naval_manual (naval_manual) wrote,
naval_manual
naval_manual

Category:

Несчастные мэхэнианцы: Сато против Кладо

Ещё одно приложение.

Тема чуть более важная, чем способность России превзойти Британию длиной линии, и так же оставленная за скобками эпоса - это тема сравнения действий японского флота в 1904 г. в Жёлтом и Японском морях. Эти действия различались существенно, принципиально. Разница, в свою очередь, позволяет чуть лучше понять - как японцев, так и, что куда важнее, загадочных русских.

К сожалению, у меня немного первичного материала для обсуждения этой темы. Между тем, пример с комментарием Макарова к действиям Ито в 1894 г. лишний раз показывает ограниченность библейского метода "узнавания по плодам" в применении к расшифровке замыслов. Посему обсуждать постараемся предельно осторожно,

Известно, что Того, при обсуждении плана войны, в ответе на частное письмо начальника МГШ Ито от 15 декабря 1903 г. писал, что у него "нет особого плана для действий против больших крейсеров, угрожающих Хоккайдо... Нам лучше позволить противнику делать у Отару всё, что он хочет". (см. всё ту же статью Aizawa K. Differences Regarding Togo’s Surprise Attack on Port Arthur во втором томе сборника The Russo-Japanese War in Global Perspective: World War Zero). Известно, что первые две операции нашего Владивостокского отряда вынудили японский МГШ - видимо, по распоряжению Ставки - приказать Того предпринять что-то против Владивостока. Иными словами, полностью игнорировать действия наших крейсеров японское рукводство не смогло, и возникло некоторое расхождение во взглядах на операции между Того и его начальством. Это указывает на известную продуктивность идеи контр-адмирала В.К. Витгефта и адмирала Е.И. Алексеева с созданием Владивостокского отряда.

Известно, что за первой наступательной операцией против Владивостока - бомбардировкой 22 февраля/6 марта 1904 г. - последовала вторая, представлявшая собой сочетание "демонстрации силы" со скрытной минной постановкой (эту обширную программу силы 2-й эскадры вице-адмирала Камимуры выполнили 15-16/28-29 апреля 1904 г.). Эта операция так же была результатом переписки между МГШ и Того. Последний решил отделить силы Камимуры только после успеха "Седьмой и восьмой атак Порт-Артура".

Наконец, известно, что второй поход эскадры Камимуры к Владивостоку стал последним в 1904 г. В Жёлтом море Соединённый флот Того вёл напряжённую наступательную кампанию против Порт-Артура. Действия против Владивостока были эпизодическими. И если летом 1904 г. в Жёлтом море Того смог перейти к блокаде Порт-Артура, то Владивосток остался "без присмотра". Эскадра Камимуры взяла под охрану Корейский пролив, приняв пассивный образ действий.

За неимением документальных свидетельств полноценное обсуждение причин пассивности 2-й эскадры Соединённого флота невозможно. Можно утверждать, что для организации блокады Владивостока Камимура не имел достаточных сил и передового пункта базирования. Действия, аналогичные действиям Того против Порт-Артура в феврале-апреле 1904 г., представляются в принципе взоможными. Дефицит угля и снарядов мог быть одной из причин отказа от таких действий. Кроме того, силы Камимуры были резервом Того на случай боя с Порт-Артурской эскадрой - если это было главным соображением, то мы опять же видим результат влияния идеи Витгефта-Алексеева на действия японцев. Наконец, ещё одной причиной могли быть опасения по поводу возможного появления Владивостокского отряда в тылу Камимуры. Тем более, что именно это и случилось во время второго похода Камимуры к Владивостоку, когда наши крейсера утопили вооружённый транспорт "Кинсю-мару", при этом погибли находившиеся на борту транспорта 120 японских солдат. Если подобные соображения действительно имели место быть, то мы можем предположить, что причиной относительной пассивности 2-й эскадры могла быть относительная активность Владивостокского отряда.

Так, или иначе, известно, что обратное было вполне верно: пассивность 2-й эскадры Камимуры способствовала наращиванию активности Владивостокского отряда летом 1904 г. В действиях нашего отряда было два больших перерыва. Первый, в марте, был связан со сменой командования флота и отряда, и особым распоряжением нового командующего, вице-адмирала С.О. Макарова. Второй перерыв, майский, был связан с очередной сменой командования флотом (вызванной, как известно, успехами Того) и аварией "Богатыря". Тем не менее, к июню, когда всё наконец-то утряслось, Владивостокский отряд перешёл к систематическим набеговым и крейсерским операциям. Операциям агрессивным, имевшим серьёзный материальный результата. Операциям, которые - до поры - не встречали вполне эффективного противодействия японцев. Отдав инициативу противнику, японцы  оказались в невыгодном положении.

Здесь, для начала, стоит подчеркнуть характер действий русского флота. Действий - повторимся - активных, агрессивных, успешных и - с лета - систематических. Эти действия не дают принять оценку русского флота как пассивного в целом. Более того. Заметим, что два успеха в борьбе с японскими войсковыми перевозками были достигнуты в разных комбинациях "начальник-исполнитель". "Кинсю-мару" был потоплен отрядом под командованием контр-адмирала К.П. Иессена, который вышел в море по распоряжению временно занимашвего пост командующего флотом Алексеева. Самая успешная операция - первый поход в Корейский пролив, известный в Японии как "катастрофа с "Хитати-Мару" - была проведена под непосредственным командованием вице-адмирала П.А. Безобразова, по замыслу и плану командующего флотом вице-адмирала Н.И. Скрыдлова. Иными словами, здесь можно позволить себе заподозрить за русскими адмиралами склонность к активности, в которой им обычно отказывают.

Эти подозрения укрепятся, если принять во внимание тот факт, что два первых "порт-артурских командующих" - вице-адмиралы О.В. Старк и С.О. Макаров - так же пытались развернуть наступательные действия в Жёлтом море. Первый использовал для этого крейсера (и, совместно с Алексеввым, планировал более радикальные действия), второй - миноносцы. Вспомним так же, что 10/23 июня 1904 г. Витгефт - по настоянию Алексеева - вывел эскадру в море для того, чтобы в генеральном сражении нанести поражение ослабленному, как считалось, японскому флоту.

Активность и Старка, и Макарова, и Витгефта была подавлена действиями Того. Таким образом, от положительных оценок в отношении нашего флота мы возвращаемся к положительным оценкам действий Того. Успешная борьба за инициативу в Жёлтом море со стороны японцев не была борьбой с противником безвольным и пассивным. Действия того - настойчивые, разнообразные, активные - привели к тому, что противник Того стал пассивным. Это указывает как на таланты Того, так и на необходимость оных талантов и вдохновлённых ими действий для общего успеха.

Впрочем, вернёмся в Корейский пролив. Отказавшись - по тем или иным причинам - от наступления на Владивосток, японцы должны были выбрать форму пассивных действий. Вариантов было два: организация конвоев или "зональная оборона". Выбран был второй, при этом имевшихся у Камимуры сил не было достаточно для организации надёжной дозорной службы на подходах к Корейском проливу, что и привело к успеху первого рейда Безобразова. Однако, и после этого набега японцы не перешли к введению конвойной системы, продолжая "настаивать" на "зональной обороне". Новых бед им это не принесло, однако успешное проникновение Иессана за японскую завесу в ночь перед боем у Ульсана показывает, что система не была надёжной. Отказ от "мэхэнианского наступления" привёл к серьёзным издержкам, и даже итоговый успех - победа при Ульсане - нельзя назвать свидетельством в пользу предложенной системы потому, что сам бой стал возможен только благодаря успеху японского линейного флота в бою у Шантунга.

Выбор в пользу "зоны" особенно интересен потому, что начальником штаба 2-й эскадры было Сато Тэцутаро. Принципиальный, как мы теперь знаем, противник конвойной системы. С выводами спешить не стоит - в своих действиях Камимура периодически следовал указаниям то Того, то МГШ - но как любопытный этот факт отметить стоит. Радикальный мэхэнианец, сторонник борьбы за господство на море вынужден был заниматься планированием операций, более соответствующих сложившейся позже изощрённой теории Корбетта.

Сюжет становится ещё более забавным, если вспомнить судьбу визави Сато, главного русского мэхэнианца - Н.Л. Кладо. Он, как известно, был включён в штаб Скрыдлова. Более чем вероятно, что Кладо участвовал в подготовке составленного Скрыдловым в апреле 1904 г. наброска плана кампании, оставшегося единственным российским планом, в котором действия 1-й и 2-й тихоокеанских эскадры увязывались воедино. Это упражнение оказалось, впрочем, единственным в своём роде. И если Сато работал над ненавистной любому мэхэнианцу "защитой коммуникаций", то Кладо участвовавл в планировании презренных крейсерских операций. Таким было военное несчастье двух братьев-мэхэнианцев.

Tags: патриотическим курсом, русско-японская, теория
Subscribe

Posts from This Journal “патриотическим курсом” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 62 comments

Posts from This Journal “патриотическим курсом” Tag