naval_manual (naval_manual) wrote,
naval_manual
naval_manual

Categories:

Бумаги капитана Смоллетта

В пользу гуманитарщины.

Когда-то я смотрел фильм "Крик", но вспомнить его не могу от слова совсем - потому, что позже посмотрел "Очень страшное кино". По той же причине я совершенно не помню книгу Стивенсона, но, разумеется, помню мультфильм студии "Киевнаучфильм". Поэтому - надо же сначала определиться с терминами - заголовок отсылает к рисованному образу. Образу отважного солдата и моряка. Настоящего перфекциониста, вынужденного сражаться с несовершенством подлунного мира.

Образ этот возник в связи с темой пилотов Сомервилла. Впервые беседа на эту тему чуть было не завязалась ещё в 2018 г., и уже тогда я хотел сказать комментарий - да как-то не сказалось. Придётся сказать теперь. И потому, что тема интересна как таковая, и потому - прошу присутствующих обратить особое внимание на этот факт -  что перед нами пример важной методологической проблемы. Проблемы "ясной пуговицы", ситуации, когда не только дилетанты - вроде меня, - но и профессиональные историки попадают в плен яркого свидетельства, обнаруженного в ранее недоступных документах.

Поехали.

Зелёная беда

В опубликованных относительно недавно бумагах адмирала Сомервилла содержится сразу несколько интересных текстов, в которых командующий Восточным флотом оценивает качество имеющегося материала. В частности, 2 марта 1942 г., из Фритауна (обратите внимание на место и время, это важно) он отправил Дадли Паунду рапорту, содержащий следующие пронзительные строки:

As regards Formidable, I was much concerned to find that her Squadrons were as green as grass. After we had crashed 3 Albacores and lost one on a very moderate recco I realised we had to start from scratch and therefore ordered a series of deck landing and other elementary practices, which were continued daily during our passage here. I don't think anyone on board here quite realised how bad they were, it was not only the flying but D/F, W/T, RDF, in fact everything as rusty as it could be. I hope that by the time we get to Colombo the ship will be in proper order, but she's a long way to go yet.

[Примерный перевод]

В отношении "Формидебла", я весьма обеспокоен, обнаржив, что его эскадрильи - зелёные, как трава. После того, как мы разбили три "альбакора" и потеряли один [во время] относительно простой разведки, я понял, что мы должны начать с нуля и поэтому приказал организовать серию [тренировок по] посадке на палубу и другие элементарные занятия, которые продолжались еждневно во время нашего пути сюда. Я не думаю, что  кто-то на борту осознавал, насколько они плохи, и дело было не только в пилотировании - пеленгация, связь, локация, на самом деле всё было настолько ржавым, насколько это возможно. Я надеюсь, что к тому времени, когда мы доберёмся до Коломбо, корабль будет в надлежащем порядки, но ему ещё предстоить проделать большую работу.


Подобные свидетельства (а их у Сомервилла несколько, и мы к одному примеру ещё вернёмся позже) способны смутить не только простых комментаторов, но и маститых авторов. Как выясняется, Питер Смит в книге Combat Biplanes of World War Two ругает американских (почему-то) интернет-воинов (так и пишет, internet warriors), полагающих, что Сомервилл мог победить Нагумо. Ругает с бумагами адмирала в руках. Процитировав приведённый выше абзац, он пишет примерно так: "при таком состоянии подготовки пилотов Восточный флот должен был схватиться с "Кидо Бутай" и (с послезнанием современного интернета) выиграть! К счастью, это [предположение] не было проверено". Кажется, Питер Смит не очень любит твиттерских.

А в чём, собственно, проблема? Есть опытный адмирал (кроме шуток), есть официальный рапорт. Кажется, всё сходится? При дружелюбном взгляде на этот текст "кажется" отпадёт. Но мне повезло - я стал жертвой confirmation bias. Дважды я встречал свидетельства Сомервилла в качестве возражений - и не мог взглянуть на них с улыбкой. А потому нашёл поводы для сомнений. Их и изложу.

Изнанка и лицо

Первая из проблем - проблема неравноценного сравнения. Она очень часто встречается именно в военной истории, где в процессе участвуют две стороны. Все, кажется, понимают, что при написании такой истории нужно привлекать свидетельства обеих сторон. Однако, ясность понимания касается только грубой материи - потерь, попаданий, расхода боезапаса и пр. Когда речь заходит об оценках вроде приведённой выше, умы туманятся.

Это плохо. При использовании оценок стоит стремиться к равноценности источников - или избегать сравнений. В противном случае мы будем сравнивать изнаночную сторону А с лицевой стороной Б - и получим искажённую картину. Классикой этого жанра долгое время была и остаётся до сего дня отечественная историография русско-японской. Мы относительно хорошо и подробно знакомы с состоянием дел в нашем флоте, и очень плохо - с состоянием дел во флоте японском. В такой ситуации любое сравнение оказывается заведомо невыгодным.

Нечто похожее происходило и при сравнении советского и американского флотов времён "холодной войны" в дискуссиях начала века. Тогда появилось много интересных публикаций с рассказами о том, как "на самом деле" было у нас. А соответствующих текстов про американцев под рукой не было. В итоге брюзжание отечественных авторов сопоставлялось с картинкой из "Зарубежного военного обозрения" - с заранее определённым, искажённым результатом.

Так вот, я не читал дневников Нагумо или писем Хара к жене. Как, полагаю, и большинство присутствующих. Как они оценивали своих пилотов - особенно пилотов 5-й дивизии - я толком не знаю. Хотя кое-какая информация, о сомнения по отношению авиагрупп "Сёкаку" и "Дзуйкаку", мне попадались. Равно как и некоторые факты, свидетельствующие о наличии известных проблем с подготовкой их авиагрупп и ангарно-палубных команд.

В подобной ситуации - дефицита равноценных источников - отказываться от хороших источников с одной стороны не стоит. Стоит проявить известную острожность в выводах. И при этом стоит аккуратно отделять наскомых от котлет. Не забывать, что есть...

Факт и интерпретация

Ответ на вопрос о том, какой же факт сообщает нам текст Сомервилла кажется очевидным: Сомервилл сообщает нам о плохой подготовке экипажа "Формидебла" вообще и его авиагруппы в частности. Это не так. В сообщении Сомервилла можно выделить три основных факта. Первый: по пути во Фритаун на "Формидебле" разбили три "альбакора", и ещё один просто пропал. Второй: Сомервилл организовал тренировки авиагруппы. Третий: в рапорте Паунду Сомервилл сообщил, что подготовка экипажа "Формидебла" вообще и его авиагруппы в частности очень плоха.

А вот утверждение типа "пилоты "Формидебла" были очень плохо подготволены" - это уже интерпретация факта (сообщения Сомервилла Паунду). Более того, даже утвреждение типа "Сомервилл считал подготовку пилотов "Формидебла" плохой" будет интерпретацией, хотя и более осторожной. Имея в руках документ, нельзя ни на секунду забывать о том, кто и кому пишет, и пытаться понять - зачем пишет. С какой целью?

Вариантов тут может быть несколько. Первый: Сомервилл - ещё раз, опытный адмирал, уже получивший ярлык "нерешительного" - "стелит соломки" на пути на Дальний Восток. На случай неудачи, или на случай очередного проявления нерешительности. Второй: Сомервилл - как любой опытный адмирал - сгущает краски для того, чтобы получить в своё распоряжение ещё несколько кораблей и эскадрилий (желательно, с асами  в кокпитах). Третий: Сомервилл хочет похвалиться перед Паундом рассказом о том, как он в короткие сроки привёл в порядок "ржавый" корабль, несмотря на все тяготы и лишения (обратите внимание на "учебную" часть текста). Четвёртый: Сомервилл действительно считает подготовку плохой и, как на духу, пишет Паунду о наболевшем. Чтобы выговориться.

Все варианты - возможны. Пока у нас нет оснований отдать предпочтение какому-нибудь одному. Более того - это, скорее всего, и не нужно. Ловушка "линейной причинности" - ещё одна ловушка на пути историка. На деле причин поступков и явлений может быть несколько, мотивы могут накладываться и подпитывать друг друга. Зафиксируем это соображение и попробуем понять, а какие у нас есть

Повод для сомнений

Ещё раз обратим внимание на время написания рапорта Сомервилла - начало марта 1942 г. Королевский флот два с половиной года воюет. Воюет, рискнём утверждать, интенсивно. На разных театрах военных действий, в разных условиях, с переменным успехом. Авианосцы - едва ли не главный аргумент королевского флота в борьбе с немцами и итальянцами. И их у Великобритании немного. Относительно немного, разумеется. Равно как и самолётов, и эскадрилий. В такой ситуации нужно постараться, чтобы укомлектовать авиагруппы одного из четырёх, если не ошибаюсь, боеспособных современных авианосцев одними только "зелёными как трава" пилотами.

Для того, чтобы полноценно проверить сомнения, нужно было бы отправиться в архивы и поднять поимённые списки пилотов - теоретически это возможно. Практически - вопрос не интересует меня настолько сильно. В то же время, определённое любопытство имеется. Посему я решил воспользоваться услугами Интернета. Питер Смит его не любит, а я - люблю.

Обратившись, например, к этому прекрасному тексту, мы можем узнать номера эскадрилий "Формидебла". На борту авианосца была истребительная 888-я на "Мартлетах", и ударные 818-я и 820-я на "альбакорах". Вот эти номера и погуглим. Эскадрилья № 888 действительно была "как травка": сформирована в ноябре 1941 г. и в феврале 1942 г. впервые попала на авианосец.

С ударными ситуация была "немножко" другая. Поддавшись эмоциям, можно было бы написать что-то вроде "в марте 1942 г. 818-я и 820-я эскадрильи входили в число трёх самых опытных палубных эскадрилий мира". Но мы не поддаёмся эмоциям, у нас сухой и беспристрастный анализ фактов. Просто заметим: эти эскадрильи воевали с самого начала, и большую часть времени они провоевали на борту "Арк Рояла" (знающий человек тут, пожалуй, щёлкнет языком - ещё и потому, что "Арк Роял" долгое время воевал под началом Сомервилла). Эти эскадрильи сражались в Норвегии, они воевали у берегов французской Северной Африки, бились в Средиземном море - и да, они топили "Бисмарк".

И, хотя я и не нашёл поимённые списки пилотов, пару фамилий упомяну - вслед за Сомервиллом. Эскадрильей №818 командовал лейтенант-коммандер Терренс Шоу (Shaw). Так вот Сомервилл отметил его в рапорте (а это было официальным поощрением) ещё в сентбре 1940 г.(!): Шоу командовал ударными группами "свордфишей", нанесших два ночных (!) удара по аэродромам на Сардинии. Командир "Арк Рояла" отмечал Шоу как минимум дважды: в феврале 1941 г. он командовал атакой на дамбу Санта Киара на той же Сардинии, в июне 1941 г. выполнил рискованную разведку Орана, осматривая останки "Дюнкерка". Любопытно, что в апреле 1942 г. Шоу переехал с "Формидебла" на... "Уорспайт", новый флагман Сомервилла. Который, видимо, пожелал взять "зелёного" летчика-наблюдателя с собой.

Ещё одна персона, которую мне удалось найти - суб-лейтенант Майкл Литгоу (Lithgow). Он упомянут в бумагах Сомервилла - его "альбакор" пропал во время разведки 7 марта 1942 г., и экипаж пришлось искать эсминцам. Нашли, а пилот, как сказано в соответствующей сноске, позже стал известным лётчиком-испытателем. Впрочем, к марту 1942 г. он уже два года (!) воевал с палубы - в апреле 1940 г. попал в 820-ю "Арк Рояла". И, помимо прочего, участвовал в той самой атаке на "Бисмарк".

Это небольшое исследование вызывает у нас новый повод для сомнений - в отношении самого Сомервилла. Он жалуется на то, что бьются "альбакоры", а не "мартлеты". При том, что действительно неопытные пилоты сидят именно в истребителях. Возможно, что-то не так было с оценкой обстановки при организации упомянутых выше тренировок (о них мы скажем ниже). И именно поэтому против них, как, опять же, пишет Сомервилл, возражал командир "Формидебла" кэптэн Биссет - человек, командовавший авианосцем с августа 1940 г. Возможно, впрочем, что Сомервилл не был виноват, а имела место "ошибка эксперта": опытные пилоты относительно недавно пересели со "свордфишей" на "альбакоры". В такой ситуации они могли без должного внимания отнестись к особенностям новой машины (похожей на "свордфиш").

Сомервилл против Сомервилла

Впрочем, самые сильные основания для сомнений в оценках Сомервилла дал нам сам Сомервилл. Несмотря на ужасы, описанные им 2 марта 1942 г. во Фритауне, менее чем через месяц он решил дать бой японскому авианосному соединению. И, несмотря на то, что у него пока не было оснований опасаться этого противника ("японские палубные бомбардировщики примерно аналогичны нашим "альбакорам""), Сомервилл сам решил выбрать сложный сценарий: ночной поиск и ночную атаку на корабли противника в море. Это уже странно.

Странно и другое. На протяжении нескольких дней операции "Формидебл" и "Индомитебл" вели довольно интенсивные взлётно-посадочные операции: несколько вылетов на разведку, днём и ночью, противолодочное патрулирование, поиск экипажей "Дорсетшира" и "Корнуолла". Так вот, мы видим, что Сомервилл, во-первых, не стеснялся использовать "зелёных" пилотов. И, во-вторых, он ни слова не сказал в своём рапорте об операции о проблемах - авариях, штурманских ошибках и пр. Ни слова.

Наконец, стоит вспомнить, что три "альбакора" - правда, видимо, с "Индомитебла" - имели контакт с "Кидо Бутай". Один был сбит. А ещё как минимум один ушёл от "зеро". Пилот, способный оторваться от истребителя типа "Ноль" на "альбакоре", вероятно, что-то понимал в пилотировании.

Чужая душа

Обнаружив "противоречие" в словах и действиях Сомервилла, мы вынуждены заняться страшной гуманитарщиной и заглянуть в те самые потёмки, от которых технари бегут как от огня. А что он вообще за человек был? У нас есть возможность немного в этом разобраться, поскольку нас есть его бумаги - не один абзац из рапорта.

Вот для начала можно задаться вопросом, а как часто он использовал слово green? В книге эта характеристика появляется шесть раз. Дважды (в письме жене от 23 февраля и упомянутом рапорте Паунду) Сомервилл использует его по отношению пилотов "Формидебла". Чуть позже, 1 апреля 1942 г., в письме жене, он так характеризует офицеров своего штаба. Было такое и раньше, и позже. В ноябре 1940 г., опять же в письмах к жене, он дважды жалуется на новичков в авиагруппе "Арк Рояла". В январе 1944 г., в дневнике, он сетует на цвет команд "Ринауна", "Куин Элизабет" и "Вэлианта". Наконец, в мае того же года пилоты "эвенджеров" "Илластриеса" получают всё ту же оценку. Нет, я не хочу сказать, что Сомервилл во всех случаях ошибался - просто он регулярно отмечал соответствующие недостатки. Возможно, придирчиво отмечал.

Почему "придирчиво"? Обратимся к самому интересному жанру - письмам к жене. Которая ждёт Сомервилла дома. Которая - хоть немного - волнуется. И которую можно было бы утешать. Но... Сомервилл пишет несколько иначе. Вот, например, он делится впечатлениям по отбытии "Формидебла" из Британии:

Here we are off at last and am I elated at 'being bound on this high adventure'? Not a bit of it. Homesick as hell and feeling damnably mouldy. It was foggy and dark as we threaded our way out and at dawn we had the heck of a job to sort ourselves out with the convoy. Everyone groping about for their right place, a strange bridge, strange officers and everything twice as slow as I am accustomed to.

[Примерный перевод]

Мы наконец-то вышли, в восторге ли я от того, что "ввязался в это интересное приключение"? Ни разу. Чертовски тоскую по дому, чертовски хандрю. Когда мы выходили, было темно и туманно, а на рассвете у нас была дурацкая работа - выбирались из конвоя. Каждый пытается нащупать своё место: чужой мостик, чужие офицеры, и всё вдвое медленнее, чем я привык.

Сомервилл не любил туманы Альбиона, а что по поводу солнца? А вот что (жене в День дурака 1942 г.):

Gosh but I've had a couple of[-?] strenuous days. A flat calm and a sun that scorches the skin off you and no shade under wartime conditions. My face and arms like raw beetroot.

[Примерный перевод]

Бог ты мой, у меня была парочка напряжённых деньков. Полный штиль и солнце, которое палит кожу - а по боевой тревоге [нельзя найти] тень. Моё лицо и руки - как варёная свёкла.


И в том же - успокивающем, оптимистичном - тоне Сомервилл описывает жене штаб, с которым ему предстоит идти в бой (2 апреля 1942 г.):

The short bit I write each day shows how little time I spend in my sea cabin! I have to be on the bridge almost continuously because my staff are so untrained and so are my boats and I have to watch every damn thing.

[Примерный перевод]


Короткие кусочки, которые я пишу каждый день, показывают, как мало времени я провожу в своей каюте! Я должен быть на мостике почти постоянно, потому что мой народец и мои кораблики настолько неподготовлены, что я должен следить, чёрт возьми, за всем!


Полагаю, заглавный образ стал читателю яснее. И теперь перейдём к главному - вспомним, что Сомервилл это

Опытный авианосный адмирал

Жалобы на качество подготовки пилотов "Формидебла" Сомервилл отправлял Паунду и жене в самом начале пути. Но он, будучи перфекционистом, не мог сидеть сложа руки на "Формидебле" и терпеть "кабацкое" состояние корабля кэптена Биссета. Дальше будет большая цитата, которая, пожалуй, даже не заслуживает особых комментариев (но кое-что я подчеркну). Здесь нужно просто читать - и да, наслаждаться.


22 February [жене]
Yesterday was not our lucky day. One of our aircraft failed to return from a reconnaissance, apparently his wireless broke down and he lost himself and we were therefore unable to home him back. I hate losing aircraft crews this way and somehow feel it would not have happened in the Ark. This ship is not properly worked up yet or at least not worked up to the standard I'm accustomed to. I shall have to get busy on her as soon as the weather improves a bit. [...]  Later. Our luck is still out. We crashed another aircraft on landing - a complete write-off and another one ran into the barrier but I hope can be repaired. Am seriously disturbed at the lack of skill and experience of the pilots in this ship. She evidently wants a proper training programme which I hope to give her when the weather becomes at all reasonable.


23 February [жене]
My two destroyers have not turned up and a very limited air search this morning failed to find them. I daren't send out a proper search as I find the observers and pilots are terribly green and inexperienced. Arthur B[isset] quite hurt and surprised when I remark on this and it is quite clear to me that our standard in the Ark was well above anything they have here. They certainly want a good shake up. Managed to collect one of my destroyers with an air search, but the other one is still adrift so I had to make a wireless signal to tell her to report where she is. What is more annoying is that another Albacore crashed on landing and is a complete write-off. I'm beginning to be seriously disturbed by the lack of skill and pep in this party here. They are all quite complacent and think they are the cat' s whiskers and in my opinion they are quite bum.


24 February [жене]
In the face of some opposition from Arthur Bissett I insisted on the Albacore pilots doing deck landing training which they evidently needed sorely. I think that he and his Cdr (F) view with great dislike the fact that I know too much about operating aircraft and refuse to accept blindly any stuff they like to hand out. By the time we reach our destination, I hope I shall have them in proper shape. As an example I found that aircraft due to fly off at a certain time were always 10 minutes or more late. Arthur said 'I can't make these Fleet Air Arm fellows punctual'. My answer to that was 'Well if you can't I certainly can so you'd better think twice about it'. They've been absolutely punctual all day! . ..

25 February [жене]
Busy all day giving the pilots of the Albacores and the Martlets deck landing training and they are at last showing a great improvement. It's obvious that was wanted and the people in this ship ought to have seen that.

27 February [дневник]
Full flying programme including several ALT, fighter R/T, etc., also sleeve target practice. Formidable made fairly good runs. One Albacore crashed into barrier but not much damage. [...].

28 February [дневник]
On an easterly course most of the day turning into Sierra Leone. Full day's flying. ALT, Martlets, long range RDF tests and the sleeve up for Newcastle and the destroyers to shoot at. ...

[Попытка передать всю красоту]

22 февраля [жене] Вчера был не самый удачный день. Один из наших самолетов не вернулся из разведки, по всей видимости, у него сломалась радио, он потерял место, а мы не смогли навести его на корабль. Я ненавижу терять экипажи самолетов таким образом и почему-то чувствую, что этого не произошло бы на "Арке". Этот корабль еще не подготовлен должным образом или, по крайней мере, не доведен до тех стандартов, к которым я привык. Мне придется заняться им, как только погода немного улучшится. [...] Позже. Нам все еще не везёт. Мы разбили еще один самолет при посадке - списали полностью, и ещё один врезался в аварийный барьер, но, надеюсь, его можно отремонтировать. Серьёзно обеспокоен отсутствием навыков и опыта пилотов на этом корабле. Очевидно, ему нужна правильная программа тренировок, которую я надеюсь задать, когда погода станет хоть сколько-нибудь подходящей.

23 февраля [жене] Два моих эсминца не появились, и сегодня утром очень скромная воздушная разведка не смогла их найти. Я не осмеливаюсь провести тщательный поиск, так как обнаружил, что наблюдатели и пилоты - ужасно зеленые и неопытные. Артур Б[иссет] весьма обижен и удивлен, когда я указаываю на это, и мне совершенно ясно, что наш стандарты на "Арке" были намного выше всего того, что [принято] у них здесь. Они определенно хотят хорошей встряски. Сумел подобрать один из эсминцев с помощью воздушной разведки, но другой все еще где-то бродит, поэтому мне пришлось выйти в эфир, и приказать ему сообщить своё место. Что еще более досадно, так это то, что еще один Albacore разбился при посадке под списание. Меня начинает серьезно беспокоить отсутствие навыков и бодрости в этой кампашке. Все они вполне довольны и считают себя первым сортом, а, на мой взгляд, они - полные бездельники.


24 февраля [жене] Встретив некоторое сопротивление со стороны Артура Биссетта, я настоял на том, чтобы пилоты "альбакоров" потренировались в посадках на палубу, в чем они, безусловно, остро нуждались. Я думаю, что он и его командиру лётной части с большим неудовильствием смотрят на тот факт, что я слишком много знаю об эксплуатации самолетов и отказываюсь слепо принимать любые вещи, которые они хотели бы мне впарить. Я надеюсь, что к тому времени, когда мы доберемся до места назначения, они будут в надлежащей форме. Вот например: я обнаружил, что самолет, который должен был вылететь в определенное время, всегда опаздывает на 10 минут или более. Артур сказал: «Я не могу заставить этих парней из FAA быть пунктуальными». Я ответил на это: «Ну, если вы не можете, я определенно могу, так что вам лучше подумать дважды». Они весь день были абсолютно пунктуальными! ...

25 февраля [жене] Занят целый день, трениру. пилотов "альбакоров" и "мартлетов" посадке на палубу, и они, наконец, показывают большой прогресс. Очевидно, что это было необходимо, и люди на этом корабле должны были это увидеть.


27 февраля [дневник] Полныё летный день, в том числе учебные атаки торпедоносцев, наведение истребителей по радио,  т. д., а также - стрельба по буксируемой мишение. "Формидебл" показал несколько вполне хороших результатов. Один Альбакор врезался в аварийный барьер, но не сильно пострадал. Другой припарковался у "острова" [...] .

28 февраля [дневник] Большую часть дня на восточном курсе, идём в Сьерра-Леоне. Полный лётный день. Учебные атаки торпедоносцев, "мартлеты", испытания дальней радиолокации, буксируемая мишень для "Ньюкасла" и эсминцев, по которым можно стрелять.

Здесь, полагаю, всё встаёт на места, и разрешается отмеченное выше противоречие Сомервилла и Сомервилла. Да, "Формидебл" в начале пути мало чем отличался от "Князя Суворова" в тот момент, когда не его палубу ступил З.П. Рожественский. Но напряжённая работа под руководством знающего адмирала позволила привести корабль в порядок - несмотря на некоторые сложности и протесты командира. Поэтому, и только поэтому, Сомервилл и решился выйти на бой с Нагумо.

Заключение

Никому, конечно, и в голову не придёт считать всё приведённое выше доказательством тезиса "авиагруппа "Формидебла" была укомплектована асами, а Сомервилл имел отличные шансы на победу". Тем не менее, оговорюсь - приведённое выше не есть доказательство подобного тезиса. Это просто повод добавить столовую ложку соли в оценки Сомервилла. И отнестись к ним с вниманием - чуть большим, чем уделил им тот же Питер Смит. Оценка Сомервилла касалась только "Формидебла", сделана она была почти за месяц до рейда Нагумо - и сам Сомервилл сделал всё, что мог, для того, чтобы фальсифицировать эту оценку. О чём и писал - и жене, и самому себе.

К этому стоит присовокупить другую официальную оценку подготовки авиагрупп "Формидебла" и "Индомитебла", сделанную уже после рейда Нагумо в Адмиралтействе. В соответствии с которой авиагруппа "Индомитебла" получила должную подготовку, а вот у "Формидебла" программа выполнена не была - но лорды в своей оценке, разумеется, не учитывали педагогический дар Сомервилла. И на этом можно остановиться: подготовка британских пилотов в ночь с 31 марта на 1 апреля 1942 г. была далека от идеальной, но и неопытной "зеленью" британцы не были.

Впрочем, меня этот случай интересует больше как вопрос методологии. Оцифровка документов привела к тому, что упомянутый выше "эффект ясной пуговицы" встречается всё чаще: обнаружив что-то блестящее в архивной куче, неосторожный технарь спешит с неожиданными и радикальными выводами. Этого делать не стоит. Постараемся быть осторожными гуманитариями. Хотя бы на досуге.

P.S. Большое спасибо Сергею Очневу, благодаря которому я смог почитать бумаги адмирала Смоллетта, и не только!

Tags: Вторая мировая, авианосцы, вопросы методологии
Subscribe

Posts from This Journal “Вторая мировая” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 57 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Posts from This Journal “Вторая мировая” Tag