naval_manual (naval_manual) wrote,
naval_manual
naval_manual

Categories:

Мост и стена. Боевой флот министра Ямамото. Часть II

Продолжение. Часть I здесь.

Цель: борьба с великими державами

Сайго быстро оценил сложившуюся по итогам войны с Китаем ситуацию и не стал терять время. Уже в мае 1895 г. министр предложил Ямамото представить соображения по поводу новой морской политики [5, c. 84]. Ямамото, в марте того же года произведённый в контр-адмиралы и получивший пост начальника Военно-морского отдела министерства, оперативно подготовил докладную записку. В ней, в частности, говорилось [7, с. 47]:

Если оценить наши нынешние морские силы, то может сложиться впечатление, что голый мужчина с мечом противостоит врагу, защищённому шлемом и панцирем. Это отчасти объясняется традиционной философией японского флота, но и недостаточное финансирование судостроения играет свою роль. Хорошим примером [служат] крейсера "Нанива" и "Такатихо": они вооружены орудиями слишком большого калибра для их размеров и конструкции;  защитой в известном смысле пренебрегли, в сравнении с наступательной мощью. Мы должны приложить все усилия к тому, чтобы, с учётом имеющихся финансовых возможностей, получить в будущем хорошо сбалансированные корабли. В частности, мы должны обеспечить соответствие оборонительных возможностей возможностям наступательным.

[При рассмотрении оперативных вопросов следует принять], что есть [только] одна держава, с которой Японии придётся в будущем столкнуться в Восточной Азии... помимо неё, немного найдётся стран, которые будут противостоять Японии в одиночку. В настоящем обсуждении состава сил японского флота, необходимо рассматривать возможность наступления в Восточной Азии одной страны или союза стран. Следует готовить флот, соразмерный этим силам.

Японии следует иметь главные силы флота, состоящие из броненосцев и крейсеров первого класса. Лёгкие силы, особенно те, [что состоят из кораблей рангом] ниже малого крейсера, следует использовать как вспомогательные. [На основе сравнения] сил Японии и вышеупомянутых стран, [можно утверждать, что] главные силы [нашего] флота должны состоять из шести броненосцев и шести крейсеров первого класса.

Записка была лишь началом. Сайго хотел основательно подготовиться к будущему обсуждению программы расширения флота - и в правительстве, и в парламенте. Министр попросил Ямамото подготовить целую серию документов с предложениями и аргументацией [5, с. 85]. Среди этих документов был доклад, который Сайго представил кабинету министров в июле. В нём идеи первой докладной записки были изложены чётче, и получили дальнейшее развитие [7, с. 47]:

– Англия и Россия имеют различные интересы в Восточной Европе и Азии, посему маловероятно, что они могут составить коалицию против Японии. Для того, чтобы определить размер и силу [нашего] флота, [мы должны выбрать] в качестве мерила либо Британию, либо Россию в союзе с Францией (или одной-двумя другими малыми странами). Будет достаточно построить флот, превосходящий тот, который может быть послан в Азию одной или другой державой.

– Исходя из настоящей ситуации, Британия может быстро отправить в Азию от трети до половины современных броненосных судов, находящихся в Средиземном море. Ситуация с Россией аналогична. Необходимо быть готовыми к обеим ситуациям.

– Если вышесказанное верно, Великобритания или Россия с её союзниками могут быть способны послать пять или шесть современных броненосных кораблей в Азию. Для того, чтобы им противостоять, требуется построить четыре первоклассных броненосных корабля; вместе с двумя линкорами, которые уже строятся, это даст нам силу в шесть современных больших броненосных кораблей.


Следует оговориться, что оба приведённых выше фрагмента, как и некоторые из следующих ниже, являются двойным переводом с японского, причём промежуточный английский язык не является родным для автора, работавшего с оригиналом - в данном случае Ганса Ленгерера. Это требует известной осторожности при анализе текста. Тем не менее, основные идеи, можно надеяться, переданы достаточно верно и полно.

Итак, весной-летом 1895 г. Ямамото сформулировал основную цель японской морской политики: флот нужен был для того, чтобы противостоять возможному вмешательству великих держав в дела Восточной Азии. Здесь можно увидеть некоторую аналогию с американской "доктриной Монро". В целом это было весьма смелое предложение для Японии и её флота.

Стоит отметить, что ранее, в апреле 1891 г., вице-адмирал Арити Синанодзё, (начальник Морского штаба в 1889-1891 гг., командующий Эскадрой постоянной готовности 1891-1892 гг.), представил министру Кабаяме докладную записку, в которой так же, как и Ямамото - спустя четыре года - обосновывал необходимость строительства флота, основу которого составят шесть первоклассных броненосцев. Он так же принимал во внимание возможность прибытия на Дальний Восток европейских флотов (и сделал ещё ряд интересных замечаний, которые будут упомянуты ниже), и так же исходил из возможного состава этих эскадр. Однако он считал, что "японский флот должен быть на первой линии обороны страны", и свои рассуждения строил, исходя из того, что европейский флот атакует непосредственно Японию [7, с. 54].

Арити и Ямамото были согласны в смысле определения "эталонного противника", они оба опирались на близкие оценки силы потенциального противника, и оба сделали схожие выводы относительно методов и сил, которые были нужны Японии. Расхождение было  в одном, но важном пункте: Арити говорил о создании инструмента обороны, в то время как Ямамото говорил об инструменте обеспечения внешней политики. Логика Ямамото была более продуктивной: во-первых, непосредственная атака Японии европейской державой была абстрактной угрозой, в отличие от возможного "вмешательства в дела Восточной Азии"; и, во-вторых, если идея Арити прямо сталкивала флот с армией (которая отнюдь не желала расставаться с ролью главного защитника Японии), то логика Ямамото делала флот и армию союзниками, поскольку в интересы последней входило движение на континент.

Если говорить об отличиях в двух приведённых выше фрагментах, то стоит обратить внимание на следующее. Во-первых, если в докладной записке речь идёт об "одной стране" (и под ней подразумевается России), то в докладе в качестве основных потенциальных противников указаны Россия или Великобритания. Во-вторых, если в мае Ямамото писал о флоте, "сравнимом" (matching в переводе Ленгерера) с европейской эскадрой, то в июле Сайго говорил (словами Ямамото) о флоте, превосходящем (superior) потенциального противника. Иными словами, смелая идея стала ещё смелее. В-третьих, в докладе не упомянуты крейсера, что так же представляется важным: первая шестёрка в известной формуле Ямамото "6-6" была главной.

Метод: господство на море

Идея создания флота для противостояния эскадрам великих держав была смелой сама по себе. Однако ещё более смелой её сделал ключевой постулат доклада Сайго: "Основной задачей флота является завоевание господства на море" [6, с. 83]. Ямамото предложил, а Сайго согласился с тем, что японский флот должен не просто готовиться к противостоянию с флотом великой державы, а стремиться к безусловной победе в этом противостоянии.

Для того, чтобы сделать подобное предложение в Японии летом 1895 г., нужно было быть крупным визионером - или авантюристом. В составе русской эскадры вице-адмирала С.П. Тыртова, прибывшей в Чифу и заставившей японцев отказаться от притязаний на Ляодун, было сразу пять крупных кораблей - броненосец "Император Николай I", броненосные крейсера "Адмирал Нахимов", "Память Азова", "Владимир Мономах", бронепалубный крейсер "Адмирал Корнилов" - существенно превосходивших по размерам и боевой мощи любой японский корабль. На Балтике к дальнему походу готовились ещё два крупных броненосных крейсера - только что построенный "Рюрик" и прошедший капитальный ремонт с перевооружением "Дмитрий Донской". В среднесрочной перспективе японцы должны были получить два современных броненосца - недавно начатые постройкой "Фудзи" и "Ясима". Россия уже имела в строю ещё один крупный броненосец - "Император Александр II" - а на Балтике в разных стадиях постройки находилось сразу пять кораблей ("Наварин", "Сисой Великий", "Петропавловск", "Полтава", "Севастополь"), и один большой броненосный крейсер ("Россия"). Превосходство России было подавляющим. Однако, это не обескуражило Ямамото и Сайго.

Сама идея о том, что именно борьба за господство на море является главной задачей флота, сложилась у Ямамото раньше. Показательным представляется имевший место летом 1894 г. эпизод, который упоминается в нескольких работах [1, с. 25; 5, с. 92], но наиболее полно описан в книге А.В. Полутова [6, c. 259]. Речь идёт о перепалке Ямамото с заместителем начальника Генерального штаба Каваками Сороку , случившейся в июне 1894 г. на заседании кабинета министров, посвящённом планированию войны против Китая  июне 1894 г. В изложении А.В. Полутова знаменитый диалог проходил так:

Каваками: "Армия рассчитывает как можно быстрее высадить на Корейском полуострове две дивизии и в связи с этим желала бы, чтобы флот обеспечил охрану транспортных судов".

Ямамото: "Нашим противником является Китай, флот которого гораздо сильнее японского. Распыление наших малочисленных кораблей для охраны каждого транспорта не даст никакого эффекта. Кроме того, ждать выхода флота противника и отражать его атаку на транспорты для нашего небольшого флота не представляется возможным".

Кавками: "Что же Вы в этом случае предлагаете?"

Ямамото: "Флот прежде всего должен стараться навязать противнику решающее сражение. И уже по его результатам можно будет провести высадку основных сил на Корейском полуострове".

Каваками: "То есть Вы предлагаете ничего не предпринимать и только выжидать удобного момента?"

Ямамото: "Если Вы с этим не согласны, то пусть Ваши доблестные сапёры построят мост до Кореи, по которому вы вполне сможете переправиться".

Описание этого диалога в других источниках несколько отличается, и, возможно, он отчасти апокрифичен. Тем не менее, можно рискнуть дать некоторые комментарии к этому тексту. Во-первых, эта перепалка была частью длительной - и поначалу безуспешной - борьбы Ямамото за независимость МГШ от армейского Генерального штаба. Это вызывает вопрос о том, чего в этом тексте больше - веры Ямамото в идею, или стремления подобрать красивые аргументы в бюрократической борьбе. Впрочем, одно не противоречило другому - соответствующие соображения, скорее, подкрепляли друг друга. Во-вторых, яркое выступление результата не дало, японский флот в войне с Китаем вынужден был действовать в соответствии с планами Генерального штаба. В итоге китайский флот надолго оставался "без присмотра", флот же японский - в том числе главные силы - занимался конвоированием войсковых транспортов.

Этот факт не ускользнул от внимания адмирала С.О. Макарова. В декабре 1896 г. он следующим образом прокомментировал действия японцев против Китая:

Заговорив о принципах вообще, позволю себе сказать еще раз, что к ним надо относиться осмотрительно. Коломб и Мэхен проповедуют, что раньше, чем предпринимать десантную экспедицию, нужно уничтожить военный флот противника. Руководствуясь этими принципами, японский адмирал Ито должен был сначала уничтожить китайский флот, а потом уже приняться за содействие армии фельдмаршала Ямагато. Для уничтожения китайского флота надо было перейти к порту Артур и брать этот порт с моря или же блокировать порт, чтобы запереть в нем китайский флот. Операции на берегу от этого, без сомнения, сильно пострадали бы, ибо движение береговой армии и подвоз провианта всецело зависели от поддержки флота. Береговые перевозочные средства были крайне недостаточны, и Ямагато требовал, чтобы перевозка всех материалов была как можно дальше от линии операции, да и время не ждало приближалась холодная пора. Ито, вероятно, понимал, как важно уничтожить китайский флот, но обстоятельства заставляли Ито поступить иначе. При более энергичном противнике может быть следовало поступить иначе, но в тех обстоятельствах, в которых был адмирал Ито, выбор рода действия был правилен и оправдался в деле. Отсюда мы можем вывести заключение, что Наполеон был прав, когда сказал, что на войне обстановка повелевает.

На деле то, что Макаров принял за благоразумие японских адмиралов, было настойчивостью японских генералов. Желаемый образ действий японского флота был иным. К сожалению, с этим - иным - образом действий Макарову пришлось столкнуться лично, и в этом столкновении он погиб.

Таким образом, формулировка Ямамото не была естественным выводом из итогов успешной войны. Он не собирался следовать принципу "работает - не тронь", и всячески способствовал дальнейшему развитию боевой философии японского флота. Одним из тех, кому сам Ямамото поручил эту работу, стал Сато Тецутаро. Ещё до японо-китайской войны Сато опубликовал работу "Личное мнение о проблемах национальной обороны", чем, вероятно, привлёк к себе внимание руководства флота [1, с. 135-136]. Летом 1896 г. лейтенант Сато поступил на службу в Военно-морской отдел министерства, под непосредственное начальство Ямамото. Проработав в министерстве три года, Сато, уже в чине капитан-лейтенанта, отправился в длительные командировки сначала в Великобританию (1899-1901 гг.), а потом в США (1901 г.), где занимался углубленным изучением проблем военно-морской истории и теории.

По возвращении в Японию Сато написал новую книгу, "Теория национальной обороны", которая была опубликована в 1902 г. японским "Обществом друзей флота" и  представлена министром Ямамото самому императору. В этой книге Сато, во вполне классическом стиле - с отсылкой к опыту англо-голландских войн - прямо противопоставил борьбу за господство на море непосредственной защите коммуникаций [8, c. 99]:

В то время как голландцы полагали, что единственным способом обеспечения безопасности морской торговли было непосредственное сопровождение торговых судов военными, англичане полагали, что лучше завоевать господство на море с тем, чтобы торговые суда могли свободно двигаться в зоне господства, и эти стратегии привели [одна - ] к упадку голландской и [другая - к] процветанию британской морской торговли.

Сама книга, которую Ямамото активно распространял среди парламентариев, членов кабинета и влиятельных политиков, говорят, произвела эффект, обратный желаемому. Постулированная в работе идея о приоритете флота перед армией привела к мобилизации "армейской оппозиции" - и, возможно, к тому, что представленная на сессии парламента 1902/1903 гг. новая кораблестроительная программа провалилась [1, c. 136]. Тем не менее, идеология "господства на море" продолжала укрепляться как минимум внутри самого флота и, возможно, оставила след в умах нужных людей.

Спустя год, в самом конце 1903 г., Ямамото удалось, наконец, добиться желанной независимости МГШ. Если по положению о Ставке Верховного Главнокомандующего, утверждённому в 1893 г., начальник армейского Генерального штаба отвечал за планирование операций как флота, так и армии, то по новому положению от 28 декабря 1903 г. эти функции были разделены, теперь Генеральный штаб отвечал за армейские планы, а МГШ - за флотские [6, с. 257-258]. Таким образом, накануне русско-японской войны японский флот получил бюрократический аппарат, необходимый для проведения в жизнь разработанных флотскими офицерами концепций.

Наконец, следует сделать ещё одно замечание относительно ключевой формулировки. Она, помимо прочего, делала флот инструментом войны постольку, поскольку само понятие "господства на море" соответствует определённому состоянию в ходе боевых действий и лишено содержания в мирное время. Вероятно, Ямамото осознавал это в полной мере. Кажущаяся тривиальной, эта мысль таковой, на самом деле, не является. Так, например, Тирпиц при создании "теории риска" уделял основное внимание политической роли флота, при этом стройной концепции применения флота в случае войны ни он, ни его коллеги создать не смогли.

Средства: "боевой флот"

Можно было бы сказать, что выбор средств был фактически определён выбором метода, однако, строго говоря, это не так. Так, например Теофиль Об, отнюдь не считал, что отказ от больших броненосцев равносилен отказу от борьбы за господство на море - напротив, он предполагал (и пытался доказать это предположение на манёврах), что большие массы миноносцев способны установить контроль над обширными районами моря, как минимум при наличии относительно узких проливов, ведущих в эти районы. Эта оговорка в беседе о японском флоте представляется важной сразу по трём причинам. Во-первых, японцы были знакомы с идеями jeune ecole и пытались их использовать, в той или иной форме. Во-вторых, японский флот, созданный под влиянием этих идей, добился успеха в борьбе с китайцами. В-третьих, захват Пескадорских островов и Формозы позволил японцам замкнуть цепь островов, охватывающую четыре моря (Охотское, Японское, Жёлтое и Южно-Китайское) - что, в теории, позволяло предотвратить проникновение в эти моря вражеского флота с помощью миноносцев, контролирующих относительно узкие проливы.

Таким образом, выбор в пользу линейного флота не был тривиальным даже после выбора в пользу господства на море. Тем не менее, Ямамото и Сайго этот выбор сделали. В докладе Сайго кабинету министров говорилось [7, с. 48]:

- основной задачей флота является завоевание господства на море. Для решения этой задачи японский флот должен иметь могущественные главные силы, способные противостоять любому противнику;

- ядром главных сил дожны быть эскадренные броненосцы;

- помимо броненосцев, главные силы нуждаются в силах обеспечения, состоящих из крейсеров и небольших кораблей.


Некоторые исследователи ставят Ямамото в особую заслугу желание создать "сбалансированный флот" [1, с. 59; 5, с. 84]. Однако, само по себе предложение многолетней кораблестроительной программы, предусматривающей создание кораблей разных классов, предназначенных для выполнения различных функций, едва ли можно назвать революционным - даже для Японии 90-х годов. Более интересным представляется то, какие конкретно функции автор программы приписывал "малым кораблям".

Ямамото подготовил обоснования для каждого класса включённых в новую программу кораблей. По утверждению Эванса и Питти, с точки зрения Ямамото крейсера были нужны для того, чтобы "искать и преследовать противника", а миноносцы - для того, чтобы атаковать его корабли в базах [1, c. 59]. Если это изложение полно, то можно обратить внимание на тот факт, что крейсера не предназначались для действий - оборонительных или наступательных - на коммуникациях, а способность миноносцев действовать против флота на ходу так же вызывала сомнения. Предложенный Ямамото флот хочется назвать не сбалансированным, а - используя кальку с английского - "боевым". Оставив за скобками действия на коммуникациях и обозначив роль малых, в том числе минных, кораблей как "вспомогательную" или "обеспечивающую", Ямамото сформулировал концепцию флота, предназначенного прежде всего для прямого противостояния флоту противника.

Потребный состав этого флота в июльском докладе определялся следующим образом [7, с. 48]:

- ... необходимо создать флот из 6 броненосцев, 18 крейсеров, 6 торпедных канонерских лодок и 2 тендеров миноносцев. Настоящая программа предусматривает постройку четырёх броненосцев в дополнение к двум броненосцам, строительство которых уже утверждено предыдущей программой. Кроме того, по настоящей программа предлагается построить девять крейсеров, три торпедных канонерских лодки и один тендер миноносцев. Состав сил, определённый настоящей программой, будет достигнут [с прибавлением] кораблей, уже построенных или строящихся, или кораблями, которые будут предложены в следующих программах.

Следует заметить, что состав кораблей, которые предлагалось построить по программе 1895 г. - очевидно, в этом виде представленной парламенту - несколько отличался. По этому предложению японский флот должен был получить 4 броненосца, 11 крейсеров - 4 крейсера 1 класса водоизмещением 7 300 т, 3 крейсера 2 класса типа "Ёсино", 4 крейсера 3 класса водоизмещением 3 000 т - 2 посыльных судна водоизмещением 1 900 т, 5 торпедных канонерских лодок типа "Тацута", и 2 тендера миноносцев [7, с. 48]. Кроме того, предполагалась постройка 75 истребителей и миноносцев.

Следует отдельно остановиться на числе крейсеров. В 1895 г. в строю или постройке находилось 7 бронепалубных крейсеров - "Нанива", "Такатихо", "Ёсино", "Акицусима", "Идзуми", "Сума" и "Акаси". Соответственно, предложенные в программе 1895 г. 11 крейсеров должны были довести общее число до желаемого - 18. При этом предполагалась постройка только четырёх крейсеров 1 класса. Таким образом, можно утверждать, что знаменитая формула Ямамото "6-6", появившаяся в первой его докладной записке, не была чем-то неизменным, и летом 1895 г. от неё - ненадолго - отказались.

Помимо этого, в докладе Сайго было предусмотрено создание второго, "оборонительного" флота [7, c. 48]:

В дополнение к предложенным быстроходным крейсерским силам, будут созданы "оборонительные" силы из числа уже имеющихся кораблей, поскольку последние неспособны действовать совместном с главными, линейными силами. Оборонительные силы могут выполнять задачи мирного времени.

Таким образом, Ямамото и Сайго предусмотрели организацию сил флота, позволяющую освободить корабли первой линии как от рутинной стационерной службы в мирное время, так и от выполнения вспомогательных задач во время войны.

Собственно, программа 1895 г. фактически стала двумя программами, одобренными на двух сессиях парламента, в 1895/1896 и 1896/1897 гг. Финансирование программы так же предполагалось выполнить в два этапа, первый этап 1896-1902 гг., предусматривал выделение 94 млн. иен, второй период - выделение ещё 118 млн. иен до 1905 г. Исходная программа претерпела некоторые изменения, главным из которых стало увеличение числа крейсеров 1 класса до шести (и уменьшение числа предполагавшихся к постройке бронепалубных крейсеров). В целом итоговая программа выглядела так [7, с. 49]:

Броненосцы - 4 (фактически построено - 4)

Крейсера 1 класса - 6 (6)

Крейсера 2 класса - 3 (3)

Крейсера 3 класса - 2 (3)

Торпедные канонерские лодки - 3 (1)

Канонерские лодки - 0 (3)

Истребители - 12 (23)

Миноносцы 1 класса - 16 (16)

Миноносцы 2 класса - 37 (37)

Миноносцы 3 класса - 10 (10)

Следует так же отметить, что предложенная программа предусматривала модернизацию военно-морских баз и судостроительной промышленности. Впрочем, от первоначально планировавшейся постройки в Японии одного броненосца и двух крейсеров 1 класса пришлось отказаться - из числа крупных кораблей в Японии по этой программе были построены только три крейсера 3 класса, одна торпедная и три канонерские лодки, остальные были заказаны за границей.

Утверждение программы 1895-1896 гг. стало блестящей победой Сайго и Ямамото, сумевших извлечь из благоприятной ситуации лета 1895 г. практически всё возможное. В 1897-1900 гг., на пике расходов по новой программе, бюджет флота составлял от 50 до 62 млн. иен, или от 22% до 26% национальных расходов. В 1898 г. и 1899 г. расходы на флот превысили расходы на армию [5, с. 104].

Средства: большие броненосцы

Роль фронтменов программы 6-6 досталась четырём эскадренным броненосцам - "Хацусэ", "Сикисима", "Асахи" и "Микаса". Главной особенностью этих кораблей были размеры: нормальное водоизмещение в пределах 14 500...15 000 т. Только Великобритания в то время имела столь же крупные броненосцы, остальные морские державы - Россия, Франция, Германия, США, Италия - ограничивали водоизмещение своих кораблей пределами в 9 000...13 500 т. Страны же "второго эшелона" и ограничивались небольшими броненосцами вроде китайских типа "Динъюань" (7 400 т) или чилийского "Капитана Пратта" (6 900 т). Некоторым исключением в этому ряду в то время были только испанцы, заказавшие во Франции относительно крупный "Пелайо" (9 700 т).*

На этом фоне заказ "Фудзи" и "Ясима" выглядел смелым шагом в исполнении "не-передовой" страны. Переход же Японии к заказу крупнейших в мире броненосцев был революционным. И дело было не только в желании получить сильнейшие в мире корабли за счёт отказа от "мелочной экономии", за которую часто критикуют флотское и политическое руководство континентальных европейских держав того времени. Приобретение крупнейших броненосцев было попыткой в полной мере использовать относительную выгоду географического положения Японии [7; с. 53]:

- броненосцы такого размера не моугт пройти Суэцким каналом. Поэтому вражеский флот с кораблями сравнимых размеров вынужден будет идти вокруг м. Доброй Надежды, что потребует времени и денег. Значительные запасы угля придётся взять с собой, поскольку при нейтралитете Британии необходимые угольные станции будут недоступны.

- если противник пошлёт линейный флот на Дальний Восток, большая часть наших сил будет [связана] задачей обороны военно-морских баз, верфей и мест на нашем побережье, хорошо подходящих для создания [противником оперативных] баз. Поэтому мы должны увеличить наш флот... так, как это предусмотрено в предложенной программе. У противника нет верфей и доков, способных принять его большие корабли на Дальнем Востоке, и строительство... или расширение имеющихся мощностей потребует значительных затрат...;

- корабли, которые противник сможет послать на Дальний Восток через Суэцкий канал, будут [не более чем] броненосцами 2-го класса и крейсерами. Если мы будем иметь силы из шести броненосцев и четырёх сильных крейсеров 1-го класса в 7 000 т, наша страна будет адекватно защищена.


Следует заметить, что аналогичные идеи были высказаны и в упомянутой выше записке адмирала Арити, предлагавшего в 1891 г. перейти к заказу броненосце водоизмещением в 11 400 т [7, с. 54].

Изложенное вызывает двойственное впечатление. С одной стороны, собственно японские броненосцы шли на Дальний Восток через Суэцкий канал - иными словами, исходное предположение было "фальсифицировано" при участии самих японцев. С другой стороны, в записке можно обнаружить изрядную долю серьёзного стратегического предвидения. Россия действительно испытывала серьёзные проблемы с развитием ремонтной базы на Дальнем Востоке, что сыграло весьма важную роль в событиях 1896-1905 гг. И России действительно пришлось во время войны послать свой линейный флот вокруг м. Доброй Надежды, что создало немалые организационные и политические трудности, и потребовало много времени.

Собственно проекты японских броненосцев программы 1895-1896 гг. так же вызывают неоднозначную оценку. Решившись приобрести корабли, равные по размерам британским, японцы - за счёт существенного сокращения запаса угля - могли получить очень сильные, действительно сильнейшие в мире броненосцы. На практике соотвтетствующая экономия едва ли была использована в полной мере. Вооружение, в сравнении с броненосцами типа "Формидэйбл" (4 305-мм; 12 152-мм пушек), было незначительно лучше (4 305-мм; 14 152-мм пушек). Японские корабли имели более толстую броню барбетов (356-мм против 305-мм) и лучшую защиту борта по ватерлинии в оконечностях, однако верхний пояс в средней части был существенно тоньше (152-мм против 229-мм), и в целом можно было говорить скорее о перераспределении, чем об усилении бронирования. Тем не менее, существенные конструктивные отличия заслуживают внимания как ещё одно свидетельство нежелания японцев слепо копировать британские образцы.

В целом же, стоит ещё раз подчеркнуть - выбор в пользу броненосцев максимальных размеров был нетипичным и смелым. Этот выбор Ямамото и Сайго сделали вполне осознанно, на основе конкретных стратегических соображений. И эти соображения во многом оправдались.

Средства: боевые крейсера

Выбор в пользу больших броненосцев был оригинальным и значимым решением Ямамото, но, вероятно, ещё более важным для японцев стало приобретение броненосных крейсеров семейства "Асама". Летом 1895 г. этой идеи у Ямамото не было и быть не могло, соответствующую технические идеи и возможности в то время только зрели в Британии. Обоснование крейсеров 1 класса в докладе Сайго было сформулировано следующим образом [7, с. 53]:

- крейсера этой программы являются большими кораблями, каковых ещё никогда не было у нашей страны, и они по своим размерам и силе равны любому броненосному крейсеру или старому броненосцу, который противник может послать на Дальний Восток.

Таким образом была сформулирована основная идея крейсера 1 класса - он должен был быть равен броненосным крейсерам и старым броненосцам противника. За неимением лучшего летом 1895 г. Ямамото и Сайго предлагали взять в качестве прототипа британские бронепалубные крейсера типа "Эдгар" [7, с. 53].  Очевидно, британские "защитники торговли", построенные для борьбы с русскими и французскими крейсерами, в 1895 г. представлялись лучшим выбором. Тем не менее, эти корабли вполне соответствовали раскритикованному Ямамото образу "голого мужчины с мечом"

Между тем, в сентябре 1895 г. фирма Армстронга получила от Чили запрос на проектирование быстроходного крейсера водоизмещением 7 300 т, с 7" поясом из гарвееской брони и вооружением из 2 203-мм и 10 152-мм орудий. Разработка этой идеи привела к появлению "О''Хиггинса" - броненосного крейсера водоизмещением в 8 500 т, с вооружением из 4 203-мм и 10 152-мм орудий. "О'Хиггинс" был заложен в марте 1896 г., и к лету 1896 г., когда японцы обратились к Армстронгу за крейсерами 1 класса, британская фирма могла предложить им совершенно новую идею, на основе которой и был спроектирован "Асама", чуть более крупный (9 600 т), лучше вооружённый (4 203-мм, 14 152-мм пушек) и защищённый, по сравнению с чилийцем

Японцы не были авторами технической концепции, на основе которой был спроектирован "Асама". Однако, идеология "боевого флота" и желание Ямамото иметь корабли со сбалансированными наступательными и оборонительными характеристиками обеспечили привлекательность идеи "О'Хиггинса". При этом отстутствие интереса к действиям на океанских коммуникациях позволяло спокойно воспринять такие слабости проекта, как ограниченный запас топлива или не выдающаяся мореходность.

Более того, получив корабли "чужой" концепции, японцы успешно вписали эту концепцию в совершенно иной контекст. Если чилийцы заказывали "О'Хиггинс" как сильнейший корабль своего флота, то для японцев "Асама" и другие стали дополнением к линкорам. Причём дополняли они и на тактическом уровне - как часть главных сил в линейном бою -  и на уровне оперативном, поскольку могли выполнять традиционные крейсерские задачи на ограниченном театре военных действий. Они стали настоящими "боевыми крейсерами" (опять же используем кальку), при этом японский флот обрёл во многом уникальную структуру линейных сил, с равным числом крупных броненосцев и больших крейсеров (нечто похожее, заметим в скобках, было у итальянцев). Придание "боевых" качеств крейсерам 1 класса позволяло японцам компенсировать преимущество противника в броненосцах во время сражений (особенно важно это было при Цусиме) и создавать качественное превосходство при проведении отдельных операций (эта возможность была в наиболее полном виде реализована во время важнейшей, первой десантной операции в Чемульпо).

Литература

1. Evans D., Peattie M. Kaigun: Strategy, Tactics, and Technology in the Imperial Japanese Navy, 1887-1941. Annapolis, 1997. 662 p.

2. Ono K. Japan’s Monetary Mobilization for War in The Russo-Japanese War in Global Perspective: World War Zero, ed. D. Wolf et al., Leiden-Boston, 2007. PP. 251-270.

3. Кеннеди П. Взлёты и падения великих держав. Екатеринбург, 2018. 848 с.

4. Gow I. Military Intervention in Prewar Japanese Politics: Admiral Katō Kanji and the ‘Washington System’. London, 2004. 376 p.

5. Schencking J. Making Waves: Politics, Propaganda, and the Emergence of the Imperial Japanese Navy, 1868–1922. Stanford, 2005. 297 p.

6. Полутов А.В. Десантная операция японской армии и флота в феврале 1904 г. Инчхоне. Владивосток, 2009. 472 с.

7. Lengerer H. The Genesis of the Six-Six Fleet // Warship, 2019. - PP. 46-57.

8. Arakawa K. The Maritime Transport War - Emphasizing a strategy to interrupt the enemy sea lines of communication (SLOCs) // NIDS Security Reports No.3, March 2002. PP. 98-121.

* - автор признателен ув. fvl1_01 за эту ремарку.

Tags: Цусима, почитать, русско-японская, теория
Subscribe

Posts from This Journal “русско-японская” Tag

  • Вопросы методологии. Метод "третьего объекта"

    Не очень красивый, но точный заголовок. Упоминание линкоров, в сочетании с упоминанием самолётов и ракет, вызвало живую реакцию. Так бывает почти…

  • Учиться настоящим образом

    Трудный выбор. Одной из главных, и даже, пожалуй, главной проблемой российского флота в войне с Японией было то, что наш флот не был…

  • Поучительная история

    Как интерпретировать снарядный ответ. Завершение снарядного сериала заслуживает развёрнутого комментария. Тема, полагаю, была интересна многим…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 63 comments

Posts from This Journal “русско-японская” Tag

  • Вопросы методологии. Метод "третьего объекта"

    Не очень красивый, но точный заголовок. Упоминание линкоров, в сочетании с упоминанием самолётов и ракет, вызвало живую реакцию. Так бывает почти…

  • Учиться настоящим образом

    Трудный выбор. Одной из главных, и даже, пожалуй, главной проблемой российского флота в войне с Японией было то, что наш флот не был…

  • Поучительная история

    Как интерпретировать снарядный ответ. Завершение снарядного сериала заслуживает развёрнутого комментария. Тема, полагаю, была интересна многим…