naval_manual (naval_manual) wrote,
naval_manual
naval_manual

Categories:

Вопросы методологии. Когда "Россия решает"

Взирая на лица.

В разговорах об истории часто используют обороты типа "немцы захотели" или "Япония сделала выводы". Используют примерно все, и я - в том числе. Однако, использование таких оборотов является очень сильным упрощением, и об этом следует помнить.

Тут вот попался на глаза интересный, судя по всему, сборник "Россия в стратегии Первой мировой". Во введении к статье "Россия в британской стратегии в годы Первой мировой войны" за авторством Е.В. Романовой по упомянутому поводу сделано следующее - вполне верное - замечание:

...выработка общей стратегии была затруднена рядом обстоятельств как объективного, так и субъективного характера. В их числе прежде всего тот факт, что стратегия каждой из держав в ходе войны не представляла собой однажды принятую систему, процесс ее выработки и корректировки происходил на протяжении всей войны и был результатом столкновения различных точек зрения. Даже на уровне отдельных государств существовали разногласия по вопросу выбора оптимальной стратегии, способной обеспечить победу в войне. Так, генерал Ю. Н. Данилов писал о наличии "центробежных сил" в армии, сказывавшихся на военном планировании кампаний. Хорошо известно о разногласиях между Г. Китченером и У. Робертсоном, занимавшими посты военного министра и начальника Имперского Генерального штаба Великобритании. В сферу чисто военных расчетов неизбежно вторгались интересы внутренней и внешней политики, усложняя процесс военного планирования. Далеко не всегда совпадали взгляды на целесообразность тех или иных действий в Ставке и русском МИДе, Генеральном штабе и кабинете министров Великобритании.

Разумеется, само по себе подобное замечание кажется достаточно тривиальным, особенно постфактум. Тем не менее, такого рода соображения нельзя упускать из виду. Почему? Подсказка содержится в следующем абзаце того же введения:

Еще более сложным был процесс согласования планов между государствами. Общность задачи достижения победы в войне, сплачивавшая державы Антанты, не означала того, что каждая из них не преследовала помимо этого иные, далеко не во всем совпадавшие с союзниками цели. В ходе войны противоречия между союзниками отнюдь не исчезли, хотя и отошли на второй план. Но даже учитывая то, что необходимость сплочения усилий во имя победы осознавалась союзниками, особенности географического положения, комплекс ресурсов, которые каждая из стран имела в своем распоряжении, специфика государственных интересов вели к различиям в оценке того, какими средствами эта победа может быть достигнута. Отсутствие практики, механизмов, институтов взаимодействия, информации, естественное стремление государств не поступиться своим суверенитетом затрудняло поиск наилучшего сочетания возможностей и ресурсов стран Антанты.

Ключевое - на мой взгляд и в контексте - подчёркнуто. Любой обобщающий оборот типа "Франция не захотела" оставляет за скобками перечисленное - практики, механизмы, институты и информацию. Я бы добавил в перечень ещё и культуру, и личные характеристики людей, принимающих решения (оборот "естественное стремление государств" в этом случае едва ли вполне удачен). Как только мы используем обобщающую формулировку относительно любого решения - мы теряем из виду процесс принятия этого решения. И, таким образом, лишаемся возможности понять причины "ошибки" или "успеха".  Что едва ли приемлемо там, где речь идёт о каузальной истории.

Значит ли это, что ни один приличный человек в историческом разговоре не может сказать великое "Россия сосредотачивается"? Нет. Соответствующие обороты возникают естественным (хехе) образом, ими не брезгуют лучшие авторы. Возьмём для примера одного из лучших, Пола Кеннеди. Одну из трёх ключевых идей своего шедевра Кеннеди сформулировал так:

It was not by maritime methods alone, but by a judicious blending of both sea power and land power, that Britain rose to become the leading world power.

В этой фразе Британия предстаёт разумным агентом. Однако, это допустимо именно в противопоставлении такого типа, когда взвешиваются два "решения"  - или, в данном случае, два исторических объяснения причин взлёта Британии. В этом противопоставлении механизм принятия соответствующих решений не важен, и, следовательно, можно использовать упрощённую формулировку, для экономии места, времени и ресурса внимания читателя.

Когда предметом обсуждения является собственно решение, формулировка обобщающего типа даёт только объяснение через дурака, каковое мы, в нашем кругу, договорились отбросить раз и навсегда. Приведём понятный и приятный аудитории пример. Фраза типа "планируя Мидуэйскую операцию, японцы разбросали силы по всему Тихому океану и свели к минимуму преимущество на поле боя" не даст нам ничего, кроме странного представления о том, что японцы - дураки. Те самые японцы, которые спланировали, скоординировали и провели величайшее (на тот момент) морское наступление в истории человечества. Очевидное противоречие требует разрешения. Каковое придёт, если отбросить обобщения и взяться за "практику, механизмы, институты, информацию", в сочетании с культурой и персоналиями. Вытащив под свет исторических софитов Ямамото и штаб Соединённого флота, Нагано и японский МГШ, мы сможем в деталях воспроизвести захватывающую историю о том, как два успешных, опытных, умных профессионала соорудили план, защищать который трудно будет даже вице-президенту клуба "адвокатов Рожественского".

Таким вот образом. Конечно, мы и дальше будем говорить "Россия всегда хорошо воевала на море". Но делать это будем сознательно, к месту и с разумеющимися оговорками.

Tags: вопросы методологии
Subscribe

Posts from This Journal “вопросы методологии” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 67 comments

Posts from This Journal “вопросы методологии” Tag