naval_manual (naval_manual) wrote,
naval_manual
naval_manual

Categories:

Если бы у них не было авианосца

Лаэ, Саламауа и другие райские местечки.

Ув. jr0 оставил под предыдущей записью пространный комментарий из пяти пунктов . Второй пункт содержит следующий тезис:

Если бы у одного из противников на ТО не было авианосцев в каком-то из сражений, то борьба свелась бы не к взаимным потерям, а как Ямато и Tirpitz забивали.

Тезис весьма ёмкий, в смысле дискуссионного потенциала. По поводу этого предложения можно заметить, что за неимением авианосцев у любой из сторон сражения у Мидуэя попросту не случилось бы, как, вероятно, и сражения в Филиппинском море. Как бы развивались событий в Коралловом море, вокруг Гуадалканала и Лейте - можно долго спорить. Взаимный обмен альтернативными сценариями  может быть продолжительным и увлекательным, но едва ли продуктивным.

Лучше искать реальные истории, позволяющие как-то проиллюстрировать идею. Благо, война на Тихом океане была столь богата событиями, что реальные боевые иллюстрации можно подобрать чуть ли не под каждый мыслимый вариант развития событий. Ситуации, позволяющие получить некоторое представление о том, как могли развиваться события в ситуации "одна сторона высаживает десант, а у другой есть авианосец", тоже возникали. Вот про них сегодня и поговорим, тем более что центральное событие беседы - захват японцами Лаэ и Саламауа - я уже пару раз упоминал, неплохо бы дать краткое описание событий. В основе описания - работы Ландстрома (раз, два, три), австралийская официальная история,  американский "нарратив" 1943 г., и, разумеется, великопепный combinedfleet.com.

Высадка

Для начала - прелестная схема района боевых действий из Википедии. Она, конечно, немного не соответствует монохромному стилю нашего дальнейшего изложения, но позволит читателю легко ориентировать на описанной ниже местности, внимание следует обратить на слова Порт Морсби, Рабаул, Гасмата, Бука и, собственно, Лаэ и Саламауа.



Рисунок 1 - Соломоново море и окрестности

В начале марта, развивая наступление на Новой Гвинее, японцы решили занять две деревушки на северо-восточном берегу Новой Гвинеи, Лаэ и Саламауа. Эта операция предваряла уже запланированную атаку с моря на Порт Морсби, одной из основных целей было создание авиабазы для атаки против Порт Морсби.

Для проведения "операции SR" командующий Четвёртым флотом вице-адмирал Иноуэ Сигэёси сформировал Ударное соединение, для восстановления состава которого пришлось приложить некоторые усилия. Итог этих усилий выглядит так: в состав соединения входили как минимум 7 кораблей 6-й флотилии эскадренных миноносцев (лёгкий крейсер "Юбари", и шесть эсминцев), минные заградители "Цугару" и "Окиносима", вспомогательные крейсера "Конго-мару" и "Носиро-Мару", вспомогательный минный заградитель "Тэнъё-мару", вспомогательный тендер гидросамолётов "Киёкава-мару", 3 больших транспорта и как минимум 2 вспомогательных тральщика.

Это соединение покинуло Рабаул 5 марта, в сопровождении главных сил 4-го флота - 4-й и 18-й дивизий крейсеров (4 тяжёлых, 2 лёгких крейсера), однако пути их вскоре разошлись (см. рис. 2). Утром 8 марта 4-я и 18-я дивизия крейсеров прибыли к о. Бука, в то время как десантное соединение успешно высадило 2 000 солдат и 800 морских пехотинцев в Лаэ и Саламауа (прибзительно в 450 милях от о. Бука), не встретив практически никакого сопротивления.




Рисунок 2 - Схема японской операции SR (кликабельно) из австралийской официальной истории

Обеспечить операцию авианосцем или авианосцами Иноуэ не мог. У него был только лёгкий "Сёхо", использовавшийся как авиатранспорт, поскольку ег авиагруппа ещё не закончила подготовку. Таким образом, Иноуэ мог полагаться только на базовую авиацию. В Рабауле имелось 15 истребителей, 21 средний бомбардировщик и 6 летающих лодок. Ещё 19 истребителей "Сёхо" привёз 9 марта. Рабаул находился на расстоянии в 350 миль от места высдаки, и обеспечить воздушное прикрытие на таком расстоянии было невозможно. Иноуэ перебросил "небольшую группу" истребителей в Гасмату. Но и этот аэродром отделяли от Лаэ и Саламауа 200 морских миль - на таком расстоянии прикрытие можно было только "обозначить". Впрочем, истребители из Гасматы должны были  "перепрыгнуть" в Лаэ, как только десант подготвит там аэродром.

Контратака

Японская "Операция SR" совпала по времени с очередной набеговой операцией американских авианосцев - так часто бывает, когда стороны борются за инициативу. В начале марта в Коралловом море находились два американских авианосных соединения под общим командованием вице-адмирала Вильсона Брауна. В его распоряжении были "Йорктаун", "Лексингтон" (~ 120 самолётов), 8 тяжёлых крейсеров и 14 эсминцев. Сразу заметим - Браун имел превосходство на Иноуэ и по самолётам, и по кораблям. Заметим, и двинемся дальше.

Перед Брауном стояли две задачи. Он должен был помешать дальнейшему наступлению японцев и обеспечить дальнее прикрытие войскового конвоя, совершавшего 7-12 марта переход из Австралии в Новую Каледонию. Сначала Браун собирался убить двух зайцев одним выстрелом. На утро 10 марта он запланировал удар по двум японским базам - Рабаулу и Гасмате. Для этого он собирался занять позицию на удалении 125 миль от обоих пунктов, атаковать каждый авиагруппой одного авианосца, и поручить двум крейсерско-миноносным отрядам довершить дело артиллерией (совместное использование крейсеров и палубной авиации в таких рейдах было тогда стандартной американской практикой). Таким образом, Браун собирался вести свои корабли в центр Соломонова моря. Узнав о движении японского десантного соединения, он решил изменить объект атаки.

Естественным решением новой задачи была бы атака на японское десантное соедение с востока, самолётами и кораблями. Однако, Браун принял более интересное - и осторожное - решение. Он решил нанести удар силами палубной авиации с юга, через Новую Гвинею (см. рис. 3). Это позволяло избежать приближения к базам японской авиации на Новой Британии, однако, было сопряжено с решением серьёзной проблемы: ударной группе предстояло предолеть горную гряду, высота которой достигала 4 500 м. Тем не менее, Браун счёл трудности преодолимыми. При этом он оставил в тылу соединение под командованием австралийца, контр-адмирала Джона Крэйса (4 тяжёлых крейсера, 4 эсминца). Он должен был держаться к востоку от о-вов Луизиады, с тем, чтобы прикрыть шедший через Коралловое море конвой от возможных покушений японцев со стороны Соломонова моря.




Рисунок 3 - Схема действий соединения Брауна (кликабельно)

Утром 10 марта "Лексингтон" и "Йорктаун" подняли в воздух свои ударные группы - всего 104 самолёта (18 истребителей, 60 пикировщиков, 25 торпедоносцев, в т.ч.  12 - с бомбами). Ударные группы успешно преодолели трудности перелёта, и атаковали японские корабли. Атака была полностью неожиданной для японцев. К самой же атаке, по ходу дела, подключились ещё 8 армейских В-17 и 8 австралийских "хадсонов".

Результаты

Американцы не встретили противодействия в воздухе - что не удивительно, принимая во внимание описанное выше. Зенитный огонь японцев так же не был результативным - им удалось сбить только один пикировщик (Ландстром записывает его на счёт развёрнутой на берегу зенитной батареи). Словом, условия для удара были благоприятными.

Всего под удар попали 16 кораблей и судов. Из них американцы утопили три - вспомогательный крейсер "Конго-Мару", вспомогательный минный заградитель "Тэнъё-Мару" и 1 транспорт. Повреждения "средней тяжести" получили два: тендер "Киёкава-Мару" и ещё 1 транспорт. Ещё четыре корабля - крейсер "Юбари", минный заградитель "Цугару" и 2 эсминца, "Юнаги" и "Асанаги" - пострадали легко. Во всех случаях речь шла, по-вимдимому, только о повреждениях от близких разрывов и пулемётного обстрела. Потери в людях составили 130 погибшими и 245 ранеными.

Лаэ и Саламауа остались японскими.

Последствия

Главным итогом этой атаки стало изменение японских планов. Иноуэ, как пишет Ландстром, был "шокирован" внезапной атакой американской палубной авиации. После этого удара он поситал, что следующий этап наступления - собственно, атака на Порт-Морсби, операция МО - требует поддержки как минимум одной дивизии авианосцев. Согласование требований Иноуэ с планами Ямамото привело, во-первых, к существенной задержке операции МО, которая была намечена на начало апреля, а состоялась в начале мая, а, во-вторых, к тому, что "Сёкаку" и "Дзуйкаку" пропустили сражение у Мидуэя. Таким образом, набег Брауна вызвал эффект домино на стратегическом и оперативном уровнях.

Теперь стоит сказать несколько слов собственно об операции МО. Первой главой японского плана был захват о. Тулаги. История об этом захвате стала римейком истории с Лаэ и Саламауа. Японцам так же удалось без помех высадить десант и захватить практически не обороняемый объект. Американцам так же удалось нанести внезапный удар по лишённому авианосной поддержки противнику - на следующий день после высадки, 4 мая 1942 г. Результаты атаки были похожи на атаку 10 марта: удар по японцам наносил "Йорктаун", который послал к цели три ударных группы (всего 99 вылетов ударных самолётов - 66 пикировщиков, 23 торпедоносца). В районе удара находились 1 минный заградитель, 2 эсминца, 2 транспорта и 3 тральщика. Американцы утопили 1 эсминец и 3 тральщика, остальные корабли отделались испугом. Своебразные атмосферные условия в районе атаки привели к тому, что у американских бомбардировщиков при пикировании запотевали прицелы - что, как пишет Ландстром, и помешало добиться решительного результата. Японцы что-то потеряли, но Тулаги стал базой японских гидросамолётов.

Любопытно отметить, что в этот американской атаке должны были помешать японские авианосцы. Должны - но не помешали. И причина этого очень интересна. Утром 4 мая "Дзуйкаку" и "Сёкаку" должны были быть в 120 милях от Тулаги - это не только дало бы возможность использовать истребители для прикрытия десанта, но и позволяло надеяться на то, что вечером того же дня пара японских авианосцев атакует одинокий "Йорктаун". Этого не случилось, потому, что "журавли" по ходу операции МО, по пути от Трука до Тулаги должны были "подбросить" девятку "зеро" в Рабаул. Попытка не удалась - между авианосцами и Рабаулом "завис" атмосферный фронт, помешавший истребителям долететь до базы. Хара потерял сутки (!), пытаясь дождаться хорошей погоды, и утром 4 мая оказался более чем в 300 милях от Тулаги.

Подробно останавливаться на событиях 7-8 мая 1942 г. здесь не будем. Заметим, что на этот раз американским авианосцам удалось не просто "потрепать" японцев, а сорвать десантную операцию. Операцию, которую обеспечивали сразу три авианосца - лёгкий "Сёхо", павший под ударами самолётов "Лексингтона" и "Йорктауна" без серьёзного сопротивления, и великолепные "Сёкаку" и "Дзуйкаку", потратившие день 7 мая на сражение с американским танкером.

Последним достойным упоминания в контексте беседы событием стала операция RY - попытка Иноуэ присоединить к своим владением небольшие океанские острова Науру и Ошен (Банаба, Ocean). Соответствующие движения Иноуэ предпринял сразу после боя в Коралловом море. Однако, у него опять не было авианосцев. Между тем, у американцев их становилось всё больше: 14 мая японская разведка (с того самого Тулаги) обнаружила TF16 Хэлси, спешившее после рейда Дулиттла поучаствовать в боях на юге. На этот раз, оказавшись в ситуации "у них есть авианосец, а у нас - нет", Иноуэ решил отменить операцию. До боёв и перестрелок дело не дошло.

Обсуждение

Любой досужий разговор о военном деле страдает от "ошибки выжившего". В фокусе внимания оказываются яркие события, дела же менее славные - или бои не случившиеся - остаются за скобками, что искажает оценку "эффективности" или "результативности". В случае с использованием авиации вообще и авианосцев в частности в морских операциях Второй мировой это искажение, вероятно, особенно сильно. Дополнение фактической базы весьма полезно и позволяет, временами, сильно менять кажущиеся очевидными выводы из "реального опыта", каковой суть лишь функция ограниченных знаний и мнений.

Приведённая выше история интересна в первую очередь в смысле проблемы планирования. Мы видим, что японцам удались высадки у Лаэ-Саламауа и Тулаги, и не удалась высадка у Порт Морсби. При этом в первых двух случаях американцы вводили в дело авианосцы, в то время как японцам это не удалось. В случае с Порт Морсби ситуация была иной - японцы имели два своих больших авианосца против двух американских, да ещё один лёгкий довеском. Это не помогло. Иными словами, мы видим ситуацию "сил больше, результат хуже" - несколько противоречивую, скажем так. Аналогично это выглядит и со стороны американцев - атаки без противодействия не позволили сорвать японские десантные планы, результатом жестокого боя, в котором американцы пострадали сильнее, стал отказ японцев от высадки. Всё это, опять же, иллюстрирует тезис о "неустойчивости" планов, и проблеме построения "планомерной" стратегии в ситуации, когда авианосцы становятся центром построения. При этом можно сказать, что опять же ключевую роль играет информация: в случае с операцией против Порт Морсби американцы смогли атаковать японский конвой до высадки, и именно этим определялась разница результатов, успех японских десантов в двух других случаях был обеспечен внезапностью. Вывод не очень утешительный в смысле планирования, поскольку ни обеспечение информационного преимущества, ни достижение внезапности не являются устойчивыми решениями - в отличие от старого доброго "перевеса в силах".

Больше красок в эту картину добавляет история с атакой на Тулаги 4 мая. История, в которой важную роль играла погода: помешавшая добиться решительного результата американским самолётам, помешавшая вмешаться в дело японским авианосцам. Это - блестящая иллюстрация тезиса Росински о "капризности" наступательной мощи авианосцев, имеющей серьёзные оперативные и стратегические последствия: если бы "Сёкаку" и "Дзуйкаку" поймали одинокий "Йорктаун" вечером 4 мая, вся история Тихоокеанской войны изменилась бы весьма существенно. И этого не случилось из-за каприза погоды. Это, вообще, характерно для морской войны, но в случае с палубной авиацией это влияние особенно сильно.

Отдельно стоит сказать и об изменения психологии, восприятия авианосцев и авиации. Удар по Лаэ и Саламауа не был чем-то совершенно новым с технической точки зрения - тем не менее, только после него Иноуэ стал считать включение авианосца в десантное соединение не опцией, а необходимостью. И отменил операцию против Науру, не имея авианосцев. Таким образом, мы видим, что влияние авианосцев на планы, оперативные и стратегические события, становилось всё более и более сильным. Оно было очень велико, спору нет, проблема, повторимся, была в том, что это влияние было труднопредсказуемым.

Продолжая душевную тему, обратимся к материальным результатам удара американцев по Лаэ и Саламауа. К ним можно прицепить разные прилагательные, в диапазоне от "ограниченных" до "существенных". В любом случае, можно сказать, что эти результаты заставляют ещё раз задуматься о результатах воздушных атак как функции "силы, времени, расстояния". Корабли, оказавшиеся в зоне действия вражеской авиации без прикрытия, не были безусловно обречены - этот нехитрый вывод стоит, всё же, периодически освежать.

Заметим, что Браун имел безусловное превосходство над своим противником и в кораблях (всего 24 единицы против 16 в районе атаки) и в самолётах (даже с учётом того, что имел Иноуэ на базе). Можно утвеждать, что Браун имел достаточно сил для полного уничтожения противника, особенно если бы он атаковал японский отряд и самолётами, и кораблями, что было частью стандартной процедуры того времени. Этого, однако, не случилось. Во многом по тем же "душевным" причинам, в силу "аэрофобии", которую мы обозначили как неадекватную оценку воздушной угрозы.

Единственной причиной для оригинального решения Брауна с ударом через папуанские горы было нежелание входить в зону действия японской базовой авиации. Каковая, рискнём утверждать, не представляла смертельной угрозы для Брауна. Более того, сам он собирался войти в зону её действия для удара по Рабаулу и Гасмате. И, ещё более того, он собирался подкрепить удары авиации ударами крейсерско-миноносных групп, не имеющих авианосного прикрытия. Однако, получив возможность сменить объект атаки (решение Браун принимал лично), он решил сполна использовать возможность, которую давали ему авианосцы - и атаковать противника из-за гор. Таким образом, наличие авианосцев позволило Брауну принять осторожное решение, которое, вероятно, сильно уменьшило потери японцев.

Здесь мы вплотную подходим к заглавной теме. Оставим за скобками вопрос о том, что было бы, если бы у Брауна вместо "Лексингтона" и "Йорктауна" были бы "Вашингтон" и "Норт Каролина". Зададимся более простым вопросом - что было бы, если бы у Брауна не было авианосцев вообще, но были те же 8 тяжёлых крейсеров и 14 эсминцев? Очевидно, что при таком превосходстве в силах, и, что важно, численном превосходстве - 22 корабля против 16 японских "единиц" в районе атаке - американцы могли полностью уничтожить японское соединение. На возникающий вопрос о потенциальной угрозе атаки базовых ударных самолётов из Рабаула можно ответить реальным примером: эти самые самолёты 7 мая 1942 г., во время боя в Коралловом море, дважды атаковали группу контр-адмирала Крэйса (3 крейсера, 3 эсминца). В первой атаке приняли участие 12 торпедоносцев, из них 5 были сбиты, корабли союзников не пострадали. Во время второго удара - 19 бомбардировщиков с горизонтального полёта - не пострадал никто.  Другой вопрос, которым следует сопровождать каждую альтернативу, звучит так: "Могло ли это прийти к голову?" Могло. Про "стандартную процедуру" мы уже сказали несколько раз. Теперь добавим: всё тот же контр-адмирал Крэйс был разочарован, когда Браун поручил ему "стеречь калитку", в чём и признался дневнику. При этом можно заметить, что его отряд мог добраться до пунтка японской высадки одновременно с самолётами и... ну, вы понимаете.

Таким образом, в случае с атакой Лаэ и Саламауа мы приходим к неожиданному выводу: возможно (разумеется, возможно) наличие авианосцев лишило американцев (союзников) возможности нанести сокрушительный удар по японскому десантному соединению. Звучит скандально, но аргументы изложены выше. Остаётся добавить факты: как ни оценивай результаты американской атаки 10 марта 1942 г., они не идут ни в какое сравнение с результатом японской атаки 8 августа того же года, известной как бой у о. Саво. Атаки, проведённой в ситуации "у одних авианосец есть, у других авианосца нет". Атаки, проведённо стороной без авианосца.

Заключение

Едва ли из сказанного выше можно вывести короткий хлёсткий тезис - за крейсера, против авианосцев, например. Впрочем, я к этому и не стремился. Сегодняшнее сообщение, в общем, развивает идеологию сообщения давешнего: с авианосцами всё сложно. И даже ещё сложнее, чем казалось нам давеча.

Tags: Вторая мировая, авианосцы
Subscribe

Posts from This Journal “авианосцы” Tag

  • Шерман против Шермана

    О ходе национальной мысли. В наших разговорах мы часто используем обороты типа "немцы считали" или "англичане думали". Эти…

  • О военно-технической истине

    Против редукционизма. Техника привлекает большую часть досужего и профессионального интереса к морской войне после 1854 г. - думаю, многие…

  • Мидуэй: перспективы и альтернативы

    Можно было без авианосцев. Посмотрел первую часть рассказа Максима Токарева о Мидуэе. Обратил - как, думаю, многие - внимание на реплику о…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 74 comments

Posts from This Journal “авианосцы” Tag

  • Шерман против Шермана

    О ходе национальной мысли. В наших разговорах мы часто используем обороты типа "немцы считали" или "англичане думали". Эти…

  • О военно-технической истине

    Против редукционизма. Техника привлекает большую часть досужего и профессионального интереса к морской войне после 1854 г. - думаю, многие…

  • Мидуэй: перспективы и альтернативы

    Можно было без авианосцев. Посмотрел первую часть рассказа Максима Токарева о Мидуэе. Обратил - как, думаю, многие - внимание на реплику о…