naval_manual (naval_manual) wrote,
naval_manual
naval_manual

Categories:

Вопросы методологии. Объективное и субъективное

Ловушка Толстого.

В комментариях к предыдущей записи зашёл разговор о детерминизме, объективном и субъективном в исторических процессах. Зашёл естественным образом, по объективным причинам - зашёл просто потому, что не мог не зайти. В связи с этим я принял решение озвучить собственные соображения по этой - важнейшей - теме. Заранее оговорюсь, что, не будучи профессиональным историком и даже любителем с достаточным багажом, я просто выскажу собственный взгляд на проблему, без особых претензий на научную новизну и практическую значимость высказанного. Детерминизм обдумывать - это вам не Ямамото.

Отправной точкой послужат два простых постулата. Во-первых, я полагаю, что исторический процесс развивается под действием как субъективных, так и объективных факторов. Это может показаться утверждением скандальным, но уж как есть. При этом под первым я понимаю решения действующих лиц, под вторым - те или иные обстоятельства, воле действующих лиц неподвластные. Во-вторых, я полагаю, что любая попытка разделения конкретных исторических событий на "объективные" и "субъективные" если не обречена на провал безусловно, то как минимум чрезвычайно затруднена постольку, поскольку затруднено строгое разделение объективного и субъективного. Даже кажущийся объективным из объективнейших географический фактор не является безусловно неподвластным человеку - можно менять границы государств (и не только силой), можно вступать в союзы, можно рыть каналы и строить железные дороги, можно повышать урожайность азотными удобрениями и т.д. и т.п. Ещё в меньшей степени объективными оказываются "экономика" или "общественное мнение". Что, разумеется, не отменяет объективность географии, экономики, общественного мнения и пр. как таковую.

Таким образом, перед нами возникает проблема. Разрешить её, полагаю, можно с помощью моего любимого инструментария - позитивного прагматизма. Иными словами, нужно всегда деражть в уме цель исторического исследования, и возможность достижения практических выводов при работе с историческим опытом. Забравшись на любимую табуреточку, я вижу примерно следующее.

Во-первых, радикальный, последовательный детерминизм оказывается вещью вполне бесполезной, если только мы не хотим тяжело и умно повздыхать на кухне, за чашкой коньячка. Исторический материализм - назову это так, хотя это понятие я толкую широко - представляется инструментом более полезным. Анализ объективных факторов позволяет прогнозировать развитие неких "объективных" событий, и принимать решения, позволяющие повлиять на события "субъективные". В классической постановке вопроса мы, наблюдая за объективным развитием производительных сил, можем спрогнозировать возникновение кризиса, революционной ситуации, и принять решение типа "вчера было рано, завтра будет поздно", превратив потенциальную революцию в актуальную, сгенерировав событие самое что ни на есть "субъективное" на более чем "объективных" основаниях.

Прошу прощения за краткий и примитивный экскурс, но, повторюсь, это просто изложение личных взглядов на то, как это работает. И, если принять сказанное в предыдущем абзаце, можно сделать следующие умозаключения. Во-первых, в сказанном выше нет никакого "разрешения" на утверждения типа "Великобритания всё равно вступила бы в Первую мировую". Напротив, "материализм" не мешал разбору решений Троцкого и Ленина в октябре 1917 г. - и не мешает разбору решений Асквита в августе 1914 г. "Объективность" кризиса не отрицает "субъективности" разрешения оного.

Во-вторых, упрощение объективного подхода, даже кажущееся вполне "законным", можно очень больно ударить по предсказательной силе метода - а именно это, предсказание, является целью объективного анализа. Например, хорошо известна предложенная, если не ошибаюсь, Лениным концепция конфликта "старых" и "молодых" империалистических хищников на рубеже XIX и XX вв. Одни, стало быть, награбили и защищали награбленное, вторые, между тем, крепли, и хотели награбленное отобрать. Эта концепция неплохо описывала войны эпохи - японо-китайскую, испано-американскую, русско-японскую (хуже) и итало-турецкую. Но в случае с Первой мировой она дала заметный сбой: вроде бы такая война должна была быть войной коалиций "молодых" и "старых", но этого не случилось. К компании старичков последовательно примкнули Япония, Италия и США, в то время как самый могучий из молодых пользовался услугами дряхлых до боли в зубах Австро-Венгрии и Турции.

Ещё более интересный сбой можно обнаружить в логике экономического (торгового) состязания Великобритании и Германии как причины их столкновения. Такое объяснение является производной от марксистской концепции - так его видят интеллигенты. Модные интеллектуалы пользуются словосочетанием "ловушка Фукидида", придуманным одним ушлым американцем. По этому поводу я предложу пару цитат из интересной статьи. Первая:

Four Great Powers have arisen in the world to compete with Great Britain for commercial supremacy on the seas - Spain, Holland, France, Germany. Each one in succession has been defeated by Britain and her fugitive Allies. A fifth commercial power, the greatest one yet, is now arising to compete for at least commercial equality with Britain. Already the signs of jealousy are visible. Historical precedent warns us to watch closely the moves we make or permit to be made.

[Примерный перевод]


Четыре великие державы когда-то возвысились в мире [достаточно] для того, чтобы состязаться с Великобританией за торговое первенство на море - Испания, Голландия, Франция, Германия. Все они последовательно были побеждены Британией и её меняющимися союзниками. Пятая торговая державая, самая великая среди бывших, сегодня возвысилась [достаточно для того], чтобы побороться за как минимум торговое равенство с Британий. И признаки ревности уже видны. Исторический прецедент заставляет нас внимательно следить за действиями, которые мы совершаем или разрешаем совершать.

Это - пассаж из меморандуам Отдела планирования командования американского флота в Европе, подготовленного в октябре 1918 г. (!) В другом меморандуме, подготовленном в ноябре 1919 г. содержались следующие пронзительные строки:

A nation doomed to commercial defeat will usually demand a military decision before this commercial defeat is complete... The British may be forced into a war to maintain their commercial supremacy, which is essential to the existence of the British Empire. No one could blame them for starting such a war.

[Примерный перевод]


Страна, обречённая на коммерческое поражение, обычно ищет военного решения прежде, чем это коммерческое поражение состоится... Британцы могут быть вынуждены начать войну за их торговое преимущество, каковое необходимо для существования Британской империи. Никто не сможет обвинить их за развязывание такой войны.

Контрпример очевидный, но необходимый. Мы видим, что упрощённый "объективный анализ" снова даёт сбой: при, казалось бы, всей очевидности "исторических примеров", "ожидаемая" война между Великобританией и США не состоялась. Более того, вся концепция "экономического состязания" между Великобританией и Германией как главной причины их столкновения в 1914 г. висит на очень тонкой сопле - а именно, на нежелании принимать во внимание куда как более впечатляющий экономический рост США в годы, предшествовавшие Первой мировой. Таким образом, рискну утверждать, что "объективные упрощения" очень, очень опасны.

И, наконец, третье и самое важное замечание по поводу целей объективного и субъективного анализа. Как мне кажется, первый безусловно подчинён второму. Единственная польза от объективного исторического анализа состоит в возможности прогнозирования как предпосылки для принятия правильных субъективных решений.

Что же следует из сказанного в контексте завязавшейся давеча умной беседы? На мой взгляд, вот что. Признание существования объективных факторов ни в коей мере не отрицает анализа субъективных решений. Это понятно. Следующее понятно чуть менее и, соответственно, важнее чуть более: именно наличие объективных факторов, в сочетании с отмеченной выше опасностью кажущихся закономерными обобщений, почти "запрещает" использование оборотов, в которых конкретный разумный агент заменяется страной или гражданством. Именно подобные, кажущиеся невинными упрощения и ведут к отмеченным выше ошибкам прогнозирования.

При этом, разумеется, само признание наличия объективных факторов требует их выявления и учёта в любом субъективном анализе. Это, как минимум, даёт возможность оценить "окно возможностей" действующего лица, принявшего то или иное решение. В определённых ситуациях такой анализ может привести к обороту типа "Асквит был вынужден ввязаться в войну". Но даже в таком случае не стоит забывать, что слово "вынужден" почти никогда не употребляется в том же смысле, в котором оно употреблялось в "Крёстном отце". Политики редко получают предложение, от которого нельзя отказаться. И здесь, скорее, стоит вспомнить незабвенного комбрига Котова: "у всех всегда есть выбор". И этот выбор, выбор человека, всегда должен быть в центре исторического исследования.

КМК.

Tags: вопросы методологии
Subscribe

Posts from This Journal “вопросы методологии” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 66 comments

Posts from This Journal “вопросы методологии” Tag