) облачность – и «барракуды» с «корсарами» повернули назад. «Сифайры» атаковали аэродром Банак и базу гидроавиации в Колвике, до «Тирпица» долетели только «хэллкеты» и «сифайры». Немцы проспали атаку, однако пилоты «хэллкетов» не сумали добиться ни одного попадания – чтобы попадать с пикирования, надо двадцать лет учиться.

Вечером того же дня британцы выполнили ещё одну «тревожащую» атаку – с «Индефатигейбла» взлетели 6 «хэллкетов» и 8 «файерфлаев». Им снова удалось добиться внезапности (что едва ли было хорошо, принимая во внимания хитрость плана) – и пилоты «хэлкетов» снова не попали в линкор. Между тем, подводная лодка U-354 обнаружила соединение Мура. Ей удалось потопить фрегат и тяжело повредить эскортный авианосец «Набоб» (его отбуксировали в Британию, но ремонтировать не стали).

На следующий день, 23 августа, «Индефатигейбл» должен был выполнить тревожащую атаку против базы в Лангфьорде. «Нет!», – сказала погода. Наконец, 24 августа британцы добились единственного своего успеха. Утром к цели отправилась группа в составе 33 «барракуд» с 1600-фн бомбами, 24 «корсаров» (5 несли 1000-фн бомбы); 10 «хэллкетов» с 500-фн бомбами, 10 «файерфлаев» (для подавления зениток) и 8 «сифайров» (для атаки аэродрома Банак). На этот раз ударная группа была обнаружена на расстояни 63 миль от «Тирпица», немцы напустили густого дыму – и в линкор попали только две бомбы. Одна, 500-фн, была сброшена «хэллкетом» – первое и единственное попадание истребителя-бомбардировщика. Вторая, 1600-фн, упала на линкор с «барракуды». На этот раз атака выполнялась с большой высоты (4000....5000 футов), и бомба таки пробила нижнюю броневую палубу – но не взорвалась. Это обычно считают большой удачей немцев, однако, как во всех таких случаях, следует задаться вопросом, успела ли бы бомба (пробившая пять палуб) долететь туда, куда долетела, если бы взрыватель сработал правильно.

После этой атаки «Фьюриес» отправился на Фарерские острова за топливом, а «Формидэйбл» и «Индефатигейбл» на протяжении четырёх суток (!) не могли атаковать цель из-за сменяющих друг друга штормов и туманов. Наконец, последняя атака «Тирпица» силами британской палубной авиации состоялась 29 августа: 26 «барракуд», 17 «корсаров» (2 с 1000-фн бомбами), 10 «файерлаев» для подавления зениток; 7 «хэллкетов» (четыре с 500-фн бомбами), и 7 «сифайров» для Банака. Всё было как обычно, и даже немного хуже: радар обнаружил противника на расстоянии 54 миль от Каа-фьорда, «Тирпиц» закрыли дымовой завесой, а ударная группа, из-за неправильно определённой скорости ветра, опоздала к цели на 45 минут. В итоге дымовая завеса была плотнее обычного. В корабль не попала ни одна бомба. На этом британское упорство закончилось.

* * *

Основные результаты и выводы: на пределе возможностей

Пятимесячное сражение британских авианосцев с "Тирпицем" показало как сильные, так и слабые стороны палубной авиации - сравнительно новго вида морского оружия. Во-первых - и авианосные энтузиазсты тут предложили бы закончить дискуссию - атаки "Тирпица" другими флотскими средствами весной 1944 г. были попросту невозможны. Во-вторых, оперативная и тактическая внезапность первой атаки ещё раз доказали, что авианосцы являются незаменимым инструментом ловли врага в кальсонах - весной 1944 г., казалось бы, возможности авианосцев были уже хорошо известны и, тем не менее, опять всё случилось неожиданно. Наконец, первая атака принесла относительный успех - "Тирпиц" не утонул, однако был серьёзно повреждён, экипаж его понёс тяжёлые потери, и корабль был на три месяца вычеркнут из оперативных расчётов Адмиралтейства. Таким образом, удалось частично решить две задачи - обеспечение безопасности полярных конвоев и операции "Оверлорд", что и являлось частью британского замысла.

Однако была и более масштабная задача, стратегическая и политическая. В 1944 г. речь шла не о том, как закончится война, а о том, когда она закончится - и какова будет послевоенная роль основных участников. В этом контексте главным театром военных действий для британского флота становились Индийский и, чуть позже, Тихий океаны - именно там новые линкоры и авианосцы должны были спасать имперские амбиции Британии. Уничтожение "Тирпица" как способ высвободить силы для Восточного флота упоминается во всех британских описаниях операций апреля-августа 1944 г. Эту задачу решить не удалось - "Тирпиц" не утонул. Для этого не хватило даже трёх флотских авианосцев, действующих вместе - возможности палубной авиации были ограничены.

В самый первый раз сказалось главное достоинство линкора - сильная защита и высокая боевая устойчивость. "Тирпиц" получил 14 прямых попаданий бомбами, в том числе - четырьмя 1600-фн бронебойными. Тем не менее, его главное вооружение и машины не пострадали, повреждения были сильными, но "поверхностными" даже по британской оценке. Ремонт занял три месяца - и не на верфи, а на удалённой от метрополии якорной стоянке. Для полемического задора можно было бы сказать, что "Тирпиц" получил примерно столько же, сколько 4 утонувших при Мидуэе японских авианосца. Впрочем, можно сравнить результаты операции "Tungsten" с налётом американцев на Рабаул 5 ноября 1943 г. - для того, чтобы отправить на заводской ремонт в Японии сразу четыре тяжёлых крейсера, американцам хватило четырёх прямых попаданий и трёх близких разрывов, при этом самыми крупными бомбами был 1000-фунтовые. Броня линкоров оставалась важным фактором - и, с учётом сказанного в предыдущем абзаце, могла быть даже фактором стратегическим.

Погода мешала британцам на протяжении всей битвы, особенно сильно - в апреле-мае. В целом больше половины атак были отменены из-за тумана, облачности или штормов. Особенно показательной является четырёхдневная пауза во время операции "Goodwood". Зависимость от погоды была одной из главных проблем авиации. В итоге рассчитывать на успех не было никакой возможности - ну а Северная Атлантика оставалась настоящим заповедником для линкоров и крейсеров, и самые важные вопросы там решала артиллерия.

Не менее интересным и показательным представляется успешное применение немецами дымовых завес. "Тирпиц" несколько раз удавалось успешно прикрыть от атаки крупных сил палубной авиации - при том, что в деле не участвали немецкие истребители. Можно было бы сказать, что немцев спасли примитивные средства - однако это не так, для своевременной постановки дымовой завесы требовалось ранее обнаружение противника береговыми радарами. Тем не менее, эффективная "пассивная защита", как минимум в базе, была ещё одним фактором, ограничивающим возможности палубной авиации. И этот вывод остаётся актуальным нынче: с той лишь разницей, что вместо дымовых завес сегодня используют уголковые отражатели и надувные танки.

Tags: Вторая мировая, авианосцы, линкоры, фактологический оффтоп
Subscribe

Posts from This Journal “авианосцы” Tag

  • Шерман против Шермана

    О ходе национальной мысли. В наших разговорах мы часто используем обороты типа "немцы считали" или "англичане думали". Эти…

  • О военно-технической истине

    Против редукционизма. Техника привлекает большую часть досужего и профессионального интереса к морской войне после 1854 г. - думаю, многие…

  • Мидуэй: перспективы и альтернативы

    Можно было без авианосцев. Посмотрел первую часть рассказа Максима Токарева о Мидуэе. Обратил - как, думаю, многие - внимание на реплику о…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 119 comments

Posts from This Journal “авианосцы” Tag

  • Шерман против Шермана

    О ходе национальной мысли. В наших разговорах мы часто используем обороты типа "немцы считали" или "англичане думали". Эти…

  • О военно-технической истине

    Против редукционизма. Техника привлекает большую часть досужего и профессионального интереса к морской войне после 1854 г. - думаю, многие…

  • Мидуэй: перспективы и альтернативы

    Можно было без авианосцев. Посмотрел первую часть рассказа Максима Токарева о Мидуэе. Обратил - как, думаю, многие - внимание на реплику о…