naval_manual (naval_manual) wrote,
naval_manual
naval_manual

Categories:

Пополнение библиотеки: теория морской авиации

Я уже как-то упоминал статью Роберта Рубеля "A Theory of Naval Aviation" - в контексте, скорее, сатирическом. Текст этот заслуживает большего. Добавил в библиотеку.

Статья написана не каким-то отставным канадским полковником, а настоящим профессором, деканом факультета исследования военно-морского искусства (Dean of Naval Warfare Studies) американского военно-морского колледжа. Т.е. прав Рубель, или не прав в своих построениях - важно, но не менее важно то, что его построения, так или иначе, форматируют мозг лучших американских офицеров и, следовательно, форматируют американский флот как таковой.

Статья очень плотная. Фактически каждый абзац содержит либо интересный факт, либо заслуживающее обсуждения построение. Думаю, любой из присутствующих, отважившийся прочитать текст, как минимум пару раз подумает что-то типа "а я-то и не знал". И да - принимая во внимание телеграммы из регионов - статья сравнительно простая для гугл-переводчика.

Автор сразу берёт быка за рога и использует технологию "обнажения приёма", любимый фокус нового Порфирия Петровича. Вводный абзац статьи заканчивается так: "флот нуждается в теории морской авиации, как основе для аргументации в пользу сохранения оперативного контроля над своей авиацией". Профессор Рубель сразу указывает на главного противника US Navy - и это вовсе не китайцы, а летучий генерал в оперативном центре командования авиацией на Гавайях.

Переходя к построению теории, Рубель разбивает морскую авиацию на четыре составных части

- авиагруппы авианосцев;

- базовая авиация (патрульные самолёты и самолёты радиоэлектронной войны);

- корабельные вертолёты и беспилотники;

- авиация морской пехоты.

Сам автор отмечает, что в эти категории входят отнюдь не все летательные аппараты, и введены они для удобства построения теории. Мы добавим, что уже здесь хорошо видно - статья написана американцем и представляет собой попытку построить теорию американской морской авиации.

Далее в тексте появляется ключевая (по определению самого Рубеля) концепция: идея о том, что самолёт, вертолёт или беспилотоник на флоте есть не более чем "удлинитель" корабельного оружия и сенсоров (заметим, что подобный взгляд на жизнь несколько необычен для бывшего лётчика). Концепт - отнюдь не обязательный или единственно верный - действительно фундаментальный. Он, в частности, позволяет рассматривать авианосец как полноценный боевой корабль, а не плавбазу.

Наконец, заканчивая подготовку, Рубель формулирует три основных правила жизни флота:

Правило 1. Сосредотачивай флот.

Правило 2. Не ввязывайся в решительный бой с "берегом", не имея решительного перевеса в силах.

Правило 3. Не лишай флот подвижности.

При этом сам же автор отмечает, что ни одно из этих правил не закреплено доктринально, и каждое из них может нарушаться, в определённых условиях, что превращает правила в добрые советы.

Переходя к разбору полётов палубной авиации, автор выделяет три уровня организации авианосцев. Самый крутой - "авианосный флот", который не стоит путать с флотом, имеющим авианосец. Это тоже типично для американца, и это очень правильно. Монстр с двумя именами, TF38/58, обладал существенными преимуществами по сравнению что с "Кидо Бутай", что с TFXX обр. 1942 г. Рубель отмечает два отличия: способность решать несколько задач одновременно и способность вести длительную борьбу с базовой авиацией. Меньшие по размерам соединения не имели такой возможности. "Кидо Бутай" на заре карьеры укладывалось в указанную автором количественную оценку - 6 авианосцев, 400 самолётов - но его не подпирал плавучий тыл, не упомянутый автором статьи, но бывший обязательным условием.

Шесть функции авианосной ударной группы - Level 2 - профессор описывает не без изящества:

"Глаза флота". Корректировка артиллерийского огня была едва ли не основной функцией палубной авиации в 20-х в США и Великобритании, позже речь уже шла о тактической и оперативной разведке. Сегодня, по мнению Рубеля, эта функция снова может быть востребована (так и хочется сказать про целеуказание для дальнобойных противокорабельных ракет - но этого в тексте нет).

"Морская кавалерия". Тут речь идёт о набеговых операциях, в духе действий американских авианосцев в 1942 г.

"Капитальный корабль". Во Второй мировой авианосцы, по мнению автора, бились за господство на море и заменили дреднауты в этой роли.

"Носитель ядерного оружия". Речь только о стратегической функции, при выполнении которой единственной задачей авианосца является выживание до момента, когда можно будет кинуть А-бомбу на врага.

"Морской аэродром". Бомбить "треники".

"Геополитическая шахматная фигура". Пугать Кима-отца, Кима-сына и Ким Чен Ына.

Перечень спорный - как минимум. Скажем, здесь нет функции "морского лучника" (мы тоже умеем в метафоры). Идея использования авианосца как дальнобойного, но не слишком мощного ударного средства для обеспечения действий главной силы - линейных кораблей - была основной функцией как в теоретических построениях 30-х, так и в практической деятельности Royal Navy в 1940-1942 гг. Сегодня эта идея возрождается как раз в США, в рамках концепции "распределённого поражения" (distributed lethality), в которой ведущая роль в борьбе за контроль над морем снова отводится надводным кораблям, а не авианосцам.

Нет здесь и роли "голкипера": чуть позже, в разделе об обороне флота, автор пишет, что решение этой задачи всегда предшествует выполнению той или иной наступательной функции. Это не так - см. мальтийские конвои. Не уверен, что тот опыт может быть востребован американским флотом, но вот некоторые считают, что именно эта роль лучше всего подходит "Викрмадитье" в случае войны Индии с Пакистаном.

С другой стороны, можно усомниться в том, что в 1942 г. авианосцы играли роль "капитальных кораблей": победы в боях не вели к завоеванию господства на море. Это было в 1944 г. - но сам автор отделяет "авианосный флот" от "авианосной ударной группы", и вот последняя роль дреднаута исполняет совсем плохо.

Наконец, в "геополитического ферзя" авианосец превращается только постольку, поскольку может решать те или иные военные задачи, что не позволяет считать правомерным упоминание этой функции в одном логическом ряду с остальными.

На третьей, самой низкой, ступеньке иерархии Рубеля находятся "авианесущие корабли" - к числу которых автор относит не только какой-нибудь "Мистраль", но и родного брата нашего "Кузнецова", "Ляонин". Sad, but true - возможности кораблей без катапульты весьма ограничены.

Раздел, посвящённый базовой авиации, включает всего два абзаца, и про ударные возможности сказано второпях. Понятное дело - главный враг не дремлет, и для американского флота признание ударных возможностей базовой авиации равносильно поражению в сражении с ВВС. Впрочем, в том же разделе есть один из тех удивительных анекдотов, которые "ух ты, не знал": автор рассказывает о том, как в 80-х годах, когда родилась идея прятать АУГ в Вест-фьорде, возникла забавная проблема "племенной войны". Для того, чтобы АУГ по пути в Норвегию не убила подводная лодка, нужна была помощь базовой патрульной авиации. Этой авиации грозили советские Су-27 - а решать задачу сопровождения базовых самолётов палубными истребителями "авианосное сообщество" наотрез отказалось.

Интересно и обсуждение идеи возрождения "вооружённой разведки". Интересно прежде всего тем, насколько взгляд профессионала отличен от диванных дискуссий. Если из тёплого кресла поле морского боя будущего видится как пустая и ровная поверхность, то для ветерана средиземноморского кризиса 1973 г. это - забитое нейтральными и мирными судами озеро, где надёжное опознавание цели является ключевой проблемой. И решить её по сей день возможно только при визуальном контакте. Ну а коль скоро такой контакт необходим - не стоит ли сразу подвесить под вылетевший на опознание самолёт пару ракет, чтоб, значит, не вставать два раза?

Завершает статью раздел о командовании и управлении - вот он-то самый главный для Рубеля, в чём Рубель (см. выше) сразу и признался. И там-то как раз больше всего анекдотов. Мне сильнее всех понравился вот этот, про "Бурю в пустыне":

As the Navy dispatched additional carriers to the scene, the Air Force stood up its Air Operations Center and asserted control over all air operations. The Navy was unhappy about this but had no countervailing C2 structure or underpinning theory of naval airpower. As the air-war phase proceeded, Navy battle-group staffs in the Persian Gulf became frustrated that their target nominations to the AOC, targets chosen to prepare the way (as a matter of operational-level fleet defense) for a putative amphibious assault in Kuwait, were being rejected. They started to nominate primary targets they knew the Air Force–dominated AOC would approve but attached secondary targets that were their real objectives. After launch, Navy aircraft would inform the airborne control cell they were switching to their secondary targets. This need to subvert the targeting process highlights the problem—the naval aviation staffs instinctively focused on supporting the Marines (not knowing, of course, that the landing was a feint), but there was nothing in Navy theory or doctrine to support an argument for their priorities.

Перевести это аккуратно сложно, но, коль скоро просят, переведу неаккуратно и с некоторыми сокращениями:

В то время как на театр боевых действий прибывали новые авианосцы, ВВС организовали Воздушный Оперативный Штаб (ВОШ) и получили контроль над всеми воздушными операциями. Флот был несчастлив, да не имел сопоставимой по возможностям штабной структуры, равно как и теории морской авиации. После начала воздушной войны штабы авианосных ударных групп стали расстроены: их заявки на атаки целей, предполагавшие ... подготовку к десанту на побережье Кувейта, отклонялись ВОШью. Тогда штабы АУГ стали включать в заявки основные цели, которые, как они знали, ВОШ одобрит, но при этом в качестве запасных добавляли цели, которые были реальными. После взлёта флотские самолёты сообщали воздушному командному пункту, что они будут атаковать запасную цель. Эта нужда в извращении процесса планирования подчёркивает остроту проблемы - морские авиационные штабы инстинктивно сосредоточились на поддержки морской пехоты (не будучи в курсе, что десант был ложным), но во флотской теории или доктрине не было ничего, чтобы поддержать аргументы в пользу этих приоритетов.

Разбирать в какой степени Рубель прав в своих доказательствах тезиса о том, что морской авиацией на оперативном уровне должен рулить флотский, не хочется - хотя бы потому, что тут ответ известен заранее, и, следовательно, надо автора "ловить". Заметим только, что сами проблемы, поднятые автором, едва ли знакомы широкой аудитории моресеков и флотофобов - и познакомиться с текстом стоит хотя бы для того, чтобы вывести нашу дискуссию в новый уровень.
Tags: авианосцы, почитать, теория
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments